Популярные статьи

Вызовы в сфере кибербезопасности стали одной из ключевых проблем для операторов критической инфраструктуры энергетики, транспорта, связи и других отраслей. Отдельное место занимает кибербезопасность гражданских ядерных объектов. В чем особенности ядерного сектора с точки зрения обеспечения кибербезо...

Эта статья опубликована в бюллетене "Ядерный Контроль".

Читать бюллетень

 

В ноябре 2018 года на национальном референдуме население Тайваня проголосовало против отказа от атомной энергетики к 2025 году. Плана отказаться от мирного атома придерживалась находящаяся у власти с 2016 года Демократическая...

Ближний Восток по-прежнему остается одним из самых напряженных и нестабильных регионов мира. К застарелым проблемам, таким как арабо-израильский конфликт, добавляются новые вызовы: иракский, йеменский, ливийский и сирийский кризисы, международный терроризм и танкерные войны. Особую роль в дестабилиз...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Военное присутствие России в Центральной Азии будет способствовать стабилизации региона

Виктор Заварзин

Вопросы Безопасности  # 3 (166), апрель 2006

Председатель Комитета по обороне Государственной Думы ФС РФ В.М. Заварзин дал интервью сотруднику ПИР-Центра Сергею Мурсанкову.

ВОПРОС: Не так давно Государственная Дума приняла закон о неправительственных организациях (НПО), который вызвал большой резонанс в России и за рубежом. Кое-кто пытался даже использовать данный факт, чтобы поставить под сомнение саму возможность председательства России в "Большой восьмерке". Каково ваше отношение к этому законопроекту? Какова, на ваш взгляд, должна быть роль неправительственных организаций в формировании оборонной политики России?

ЗАВАРЗИН: Да, вы правы, этот закон вызвал большой резонанс. И не только в России.
Так, 25 января 2006 г. на него было обращено внимание на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, которая небольшим перевесом голосов решила, что принятый закон не отвечает критериям Совета Европы. Думаю, что в этом проявляется недостаточное понимание европейскими парламентариями целей и задач этого документа. Как отметил президент Путин на недавней встрече с канцлером ФРГ А. Меркель, "одна из главных задач закона о НПО - исключить непрозрачные формы финансирования внутри политической деятельности в России".

В ответе на ваш вопрос мне, прежде всего, хотелось бы отметить, что НПО играли и продолжают играть важную роль в становлении гражданского общества в России. Однако следует отделять зерна от плевел. Нужно различать НПО по их деятельности, их целям и задачам, определенным в уставах. Если эти цели не противоречат законам РФ, а деятельность организаций и их финансирование прозрачны и направлены на развитие, например науки, культуры, образования, или на другие важные для общества вопросы, то работу таких организаций можно только приветствовать. Теперь о роли НПО в оборонной политике. Есть ряд организаций, которые осуществляют достаточно детальный анализ угроз и вызовов безопасности современного мира. Их выводы учитываются при выработке оборонной политики России. Взаимодействие государственных органов с такими НПО может помочь в понимании сути и механизмов угроз, в поиске эффективных путей противодействия им. Как говорят, одна голова хорошо, а две - лучше. Поэтому учет мнений и результатов работы НПО по данному направлению может внести определенный вклад в дело формирования оборонной политики Российской Федерации.

ВОПРОС: ПИР-Центр, на наш взгляд, показывает один из примеров конструктивного подхода к участию НПО в мероприятиях по подготовке российского председательства в "Большой восьмерке". В координации с администрацией президента РФ и Министерством иностранных дел РФ мы готовим Международную конференцию "Глобальная безопасность и "восьмерка": вызовы и интересы. На пути к Санкт-Петербургскому саммиту", которая будет проходить в Москве с 20 по 22 апреля 2006 г. Цель конференции - за два месяца до начала саммита обсудить круг вопросов, которые встанут перед лидерами "восьмерки" в Санкт-Петербурге, обменяться мнениями между представителями государственных структур, лидерами международного экспертного сообщества и бизнес-сообщества, сосредоточившись при этом на практических рекомендациях. Надеемся, что вы станете не только гостем, но и активным участником этой конференции.

ЗАВАРЗИН: С удовольствием принимаю ваше приглашение. Думаю, что проведение такой конференции будет только способствовать решению задач, стоящих перед Россией в ее роли председателя в "Большой восьмерке" в этом году.

ВОПРОС: В рамках конференции мы предлагаем вам выступить с докладом на секционном заседании "Вызовы безопасности в Центральной Азии". Вы посвятили несколько лет жизни проблеме стабилизации обстановки в этом регионе. Более подробно ваше видение ситуации мы, конечно, узнаем в ходе заседания. А сейчас, если можно, коротко: каково значение Центральной Азии для России сейчас и что вы считаете основными вызовами безопасности региона?

ЗАВАРЗИН: Центральная Азия сегодня является одним из наиболее проблемных регионов на постсоветском пространстве. Власти Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана все чаще сталкиваются с растущими социально-экономическими, межэтническими, межклановыми противоречиями. Вызов правительствам центральноазиатских государств со стороны местных исламских кругов сохраняется. В регионе и со стороны его южных соседей сохраняется угроза наращивания сил международного терроризма и наркобизнеса. Создают известную напряженность в отношениях между соседями и односторонние акции по "укреплению границ", взаимные территориальные претензии и межэтнические противоречия.

Система взаимодополняющих хозяйственных связей, прежде всего в области совместного использования топливно-энергетических, водных и других ресурсов, фактически отсутствует или дает постоянные сбои. На передний план вышли прагматические, коммерческие интересы. Отсюда и периодическое использование тактики газовых, транспортных, таможенных, энергетических и даже продовольственных блокировок (например, "газовая война" между Узбекистаном и Киргизией). Осуществляемые в центральноазиатских республиках экономические реформы существенно разнятся по темпам и направленности. В основе экономической политики остается стремление к модернизации и встраиванию в мировые хозяйственные связи на основе развития сырьевой ориентации.

К сожалению, не всегда взаимоотношения глав государств региона носят рациональный характер. Немалое значение при этом имеет и разнонаправленность их региональных и международных внешнеполитических установок.

Вопрос безопасности остается достаточно болезненным для стран региона, поскольку все они чувствуют свою уязвимость по отношению не только к любому внешнему воздействию, но и к внутренним катаклизмам. Это наглядно показало, например, жесткое силовое подавление вооруженного мятежа в Узбекистане в 2005 г., а также игнорирование исламского проекта в Киргизии новой элитой страны после силового демонтажа режима Акаева.

В данной ситуации из политических задач, стоящих перед Россией в Центральной Азии, я бы выделил прежде всего разработку реализуемой комплексной стратегии взаимо действия с государствами региона и направлений долгосрочной стабилизации обстановки. Полагаю, что необходимо сохранение политического и наращивание экономического присутствия в регионе (по примеру соглашения Газпрома с таджикским правительством 2003 г. о праве распоряжения туркменским газом на 25 лет, а также долгосрочное соглашение между Россией и Узбекистаном о разработке РФ газовых месторождений на 35 лет). Целесообразно наращивание участия в новых инфраструктурных и энергетических проектах региона, разработке перспективных месторождений нефти и урановой руды.

Большой вклад в стабилизацию обстановки в регионе внесло бы всестороннее развитие Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая может реально претендовать на роль сдерживающей коллективной силы в Евразии. Ведь эта межправительственная международная организация, образованная 15 июня 2001 г. в Шанхае по инициативе Китая, России и четырех стран Центральной Азии, объединяет государства, общая площадь территории которых составляет более 30 млн кв. км (три пятых общей площади Евразийского континента). Численность населения - почти 1,5 млрд чел., или примерно четверть населения всего мира. Если политическое и военное руководство стран-членов ШОС будут проводить скоординированную политику в области обеспечения безопасности, придерживаться принципов, определенных в подписанной ими и заложившей правовые основы для коллективного противодействия общим для всех стран региона угрозам и вызовам "Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом", то они смогут добиться впечатляющих результатов.

Потенциал стран-членов ШОС действительно велик, но, как отметил наш президент на последнем саммите ШОС, «надо его конвертировать в реальную отдачу». И главное при этом - сохранить верность атмосфере так называемого "шанхайского духа", который включает в себя взаимное доверие, взаимную выгоду, равенство, уважение к интересам и мнениям друг друга, взаимные консультации, выход на взаимопонимание через консенсус и добровольное согласие выполнять достигнутые договоренности.

Военное присутствие РФ в регионе и его наращивание, особенно в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), также способствовало бы стабилизации в Центральной Азии, могло бы быть направлено на нейтрализацию американского стратегического преимущества и оказание сковывающего влияния на американские группировки в Персидском заливе и Афганистане при обострении американо-иранских и американо-китайских отношений. Укрепление и расширение оборонного единства с союзниками по ОДКБ необходимо России в целях сохранения территориальной целостности, защиты от террористической и других внешних угроз, удержания суверенных прав в сфере обладания природными ресурсами и контроля над жизненно важной транспортной инфраструктурой.

Есть и другие, не менее важные задачи, которые нужно решать. Это и борьба с наркотрафиком, и жесткий контроль над проблемой нераспространения оружия массового поражения из региона, и ряд других проблем. Для их решения России, как я уже отмечал, необходимо развивать всестороннее сотрудничество со странами региона.

ВОПРОС: Другая тема, практической работе над которой вы отдали часть своей жизни, это взаимоотношения России с НАТО. Как вам видятся здесь дальнейшие направления возможного сотрудничества, и какие препятствия есть на этом пути?

ЗАВАРЗИН: Качество отношений между Россией и НАТО меняется к лучшему. Это происходит прежде всего благодаря созданию Совета Россия-НАТО (СРН). Сегодня нет крупных политических проблем, которые стопорили бы дальнейшее наращивание политического диалога и проработку сугубо практических мер, способствующих повышению безопасности на евроатлантическом пространстве.

Формат Совета позволяет нам откровенно говорить о проблемах, которые сохраняются, в том числе и о весьма чувствительных вопросах. Удается выходить и на совместные решения на основе учета интересов сторон.

Подготовлен целый ряд исследований и оценочных документов в отношении того, как могут практически сотрудничать Россия и НАТО. Некоторые из этих разработок апробированы в ходе совместных учений. Результаты положительные и обнадеживающие.

С особым удовлетворением хочу отметить развитие военного сотрудничества. Увеличивается количество совместных мероприятий, учений. Позитивно, что многие теоретические наработки по взаимодействию мы начинаем проверять на практике. С этого года наши военные впервые с момента вывода российского контингента с Балкан участвуют вместе в контртеррористической операции в Средиземном море.

Однако сейчас, по моему мнению, в отношениях с альянсом возникла ситуация, когда для нашего совместного движения вперед требуется новый дополнительный импульс трудным направлениям, чтобы найти эффективные механизмы продвижения их вперед, либо свернуть их, а основные усилия сосредоточить на наиболее перспективных направлениях. Короче говоря, требуется своего рода свежий старт. Необходимо провести определенную ревизию отдельных областей сотрудничества. Причем такое положение дел возникло во многом в силу объективных обстоятельств - задачи и цели Римской декларации с учетом новизны дела были сформулированы довольно осторожно, и на данный момент они в основном реализованы. На повестке дня стоит вопрос о переходе к следующей, более продвинутой фазе сотрудничества - оперативному взаимодействию между Россией и НАТО в реагировании на новые угрозы и вызовы.

При этом ключевое значение для закрепления стабильности и предсказуемости в наших отношениях, безусловно, имеют задача дальнейшего укрепления доверия, транспарентность, всесторонний взаимный учет интересов, недопустимость применения двойных стандартов.

В российском руководстве и в Государственной Думе высоко оценили конструктивный отклик генсекретаря НАТО на наши озабоченности в связи с модернизацией военной инфраструктуры в странах Балтии. Мы приняли к сведению подтверждения обязательств Основополагающего Акта не развертывать ядерное оружие на территории новых членов НАТО, не размещать там существенные боевые силы, а также не создавать в этих целях инфраструктуру.

Положительно оцениваю готовность альянса к транспарентности в вопросах модернизации военной инфраструктуры на территории балтийских государств. Начавшиеся в странах Балтии работы по освоению и модернизации аэродромов, военно-морских баз и полигонов были, естественно, с настороженностью восприняты в нашей стране. Ведь речь идет о районе, где, как представляется, сегодня нет реальных военных угроз безопасности, не предвидится кризисов или крупных конфликтов.

С учетом выхода НАТО на наши границы (нельзя в принципе исключать возможности инцидентов в воздухе или на море, пусть даже по чисто техническим причинам - сложные метеоусловия и т.п.) имеет смысл совместно проработать дополнительные меры по предотвращению возможных инцидентов, связанных с функционированием вблизи друг друга контингентов вооруженных сил России и НАТО.

Запуск таких мер доверия, транспарентности и предотвращения инцидентов позволил бы нам обеспечить четкую координацию полетов наших гражданских и военных самолетов, проработать эффективную систему защиты на случай несанкционированных отклонений от маршрутов или захвата судов террористами, а также в экстренных аварийных ситуациях.

Большое значение, прежде всего в плане укрепления доверия, имело бы также создание общей системы мониторинга воздушной обстановки и управления воздушным движением в балтийском регионе.

Необходимо продолжать разрабатывать и такие перспективные направления, как работа над совместимостью систем ПРО ТВД. Готовы углублять сотрудничество в ряде областей военной и военно-технической деятельности, в вопросах оперативной совместимости военных сил России и НАТО.

Следует заметить, что в наших отношениях остаются вопросы, по которым наши позиции расходятся. Прежде всего, это касается адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Мне кажется, что в НАТО искусственно увязывают ратификацию Договора с выполнением Россией не связанных с ним так называемых "стамбульских обязательств" по Грузии и Молдове. Более того, Россия уже ратифицировала Договор. Для нас Договор не более важен, чем для НАТО, и его разрушение не явится для России невосполнимой потерей.

У нас сохраняется озабоченность по поводу расширения НАТО. Этот процесс затрагивает политические, военные и в определенной степени экономические интересы России. И это при том, что страны Балтии не являются членами Договора об ОВСЕ, а в Латвии и Эстонии сохраняется острая ситуация в связи с дискриминацией русскоязычного населения.

НАТО приняла новых членов со всеми их внутренними острыми проблемами и нерешенными вопросами, тем самым взяв на себя ответственность за их решение.

Этот фактор накладывает определенный отпечаток и на развитие партнерских связей РОССИЯ - НАТО. Пора НАТО превращаться из чисто военной в политическую организацию.

И сейчас главная задача – превратить механизм "Россия-НАТО" из политического фактора, который уже играет большую роль в формировании духа современной системы международных отношений, в фактор, который определяет практические действия альянса и России в силовой сфере.

Значительный вклад в повышение эффективности работы на антитеррористическом треке и в вопросах восстановления Афганистана может внести взаимодействие между ОДКБ и НАТО. ОДКБ накоплен определенный позитивный опыт в решении этих проблем. В конце мая 2005 г. состоялись консультации на уровне заместителей министров иностранных дел, обороны и секретарей советов безопасности стран ОДКБ, в ходе которых среди прочих обсуждался вопрос о координации совместной деятельности в вопросах постконфликтного обустройства Афганистана. Безусловно, обеим организациям взаимодействие по этому направлению будет выгодно и сможет продемонстрировать единство при разрешении проблем безопасности в Центрально-Азиатском регионе. Мы также выступаем и за различный формат механизмов такого взаимодействия.

ВОПРОС: Можно кратко подвести итоги работы Комитета в 2005 г. и обозначить, над чем работают в Комитете по обороне сегодня?

ЗАВАРЗИН: Комитет рассмотрел за 2005 г. более 200 законопроектов. Не буду утомлять вас перечислением, а заострю внимание на том, что, на наш взгляд, чрезвычайно важно.
Одним из направлений работы Комитета по обороне в осеннюю сессию было законодательное обеспечение повышения качества подготовки офицерских кадров.

Ключом к решению этой проблемы стало формирование условий для научно-педагогического роста профессорско-преподавательского состава военных образовательных учреждений.

Многие годы эта проблема не решалась. Однако Комитету удалось в этом году добиться согласия правительства на то, чтобы в 2006 г. научно-педагогический состав военных училищ, имеющий ученую степень, мог получить воинское звание на ступень выше занимаемой должности до полковника включительно, ежемесячные выплаты за ученые степени составят 3 тыс. руб. для кандидата наук и 7 тысяч для доктора наук. Кроме того, военнослужащие, занимающие должности доцента и профессора, получат надбавки к должностным окладам в 40 и 60 % соответственно.

Активную работу Комитет вел и продолжает вести и по решению проблемы начисления пенсий военнослужащим с учетом стоимости продпайка. Фактически в этом вопросе Комитет сегодня вызвал огонь на себя. Приходится вести постоянный нелицеприятный диалог и с правительством, и с Верховным Судом и с Генеральной прокуратурой.

Вопрос очень сложный. Его цена около 60 млрд руб. Простого решения нет. Однако в состоянии умолчания эта проблема не может оставаться и она будет решена.

Государственной Думе удалось добиться от правительства Российской Федерации решения проиндексировать денежное довольствие военнослужащих (военные пенсии):
с 1 января 2006 г. - на 15%,
с 1 января 2007 г. - на 10%,
с 1 января 2007 г. - на 15%,
с 1 января 2008 г. - на 15%.

Государственная Дума повышение денежного довольствия в 2006 г. профинансировала.

Еще одна острая проблема, над которой работал Комитет в осеннюю сессию - это проблема применения к военнослужащим дисциплинарного ареста, то есть содержание на гауптвахте.

В настоящее время вопросы преступности и дисциплины в вооруженных силах РФ приобрели особую остроту. В этой связи мы считаем крайне важным принятие в первом чтении законопроекта "О порядке применения к военнослужащим дисциплинарного ареста". Суть законопроекта состоит в том, что он направлен на применение к военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, дисциплинарного взыскания в виде дисциплинарного ареста на основании решения суда.

Еще одна острая проблема, которая постоянно находится в поле зрения Комитета – это жилищное обеспечение военнослужащих.

Сегодня около 160 с половиной тыс. семей военнослужащих нуждаются в жилье. Из них 80 тыс. 600 семей нуждаются в постоянном, около 50 тыс. - в служебном и около 31 тыс. семей нуждаются в улучшении жилья.

Решение этой проблемы видится по следующим направлениям:

Первое. Создание фонда служебного жилья на штатную численность личного состава. В 2006 г. фонд увеличится на 19 тыс. квартир и достигнет уровня более 200 тыс. Всего же необходимо на перспективную группировку войск (сил) иметь примерно 480 тыс. служебных квартир.

Второе. Получение военнослужащими жилья по накопительно-ипотечной схеме. Все законодательные акты для реализации такого способа жилищного обеспечения разработаны.

В течение двух лет на индивидуальные накопительные счета военнослужащих - участников этой программы поступит по 77,6 тыс. руб. каждому. 37 тыс. руб. в этом году и 40,6 тыс. руб. - в следующем. В 2005 г. на эту программу выделено 1 млрд, на 2006 г. - 3,3 млрд руб.

Третье направление – обеспечение военнослужащих постоянным жильем в обычном порядке, то есть предоставление жилья в собственность за счет покупки и строительства его Минобороны или через программу ГЖС.

К сожалению, объемы финансирования не обеспечивают требуемых объемов получения жилья.

На 2006 г. на жилищное обеспечение выделено 10,4 млрд руб., что даст возможность получить около 7,9 тыс. квартир. Это незначительно превышает уровень 2005 г. В основном снижение эффективности прямого инвестирования на жилье связано с опережающим ростом цен на жилищном рынке по сравнению с уровнем инфляции инвестиций в основные фонды. В то время как показатель уровня инфляции по инвестициям в 2006 г. относительно 2001 г. возрос в 1,7 раза, средняя стоимость одной квартиры для военнослужащих выросла за этот период в 2,55 раза.

На жилищное обеспечение посредством ГЖС запланировано 6,2 млрд руб. Это примерно 7,8 тыс. сертификатов, что недостаточно для обеспечения всех увольняемых в 2006 году. Дополнительная потребность составляет примерно 3,2 млрд руб., или 4 тыс. сертификатов.

Частично проблема может быть решена за счет выпуска в 4-м квартале 2006 г. дополнительного количества сертификатов с погашением их в 2007 г. Подобная практика использовалась в 2004 г.

Как вы знаете, средняя рыночная стоимость квадратного метра жилья отличается от сертификатной. Если для небольших регионов эта разница несущественна, то для центра создает фактически непреодолимые проблемы в приобретении жилья. Для приближения стоимости сертификата к реальной цене жилья президентом поставлена задача выделить в 2006 г. дополнительно 15 млрд руб.

Однако недостаточность финансирования только одна из причин. Мы полагаем, что даже при существующих объемах финансирования за счет более рационального использования средств можно было бы получить более существенные результаты.

В настоящее время значительная часть средств, выделяемых Минобороны, расходуется на содержание жилья, которое заселено гражданами, утратившими связь с военным ведомством. Мы полагаем, что нужна программа, с соответствующим финансовым обеспечением, ускоренной передачи такого фонда органам местного самоуправления.

Что нас смущает. Во-первых, то, что запуск механизма накопительно-ипотечной системы накладывается на существующие проблемы жилищного обеспечения. При недостаточности средств на предоставление жилья тем, кому по закону оно положено сейчас, государство начало откладывать весьма существенные средства для тех, кто получит право на жилье не ранее чем через 10 лет, а для большинства - через 20 лет.

Во-вторых, нет гарантий того, что цены на рынке жилья в обозримой перспективе позволят военнослужащим на накопленные средства приобрести достойное жилье.

Продолжать не буду. Скажу только, что проблема жилищного обеспечения военнослужащих сложная и решать ее придется еще достаточно долго. Ждать легких побед и быстрых результатов, увы, не приходится. Но будем работать. Дорогу осилит идущий.

Сегодня в пакете Комитета более 30 законопроектов. Они касаются всех ключевых направлений законодательного обеспечения деятельности вооруженных сил. Особое внимание, по нашему убеждению, мы также будем уделять вопросам социального обеспечения военнослужащих, проблемам обеспечения жильем, финансированию вооруженных сил и другим.

В.М. Заварзин - Председатель Комитета по обороне Государственной Думы ФС РФ

О БЮЛЛЕТЕНЕ

 

Бюллетень выходит ежемесячно (кроме января и августа). В бюллетене публикуются комментарии российских экспертов, посвященные проблемам распространения ОМУ, терроризма с использованием оружия массового уничтожения, экспортного контроля, ядерной энергетики, военно-технического сотрудничества, глобальной безопасности. Мнение авторов бюллетеня может не совпадать с мнением ПИР-Центра. Все права на публикацию данного бюллетеня и информации, в нем содержащейся, принадлежат ПИР-Центру. Полное или частичное воспроизведение данного бюллетеня возможно только с письменного согласия ПИР-Центра. Выпуск издания осуществляется при поддержке Фонда Плаушер.


Выходные данные cтатьи:

Вопросы Безопасности # 3 (166), апрель 2006

Обсуждение

 
 
loading