Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

По итогам второй сессии Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) ее председатель посол Республики Польша Адам Бугайский дал эксклюзивное интервью бюллетеню Ядерный Контроль и поделился своими взглядами на прошедшую ...

«Этичный искусственный интеллект» становится инструментом политики image

Европейский подход к ИИ

Более 30 стран и государственных объединений в той или иной форме уже определили свои национальные стратегии в области ИИ[i]. Однако у большинства

из них работа пока ведется в рамках теоретических проработок или оформления начальных организационных решений. К этой группе след...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : заведующий отделом бизнеса газеты «Коммерсант»
Все эксперты

"Решение по АЭС, во многом зависит от того, насколько обострятся конфликты между Брюсселем и Будапештом"

Владимир Степанов

В конце февраля 2015 г. Европейская комиссия и Евратом выступили с возражениями относительно проекта строительства ГК Росатом АЭС Пакш-2 в Венгрии. После напряженных переговоров сторонам удалось урегулировать вопрос по поставкам топлива на АЭС, и Евратом снял свои возражения против проекта. Тем не менее, остались вопросы антимонопольного характера и позиция Еврокомиссии. На Ваш взгляд, это все еще может помешать реализации проекта?

Мне кажется, что сейчас сложно говорить о перспективах разбирательств между Будапештом и Брюсселем. Вокруг Пакша сейчас идет слишком сложная политическая игра. С одной стороны, Еврокомиссия в данный момент в принципе, скорее, не в восторге от любых российских энергопроектов в ЕС, и АЭС Пакш – не исключение. С другой стороны, Виктор Орбан успешно борется за титул главного евроскептика ЕС, и, возможно, в Брюсселе его политика вызывает даже большее раздражение, чем присутствие «Росатома» в Венгрии. В этой ситуации давление на проект достройки Пакша выглядит скорее, как инструмент борьбы ЕК с Орбаном, и решение по АЭС, видимо, во многом зависит от того, насколько обострятся конфликты между Брюсселем и Будапештом.

Насколько, на Ваш взгляд, этот контракт важен для России?

Я не уверен, есть ли у достройки АЭС Пакш по проекту Росатома понятный экономический эффект – основные средства выделяет в виде долгосрочного госкредита российский бюджет, и перспективы возвращения этих средств РФ пока не слишком определенные. Самому Росатому, видимо, нужен любой проект по строительству АЭС – в частности, для загрузки собственных машиностроительных, инжиниринговых, топливных мощностей.

Согласно договоренностям, поставки топлива на Пакш-2 будут вестись на тех же условиях, что и на АЭС Ханхикиви-1, почему подобная схема не была использована с самого начала?

Я не думаю, что можно корректно сравнить эти проекты: в случае с Ханхикиви-1 партнером Росатома является большой консорциум инвесторов с разнообразными коммерческими интересами, контракт на Пакш госкорпорация заключала по сути с правительством Венгрии. Финская ситуация явно потребовала большей гибкости от «Росатома» при заключении договоренностей на поставки топлива.

Венгерский парламент принял законопроект, накладывающий на информацию об условиях контракта на строительство Пакш-2 гриф секретности на 30 лет. С чем это связано, на Ваш взгляд? Не усилит ли подобное решение противников сделки? 

Возможно, это некоторым образом связано с тем, что ЕС сейчас активно обсуждает энергетический союз, в рамках которого чиновники Брюсселя могут получить право одобрять или визировать все контракты европейских компаний с внешними поставщиками энергоресурсов. В такой ситуации стране логично пытаться максимально защитить свои атомные проекты от излишнего любопытства. Впрочем, этот закон с легкостью может отменить любой следующий состав парламента, в котором сторонники Орбана и сотрудничества с РФ не будут иметь большинства голосов.

Насколько типичной была реакция Евратома в данном случае? Были ли прецеденты подобного вмешательства европейского регулятора в сделки до этого?

С одной стороны, ESA действительно имеет право (и обязано) соподписывать все контракты на поставки ядерного топлива и может требовать диверсификации поставщиков. Прецеденты, когда ESA требовало пересмотреть контракт, случались и ранее, но, насколько мне известно, не слишком часто. Но нынешняя ситуация настолько конфликтна в политической сфере (как по линии Брюссель–Москва, так и по линии Брюссель–Будапешт), что было бы удивительно, если бы у ESA не появилось вопросов к топливному контракту.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 4 (463), Апрель 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading