Популярные статьи

Международному центру по обогащению урана (МЦОУ) исполнилось 10 лет. Генеральный директор МЦОУ Глеб Ефремов в эксклюзивном интервью Ядерному Контролю рассказывает основателю и советнику ПИР-Центра Владимиру Орлову о достижениях Центра и планах на будущее.

- Какие, на Ваш взгляд, можно подвести основ...

Томский государственный университет давно зарекомендовал себя в российских и международных кругах как «кузница кадров» в области нераспространения ядерного оружия, причем кузница качественная и авторитетная. Поэтому особенно отрадно, что, напряду с подготовкой молодых специалистов в данной сфере, ТГ...

В первые годы после окончания холодной войны Россия не уделяла должного внимания тому факту, что американское ядерное оружие (ЯО) расположено на территории государств, не обладающих ядерным оружием (НЯОГ), так как пыталась выстроить партнерские отношения с США и НАТО. Лишь в последние пять – шесть л...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : заведующий отделом бизнеса газеты «Коммерсант»
Все эксперты

"Решение по АЭС, во многом зависит от того, насколько обострятся конфликты между Брюсселем и Будапештом"

Владимир Степанов

В конце февраля 2015 г. Европейская комиссия и Евратом выступили с возражениями относительно проекта строительства ГК Росатом АЭС Пакш-2 в Венгрии. После напряженных переговоров сторонам удалось урегулировать вопрос по поставкам топлива на АЭС, и Евратом снял свои возражения против проекта. Тем не менее, остались вопросы антимонопольного характера и позиция Еврокомиссии. На Ваш взгляд, это все еще может помешать реализации проекта?

Мне кажется, что сейчас сложно говорить о перспективах разбирательств между Будапештом и Брюсселем. Вокруг Пакша сейчас идет слишком сложная политическая игра. С одной стороны, Еврокомиссия в данный момент в принципе, скорее, не в восторге от любых российских энергопроектов в ЕС, и АЭС Пакш – не исключение. С другой стороны, Виктор Орбан успешно борется за титул главного евроскептика ЕС, и, возможно, в Брюсселе его политика вызывает даже большее раздражение, чем присутствие «Росатома» в Венгрии. В этой ситуации давление на проект достройки Пакша выглядит скорее, как инструмент борьбы ЕК с Орбаном, и решение по АЭС, видимо, во многом зависит от того, насколько обострятся конфликты между Брюсселем и Будапештом.

Насколько, на Ваш взгляд, этот контракт важен для России?

Я не уверен, есть ли у достройки АЭС Пакш по проекту Росатома понятный экономический эффект – основные средства выделяет в виде долгосрочного госкредита российский бюджет, и перспективы возвращения этих средств РФ пока не слишком определенные. Самому Росатому, видимо, нужен любой проект по строительству АЭС – в частности, для загрузки собственных машиностроительных, инжиниринговых, топливных мощностей.

Согласно договоренностям, поставки топлива на Пакш-2 будут вестись на тех же условиях, что и на АЭС Ханхикиви-1, почему подобная схема не была использована с самого начала?

Я не думаю, что можно корректно сравнить эти проекты: в случае с Ханхикиви-1 партнером Росатома является большой консорциум инвесторов с разнообразными коммерческими интересами, контракт на Пакш госкорпорация заключала по сути с правительством Венгрии. Финская ситуация явно потребовала большей гибкости от «Росатома» при заключении договоренностей на поставки топлива.

Венгерский парламент принял законопроект, накладывающий на информацию об условиях контракта на строительство Пакш-2 гриф секретности на 30 лет. С чем это связано, на Ваш взгляд? Не усилит ли подобное решение противников сделки? 

Возможно, это некоторым образом связано с тем, что ЕС сейчас активно обсуждает энергетический союз, в рамках которого чиновники Брюсселя могут получить право одобрять или визировать все контракты европейских компаний с внешними поставщиками энергоресурсов. В такой ситуации стране логично пытаться максимально защитить свои атомные проекты от излишнего любопытства. Впрочем, этот закон с легкостью может отменить любой следующий состав парламента, в котором сторонники Орбана и сотрудничества с РФ не будут иметь большинства голосов.

Насколько типичной была реакция Евратома в данном случае? Были ли прецеденты подобного вмешательства европейского регулятора в сделки до этого?

С одной стороны, ESA действительно имеет право (и обязано) соподписывать все контракты на поставки ядерного топлива и может требовать диверсификации поставщиков. Прецеденты, когда ESA требовало пересмотреть контракт, случались и ранее, но, насколько мне известно, не слишком часто. Но нынешняя ситуация настолько конфликтна в политической сфере (как по линии Брюссель–Москва, так и по линии Брюссель–Будапешт), что было бы удивительно, если бы у ESA не появилось вопросов к топливному контракту.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 4 (463), Апрель 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading