Популярные статьи

Ситуация вокруг соглашения об иранской ядерной программе остается напряженной.  В интервью «Ядерному Контролю» член Экспертного совета ПИР-Центра, советник главы Организации по атомной энергии Ирана посол Али Асгар Солтание обрисовал свое видение международного режима нераспространения и места в нем...

3 сентября 2017 г. КНДР провела свое шестое ядерное испытание. О том, с какой целью могут проводиться ядерные испытания, в интервью «Ядерному Контролю» рассказал член Совета ПИР-Центра, начальник 12 Главного управления министерства обороны России (1992–1997 гг.) генерал-полковник Евгений Маслин.

– З...

Вопрос сотрудничества между зонами, свободными от ядерного оружия, (ЗСЯО) нечасто поднимается в рамках обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и других тематических международных площадок. Государства уделяют больше внимания вопросам, которые могут оказать критическое ...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Место работы : Посол, член Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума
Все эксперты

"Уровень конфронтации на Обзорной конференции не стоит оценивать по внешним проявлениям"

Джаянта Дханапала

На данный момент сложно делать выводы, но складывается впечатление, что Обзорная конференция 2015 г. проходит в более позитивной обстановке, чем ожидалось. Вы согласны с такой оценкой?

По итогам первой недели Конференции сложно предсказать, как будут развиваться события. Сейчас обстановка действительно спокойная, но это не означает, что она останется таковой до конца Конференции. Тот факт, что нет пока нет ни вопросов, по которым мнения бы однозначно совпадали, ни очевидных противоречий, само по себе не очень хороший знак для итогов Конференции. Мы знаем, что существуют глубокие противоречия, налицо невыполнение пунктов Заключительного документа ОК ДНЯО 2010 года, и очевидно, что рано или поздно эти разногласия проявятся. Рабочие документы Конференции это отражают, в частности в том, что касается создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения (ЗСОМУ), на Ближнем Востоке. По мнению арабских государств, процесс, инициированный фасилитатором Конференции по ЗСОМУ Яакко Лааявой, дошел до своего логического завершения. И теперь они находятся в поиске новых вариантов. Мы должны учитывать такие сигналы, так как они обозначают проблемные вопросы, которые необходимо будет обсуждать.  

Что касается ЗСОМУ, в 2013 году мы были свидетелями резких жестов по этому поводу, делегация Египта даже покинула заседание Подготовительного комитета к Обзорной конференции. Но сейчас все проходит намного спокойнее. Как Вам кажется, на данный момент можно говорить о сдвиге в сторону сотрудничества? 

Я думаю, уровень конфронтации не стоит оценивать по внешним проявлениям, таким как уход с сессии Подготовительного комитета, или по их отсутствию. Фактом является растущее беспокойство относительно невыполнения прошлых обещаний. Если мы посмотрим на ход осуществления плана действий из 64 пунктов по ядерному нераспространению, то, отчеты показывают, что план выполняется очень плохо. Во-вторых, попытки созвать конференцию в 2012 году потерпели крах, в целом, в этом направлении нет никакого прогресса. В-третьих, безусловно, растет актуальность дискуссии о гуманитарных последствиях применения ядерного оружия: уже было организовано три международных конференции, а к последнему заявлению Австрии по гуманитарным вопросам присоединились 155 стран. Эти вопросы, вполне могут выйти на верхние строчки повестки дня последних дней Конференции.  

Какие выводы можно сделать из того, что впервые за 20 лет Израиль присутствует на Обзорной конференции в качестве наблюдателя? Говорит ли это о его готовности к диалогу? 

Лично я думаю, что это политический ход. Израиль делает это не впервые, но сейчас его цель – восстановить отношения с США после кризиса, вызванного выступлением Б. Нетаньяху в Конгрессе, которое стало настоящей пощечиной для американского президента. Ни одной стране мира такое бы не сошло с рук, кроме Израиля. Думаю, Б. Нетаньяху осознал ошибочность своих действий, и сейчас пытается исправить ошибки. Поэтому оценивать присутствие Израиля стоит через призму американо-израильских отношений, а не в контексте участия Израиля в процессе ДНЯО.  

Конференция началась на позитивной ноте, если не считать весьма жёсткого обмена заявлениями между Россией и США. Однако, за этим последовало совместное заявление ядерной пятерки, что было воспринято, как хороший знак. Как вы думаете, смогут ли разногласия между Россией и Западом повлиять на ход Конференции?  

Это фундаментальные противоречия. На долю США и России приходится 93% всего ядерного оружия в мире, и, если переговоры между этими странами в области ядерного оружия прерываются, это означает приостановку выполнения Статьи VI ДНЯО. Конечно, мы слышали заявление пятерки, озвученное Великобританией, которая пытается выступать посредником, но в сухом остатке мы имеем отсутствие прогресса в двусторонних переговорах и тот факт, что переговоры по следующим шагом в области ядерного разоружения отсутствуют на повестке дня.  

Следующий вопрос относительно гуманитарных аспектов ядерного разоружения. Какой Вы видите роль этой инициативы? Будет ли она способствовать укреплению обзорного процесса ДНЯО, или же, возможно, станет альтернативой обзорному процессу?   

Я не думаю, что эта инициатива может стать альтернативой обзорному процессу ДНЯО. Она, скорее, может выступать в качестве дополнительного механизма, причем не только в рамках ДНЯО, но и на Конференции по разоружению, других площадках, где обсуждается ядерное разоружение. Инициатива также может проявить себя при обсуждении прав человека в системе ООН, она заслуживает этого. Это важный вопрос прав человека, гуманитарного права. В целом, инициатива может иметь разноплановый положительный эффект.  

Есть ощущение, что Гуманитарная инициатива так ярко представлена потому, что не все страны участвуют в этом процессе. Однако, если количество стран, поддерживающих заявление по гуманитарным аспектам ядерного оружия, достигнет 191, то зачем нужно будет посещать отдельные конференции, если все эти вопросы и так можно будет обсудить на ОК ДНЯО в том же составе?

Не совсем согласен. Здесь мы видим обсуждение вопроса в другом контексте. Существуют экологические, гуманитарные и, непосредственно, разоруженческие причины по которым мы должны избавиться от ядерного оружия. И, если подходить к вопросу комплексно, то давление на государства, обладающие ядерным оружием, будет оказываться не только на разоруженческих площадках или ОК ДНЯО. Таким образом, государства, не обладающие ядерным оружием, смогут оказывать давление на ядерные державы по целому ряду направлений.

Как было сказано ранее, мы не можем рассчитывать, что посещение Израилем Обзорной конференции изменит его подход к разоружению. На Ваш взгляд, как можно оценить участие Пакистана и Индии в конференциях, посвященным гуманитарным аспектам ядерного оружия? Это имеет какое-то значение, или они также присутствуют на Конференции по политическим соображениям, не связанным с разоружением? 

Я думаю, если посмотреть внимательно на позицию Индии и Пакистана, то очевидно, что в прошлом граждане этих стран всерьез опасались, что другие государства могут применить ядерное оружие, и когда поняли, что прогресса в разоружении нет, они сочли, что только ядерное оружие может гарантировать их безопасность. Но необходимо помнить, что что теперь народы этих стран могут солидаризироваться с другими членами международного сообщества в вопросах ядерного разоружения, могут разделить общую озабоченность в отношении гуманитарного измерения ядерного оружия и его использования. Осведомленность по ядерной тематике растет, и рано или поздно они начнут критически воспринимать наличие ядерного оружия в собственном государстве.  

Вы были председателем Обзорной конференции 1995 г. Видите ли Вы серьезные изменения в обзорном процессе ДНЯО, появились ли какие-либо тенденции, которые будут важны на следующих Обзорных конференциях в 2020, 2025 годах?

Я думаю, что основной тенденцией будет усиливающаяся неудовлетворенность государств, не обладающих ядерным оружием, результатами обзорного процесса. Мы далеко ушли от выполнения обещаний, данных 1995 году на Обзорной конференции, председателем которой был я. Тогда я серьезно отнесся к пожеланиям государств-членов, которые высказывались за бессрочное продление ДНЯО, но на определенных условиях. Сейчас очевидно, что эти условия не соблюдаются, и придет время, когда некоторые страны могут захотеть выйти из режима ДНЯО. В мире растет стремление к ликвидации ядерного оружия, а поэтапный процесс демонстрирует свою неэффективность. Это усиливающееся нетерпение по отношению к поэтапному процессу разоружения, я считаю, и будет основной тенденцией следующих Обзорных конференций. Особенно, учитывая, что мы приближаемся к пятидесятому юбилею ДНЯО.  Сложно предугадать, во что это выльется – многое будет зависеть от международной обстановки, от отношений внутри ядерного клуба, от того, увидим ли мы прогресс в области разоружения. 

Вы затронули тему Конвенции о запрещении ядерного оружия. Очевидно, что ни одно ядерное государство не пойдет на это. А без участия ядерных держав Конвенция будет иметь мало смысла.

Было время, когда никто и представить не мог, что возможен Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Но президент Клинтон взял инициативу на себя и начал переговоры. И теперь то, во что не верил никто, стало вполне реальной возможностью. Я прожил достаточно долгую жизнь, и могу сказать, что нет ничего невозможного. Всегда может случиться новый поворот событий. На моем веку пал режим апартеида, движение по защите прав человека окрепло и утвердилось в США, даже Вашингтон и Гавана начали сближение. Так что не торопитесь утверждать, что ядерные государства никогда не согласятся на запрещение ядерного оружия.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 5 (464), Май 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading