Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

Насколько обоснованы страхи потери мирного космоса, опасен ли уже сегодня космический мусор, что является оружием в космосе, перспективы соперничества и сотрудничества в космосе, подходы России к отношениям с другими комическими игроками — эти и другие вопросы обсудил директор программы ПИР-Центра «...

В конце апреля 2017 г. Пентагон официально приступил к подготовке нового Обзора ядерной политики США (Nuclear Posture Review), определяющего структуру и задачи ядерного арсенала страны. Бюджетное управление Конгресса оценило затраты на модернизацию ядерных сил США в 400 миллиардов долларов до 2026 г...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

"Для ядерной пятерки это был сравнительно безопасный и малозатратный ход"

Гаухар Мухатжанова

В ходе Обзорной конференции Россия и Китай объявили, что они ратифицировали Протокол к Договору о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии. Таким образом, четыре из пяти официальных ядерных государств предоставили центральноазиатским странам негативные гарантии безопасности. Насколько это важно для Центральной Азии?

Это отчасти зависит от того, что мы понимаем под важностью. Если рассматривать данный вопрос в контексте ядерной проблематики, то для стран Центральной Азии – это, конечно, важно. Для государств региона было большим достижением как подписание самого Договора, так и открытие для подписания Протокола в прошлом году, и, соответственно, его подписание всеми ядерными государствами. Поэтому, я считаю, что это важно, и думаю, что данная тема будет обсуждаться в ходе Обзорной конференции и в дальнейшем в Первом Комитете ГА ООН. Но при этом все зависит от того, насколько важны вопросы ядерной проблематики в иерархии других проблем Центральной Азии.

С другой стороны, ядерная пятерка смогла продемонстрировать на Обзорной конференции свой вклад в реализацию плана действий 2010 г…

Согласна. В данном случае интересы совпали. С одной стороны, государствам Центральной Азии было важно показать, что ядерные государства поддерживают Зону. Проблематичным являлся тот факт, что США, Великобритания и Франция долгое время отрицали легитимность Зоны, и было важно, чтобы Зона получила признание. В то же время для пятерки это был сравнительно безопасный и малозатратный ход. То, насколько важно было это сделать в преддверии Обзорной конференции, было видно по тому, что США, Великобритания и Франция не стали лоббировать поправки к Протоколу. Все, что они сделали – это внесли интерпретирующие заявления. Для нас это было неожиданностью, мы ждали, что переговоры будут проходить в том же виде, в котором они происходили в АСЕАН, когда пришлось менять текст Протокола.

Последняя страна, которая не ратифицировала Протокол – это США. Буквально только что мы узнали, что текст внесен в Сенат на ратификацию. Какие у него перспективы? 

Я вчера в шутку написала в твиттере «Rest in Senate». Сенат – это место, куда в последнее время договоры отправляются если не умереть, то, по крайней мере, надолго задержаться. Особенно это касается обязательств по ядерным вопросам. Причины на это две, и обе связаны с внутриполитической ситуацией. С одной стороны, Сенат сейчас занимает позицию «мы не хотим утверждать ничего из того, что делает президент Обама», а с другой стороны – на данный момент есть очень много сенаторов, которые раньше не занимались вопросами контроля над вооружениями. Им это неинтересно, и они совершенно не считают это приоритетом. Я не уверена, что администрация, в свою очередь, будет тратить политический капитал на то, чтобы пойти и рассказать Сенату, почему это важно и как это нужно ратифицировать. В 2011 они передали на ратификацию Протоколы к Договорам Пелиндаба и Раротонга, и с тех пор никакого движения не наблюдалось. Поэтому я думаю, что и с Центральной Азией история будет довольно долгой. К тому же, сейчас у администрации есть более важные вопросы в отношении диалога с Сенатом. Во-первых, это иранская проблема, а, во-вторых, ДВЗЯИ. Протоколы идут уже потом, на третьем месте в лучшем случае. 

Для самих стран Центральной Азии Договор о зоне – один из немногих, в котором участвуют все государства Центральной Азии. Ведется ли какая-нибудь совместная деятельность в этом контексте между государствами – например, экспертная работа, объединяющие проекты в рамках зоны?

Существуют ли как таковые объединяющие проекты – мне неизвестно. Консультации, конечно, проводятся, раз в год проходит Координационная Встреча. До нынешнего момента основной темой был Протокол. Теперь, когда Протокол подписан и большинством ратифицирован, можно рассматривать какие-либо другие проекты, можно выдвигать различные идеи, такие как общерегиональный подход к ядерной безопасности или укрепление гарантий МАГАТЭ в Центральной Азии. Учитывая, что все это входит в сам Договор и то, что это единственная Зона, которая делает Дополнительный протокол обязательным для стран-участниц – все это хорошие темы, в рамках которых центральноазиатские государства могли бы запустить совместные проекты.  

Следующим на очереди на подписание Протокола стоит Бангкокский договор. Может ли опыт Договора о безъядерной зоне в Центральной Азии быть полезен для АСЕАН?

С точки зрения многих стран-участниц Бангкокского договора, центральноазиатский опыт может быть не самым лучшим. Поскольку подписание Протокола о зоне в Центральной Азии проходило со всеми заявлениями, оговорками, многие государства-члены других Зон считают, что нужно было побороться.

Так что, с одной стороны, на примере Центральной Азии страны Юго-Восточной Азии могут решить, что для них самым важным является собственно подписание Протокола, не принципиально в каком виде. В принципе, они уже к этому шли, когда было намечено его подписание на саммите АСЕАН. Но в итоге возникли непримиримые разногласия, и теперь эти разногласия ушли внутрь АСЕАН, так что ситуация там довольно тяжелая.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 5 (464), Май 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading