Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

Вызовы в сфере кибербезопасности стали одной из ключевых проблем для операторов критической инфраструктуры энергетики, транспорта, связи и других отраслей. Отдельное место занимает кибербезопасность гражданских ядерных объектов. В чем особенности ядерного сектора с точки зрения обеспечения кибербезо...

В преддверии саммита президентов Дональда Трампа и Владимира Путина, который пройдет 16 июля в Хельсинки, председатель совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог, генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский отвечает на вопросы о перспективах развития российско-американского диалога в област...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Должность : Президент
  • Место работы : Пагуошское движение учёных
Все эксперты

«Не думаю, что Конференции по гуманитарным аспектам могут стать заменой обзорному процессу ДНЯО»

Сержио Дуарте

Завершилась первая неделя Обзорной конференции ДНЯО, делать выводы пока рано, но складывается впечатление, что работа идет в гораздо более позитивном ключе, чем ожидалось. Какие у вас впечатления на данный момент?

Я думаю, что обстановка достаточно позитивная. Как Вы знаете, в 2005 году, когда я был председателем Обзорной конференции, общая тональность была резко негативной, в результате нам ничего не удалось добиться. Но вы верно отметили, еще рано делать выводы. Очевидно, что по ряду вопросов будет не просто прийти к общему знаменателю. Обзорная конференция считается успешной, если удалось принять итоговый документ. Причем, содержание документа не так важно, как сам факт его принятия, то есть если документ будет принят, это можно будет расценивать как успех.

Среди упомянутых Вами сложных вопросов: нарастание противоречий между Россией и США. Но сначала мы наблюдали обмен острыми заявлениями между Государственным секретарем Джоном Керри и послом Михаилом Ульяновым, а уже на следующий день было принято совместное заявление ядерной пятерки. Какие выводы можно из этого сделать?

Думаю, противоречия между Россией и Западом, в первую очередь, двухсторонний вопрос. Конечно, он влияет на другие сферы, и это важно потому, что взаимодействие этих двух сверхдержав крайне важно для всего остального мира. Не думаю, что двусторонние разногласия могут стать причиной неразрешимых противоречий. Безусловно, в некоторых вопросах США и России будет непросто прийти к единому мнению. Сложно также будет договориться о том, как отразить эти вопросы в Заключительном документе. Но, думаю, этим странам удастся найти компромисс. Есть, однако, другие более сложные вопросы. Предвижу, что непросто будет урегулировать разногласия между ядерными и неядерными государствами. Между ними нет враждебности, однако государства, не обладающие ядерным оружием, всерьез обеспокоены медленными темпами разоружения. Найти выход из ситуации будет непросто. Эти разногласия разрешимы, их удавалось урегулировать в прошлом, но терпение – ресурс не бесконечный. Кроме того, не все государства одинаково терпеливы. Посмотрим, как будут развиваться события.

Еще одна сложная тема – что делать с идеей о гуманитарных последствиях ядерного оружия. Многие государства, не обладающие ядерным оружием, в первую очередь те, кто поддержали австрийскую инициативу о запрете ядерного оружия, а сейчас их уже 78, убеждены, что по этому вопросу должен быть достигнут прогресс. О каком именно прогрессе идет речь, сложно сказать. Наиболее активные среди них предлагают подписать конвенцию о запрещении ядерного оружия. На мой взгляд, в нынешней ситуации у конвенции вряд ли есть шансы, но они будут добиваться хотя бы упоминания о ней. При этом государства, обладающие ядерным оружием, также выразили обеспокоенность этим вопросом, часть ядерных держав приняла участие в третьей Конференции по гуманитарным аспектам ядерного оружия. Так что это уже что-то, что можно представить неядерным государствам, но найти окончательное решение проблемы будет непросто. 

США и Великобритания приняли официальное участие в последней Конференции по гуманитарным аспектам ядерного оружия. Как Вы можете это прокомментировать? Нет ли вероятности, что эта площадка может стать альтернативой Обзорной конференции ДНЯО?  

Как минимум два государства, обладающие ядерным оружием и не являющиеся членами ДНЯО, участвовали в Конференции, это Индия и Пакистан. Это само по себе о чем-то говорит. Не думаю, впрочем, что Конференция может стать заменой обзорному процессу ДНЯО. Обзорная конференция и процесс рассмотрения действия Договора являются механизмами ДНЯО, и, как часть Договора, должны соблюдаться. Это не что-то, что можно изменить на Обзорной конференции – нужно будет менять сам Договор. Так что, не думаю, что это возможно по юридическим причинам.

Но ведь можно принимать участие в Конференции, а все вопросы решать за ее пределами. Возможен такой вариант?

Вообще очень многие вопросы решаются вне Обзорной конференции. Все зависит от того, кто принимает решения.

Еще одной точкой расхождения интересов станет вопрос создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. В 2013 году в Женеве делегация Египта демонстративно покинула Конференцию. На данный момент ситуация выглядит значительно более спокойной.  Как Вы думаете, каким образом будут развиваться события?

Похоже, что они понизили тон. Одно дело покинуть Конференцию, и совсем другое – участвовать в ней, особенно если вы представили предложения по учреждению зоны. Причем эти предложения исходят от лица большинства арабских государств.  Но это все-таки предложение, его необходимо изучить и прокомментировать. Процесс должен так или иначе продолжаться, не вижу иного пути.

Жаль, что организаторы конференции в 2012 году отошли от своих обязательств. В истории ДНЯО уже неоднократно случалось, что договоренности, достигнутые на Обзорных конференциях, впоследствии отменялись, или их выполнение откладывалось. Тем не менее, это важный процесс, идея жива, но очень важно понимать позиции всех заинтересованных сторон. Их много, у каждой стороны свои интересы. Но я убежден, что даже если на этой Обзорной конференции не случится прорыва, процесс все равно продолжится.

Впервые за последние, 20 лет, Израиль в качестве наблюдателя присутствует на ОК ДНЯО. Как вы думаете, это означает смену политики Израиля, или не следует предавать таким вещам большого значения?

Я бразильский дипломат. В 1980 Бразилия еще не подписала ДНЯО. И тем не менее мы участвовали в Обзорных конференциях, я лично дважды был наблюдателем. Бразилия подписала ДНЯО лишь в 1990-х, по абсолютно другим причинам. И тот факт, что Бразилия посещала Обзорные конференции, не являлся знаком того, что мы были готовы поменять свою позицию.

Я не знаю точно, какая у Израиля цель в участии в ОК в качестве наблюдателя, потому что им не нужно быть наблюдателем, они и так получат всю необходимую информацию. Так что физическое присутствие Тель-Авива достойно внимания, но Израиль еще очень далеко от того, чтобы поменять свою позицию.

Вообще, это очень сложный вопрос, потому что стороны занимают достаточно непримиримые позиции. Израиль говорит, что сперва необходим мир, а арабские государства требуют Договор и Зону, свободную от оружия массового уничтожения. Вопрос «что было раньше – курица или яйцо?» – всегда разрешается с большим трудом. Но процесс должен продолжаться – с помощью посредников, системы двух треков, так или иначе. 

Вчера один из ваших коллег из ОПАНАЛ отметил, «легко сказать, что созвать Конференцию на Ближнем Востоке невозможно из-за международной ситуации, но нам удалось достичь подписания Договора Тлателолко в 1960-х годах в Латинской Америке, а это были трудные времена». Есть ли какие-то выводы, которые Ближнему Востоку можно сделать из латиноамериканского опыта? 

Мы не любим преподавать уроки. Речь идет о других странах, другой ситуации, нельзя просто так следовать чьему-либо примеру. Но что было важным в Латинской Америке, это стремление вести переговоры и примирять позиции. Когда Договор Тлателолко проходил стадию согласования в 1966-1967 годах, у государств были разные позиции, особенно в том, что касалось ядерных взрывов. Позиции Бразилии и Аргентины и некоторых стран в корне отличались от позиции Мексики и других. И оказалось возможным в итоге найти подход, который позволил этому вопросу быть частью Договора таким образом, чтобы не затронуть коренные интересы ни одного из государств. Процесс вступления договора в силу также был крайне важным. Страны могли подписать договор, а затем отсрочить его вступление в силу для себя. И все это произошло потому, что государства были готовы вести переговоры друг с другом во имя общей цели – запретить ядерное оружие в регионе. Так и произошло. Я думаю, что, когда у сторон есть цель достичь договоренность по вопросу, всегда можно найти путь. Равно как в вопросе разоружения, например. Ядерные государства, похоже, хотят дождаться пока наступят нужные им условия. Но для других стран цель – это разоружение, они считают, что все условия уже соблюдены. И пока общая позиция по вопросу не будет выработана, любые переговоры обречены. Тоже справедливо для Ближнего Востока. 

Вы были председателем Обзорной конференции ДНЯО в 2005 году. Если сравнить конференции 2005 года и 2015 года, видите ли Вы какие-либо новые значимые тенденции в обзорном процессе?

Когда я был молод, это называлось «разоружение». Сейчас это называется «мир без ядерного оружия». Это не совсем одно и то же. Существует много мнений относительно того, как достичь «мир без ядерного оружия».

На мой взгляд, цель ядерного нераспространения в достаточной мере достигнута. Договор был успешен, поскольку после заключения ДНЯО лишь 4 страны получили ядерное оружие. Это действительно можно расценивать как успех, потому что это пример для тех, кто утверждает, что ядерное оружие им нужно для безопасности. Любое государство беспокоится о собственной безопасности. И если государства окажутся перед лицом реальной угрозы их безопасности, они будут искать возможности справиться с этим, в том числе за счет ядерного оружия. Это неизбежно. К счастью, пока этого не произошло и, надеюсь, не произойдет. Но пока существуют государства, которые считают, что ядерное оружие необходимо для их безопасности, будут те, кто также будут к этому стремиться. Поэтому я считаю, что необходимо найти компромисс, который способствовал бы поддержанию режима нераспространения и не забывать о разоружении. Мы не можем жить в мире, где ядерное оружие может быть использовано в любой момент. 


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 5 (464), Май 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading