Популярные статьи

В условиях трансформации глобальной системы безопасности на карте мира появляется все большее количество так называемых «серых зон», т.е. квазигосударственных образований, претендующих на обретение независимости, суверенитета и международного признания de jure. Поэтому неизбежно напрашивается вопрос...

В эксклюзивном интервью «Ядерному Контролю» директор по исследованиям организации European Leadership Network (ELN) Лукаш Кулеса рассказывает о том, каким образом европейцы видят свою роль в решении актуальных проблем нераспространения и контроля над вооружениями.

1. Совместный всеобъемлющий план де...

Вопрос сотрудничества между зонами, свободными от ядерного оружия, (ЗСЯО) нечасто поднимается в рамках обзорного процесса Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и других тематических международных площадок. Государства уделяют больше внимания вопросам, которые могут оказать критическое ...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Место работы : Основатель и руководитель, Фонд нераспространения во имя глобальной безопасности
Все эксперты

"Негативные гарантии безопасности – это то, чего не хватает ДНЯО"

Ирма Аргуэльо

Государства Латинской Америки ярко представлены в рамках обзорного процесса ДНЯО. Мексика является активным сторонником Гуманитарной инициативы, Бразилия известна отстаиванием добровольного характера дополнительного протокола к соглашению о гарантиях МАГАТЭ.  Есть ли что-то, что объединяет все латиноамериканские государства на Обзорной конференции?

Я думаю, что латиноамериканские государства, как группа, всегда поддерживали идею о том, что ядерные государства должны выполнять свои обязательства по разоружению, это отправная точка для всего остального. Различия в позициях государств региона объясняются именно этим. Мексика поддерживает Гуманитарную инициативу, так как не видит возможности достичь прогресса в области разоружения иным способом. В случае Бразилии отказ присоедениться к дополнительному протоколу – это также способ показать недовольство выполнениями обязательств по разоружению. Это разная реакция на одну и ту же проблему: баланс между разоружением и нераспространением с течением времени все больше нарушается. 

При этом, внутри Латинской Америки, у нас идет активная дискуссия о том, каким должно быть ядерное разоружение. Должно ли оно быть пошаговым или нет. На мой взгляд, мы должны быть реалистами касательного того, чего можно достичь. Контроль над вооружениями и разоружение не противоречат друг другу. И если вы этого не принимаете, не принимаете саму концепцию контроля над вооружениями – вы не сможете двигаться вперед. Нужно помнить, что наша главная задача – всеобъемлющее сокращение ядерных вооружений. При этом, конечно, необходимо заниматься и разоружением, и нераспространением, и ядерной безопасностью. Это мое личное мнение, но дискуссия об этом идет и в рамках нашей организации.

Договор Тлателолко был подписан раньше, чем ДНЯО вступил в силу, на Ваш взгляд что-то из положений латиноамериканской зоны могло бы улучшить Договор о нераспространении ядерного оружия?   

Конечно. В первую очередь стоит сказать о негативных гарантиях безопасности, хотя это скорее относится к сфере контроля над вооружениями, чем к нераспространению. Согласно Дополнительному протоколу II к договору Тлателолко, ядерные государства обязуются не применять ядерное оружие против стран Латинской Америки. Негативные гарантии безопасности – это то, чего не хватает ДНЯО.  

Как решается в рамках договора Тлателолко вопрос латиноамериканских территорий, являющихся частью ядерных государств? Есть ли сложности с Фолклендскими/Мальвинскими островами?

Ядерные государства, имеющие территории на континенте, подписали Дополнительный протокол I, приняв условия Договора и обязавшись не размещать ядерное оружие в границах зоны, свободной от ядерного оружия.  Что касается Мальвинских островов, то они также являются частью зоны, свободной от ядерного оружия. Так что мы не думаем, что Великобритания разместит ядерные боеголовки на Мальвинских островах. Три – четыре года назад со стороны аргентинского руководства поступали заявления о возможном нахождении кораблей, оснащенных ядерным оружием, в водах вокруг Латинской Америки. В случае, если бы это было доказано, в дело бы вступила ОПАНАЛ, но подтверждения не было.

Какую позицию Аргентина занимает на этой Обзорной конференции?

Я думаю, что Аргентина на данной конференции особенно себя не проявит. В конце года в стране состоятся выборы, возможно, произойдет смена правительства. Есть большая разница во взглядах и подходах между текущим руководством страны и оппозицией, в том числе по внешнеполитическим вопросам.

Может ли смена руководства сказаться на планах по развитию в Аргентине атомной энергетики? Повлияет ли это на сотрудничество с Россией?        

Существует консенсус по вопросу необходимости развития в стране атомной энергетики. Этот подход разделяют все основные политически силы. Я думаю, что деятельность в этом направлении будет продолжена. Звучали опасения касательно обязательств, которые страна взяла на себя, главным раздражителем стало то, что это было сделано без консультаций с большей частью общества. Причем, я не говорю о том, хорошие или плохие это обязательства. Проблема здесь не в стране-партнере, будь то Россия, или Китай. Проблема в том, что это было сделано без одобрения обществом, правительство предоставило недостаточно информации, чтобы можно было сделать выводы.

Можно предположить, что проект по строительству нового энергоблока АЭС Атуча во многом будет осуществляться двумя странами в партнерстве?

Я думаю, что у Аргентины хороший опыт в сфере строительства ядерных реакторов, который позволит нам выступить партнерами, а не просто договориться о работах под ключ. По информации, которая есть у меня, проект представляет собой именно партнерство. Это хорошая новость. Проблема заключается в том, что есть целый ряд проектов в атомной сфере, в которых мы планируем участвовать. Нам нужно хорошо проанализировать все обязательства, которые мы на себя берем. Я не берусь оценивать, хороши или плохи эти проекты. Но, несмотря на высокий потенциал Аргентины, мы должны понимать, что мы несем ответственность за решения, которые мы принимаем, а строительство АЭС – это очень сложный проект.

Сейчас у нас уже запланирован новый энергоблок АЭС Атуча, плюс собственный проект малого ядерного реактора, плюс совместный проект с Бразилией. Не слишком ли это много? Я не говорю, что Аргентина не сможет справиться, но нужно отдавать себе отчет в том, насколько это стратегически выгодно для нашей страны в долгосрочной перспективе. Потому, что это решение затронет не только текущее правительство, но и последующие тоже.

Аргентина не планирует самостоятельно производить ядерное топливо?

Несмотря на то, что мы ведем добычу урана, с экономической точки зрения, для Аргентины выгодней покупать топливо на международном рынке. Все наши АЭС работают на природном уране. У нас есть два проекта по строительству реакторов с Китаем – одного на природном уране и другого на низкообогащенном. Совместно с Россией планируется строить легководный реактор. Топливо для всех них мы планируем покупать у внешних поставщиков.  


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, выпуск #6 (465), Май 2015

Обсуждение

 
 
loading