Популярные статьи

Многостороннее сотрудничество в области регулирования использования технологий искусственного интеллекта image

Полтора года назад в России была сформулирована стратегия развития ИИ. Два десятка стран, принявшие национальные ИИ-стратегии, видят пути развития искусственного интеллекта примерно одинаково, но интересы государств не совпадают, а часто – противоречат. Задача государственных органов, ответственных ...

Возможности для трансформации механизмов контроля над вооружениями применительно к новым технологиям и видам вооружений image

Существует много определений термина «контроль над вооружениями», но в самом широком виде его можно определить следующим образом: «концепция «контроля над вооружениями» включает в себя любые соглашения между несколькими государствами с целью регулирования определенного аспекта их военных возможносте...

Роль Конгресса США в формировании и реализации политики в сфере контроля над ядерными вооружениями image

При анализе политики США в сфере контроля над вооружениями акцент обычно делается на действиях, предпринимаемых исполнительной ветвью власти: президентом, Советом национальной безопасности, Государственным департаментом, Министерством обороны и Министерством энергетики. Однако, как и в любой другой ...

Все Статьи

Опрос




 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Место работы : Член Международного консультативного совета, Международный Люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы
Все эксперты

«Участники Обзорной конференции приехали в Нью-Йорк неподготовленными»

Тарик Рауф

Как Вы можете оценить итоги Обзорной конференции ДНЯО 2015 г. Были ли они ожидаемыми?

Не могу сказать, что результат был неожиданным. После третьего Подготовительного комитета в 2014 г. стало понятно, что зона, свободная от ядерного оружия, на Ближнем Востоке и ядерное разоружение это две темы, расхождения по которым стали слишком велики для компромисса.

Как Вы оцениваете решение США, не позволившее принять итоговый документ?

США отвергли проект итогового документа, подготовленный председателем, в излишне жесткой форме. Можно предположить, что Вашингтон достиг договоренности с Тель-Авивом, разменяв поддержку позиции Израиля по зоне, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке на принятие Израилем соглашения по иранской ядерной программе, которое ожидается в июле. 

Что Вы можете сказать про проект итогового документа Обзорной конференции? Удалось ли бы его принять, если бы не возражения США? Как бы это повлияло на выполнение ДНЯО?

Если принять на веру заявления представителей Движения неприсоединения и Группы арабских стран о том, что они были готовы поддержать проект итогового документа, то у него были хорошие шансы быть принятым. При этом, мы предполагаем, что ядерные государства тоже были бы готовы проявить гибкость. С другой стороны, многие члены Гуманитарной инициативы и Коалиции за новую повестку дня остались недовольны параграфами, посвященными дальнейшим шагам в области ядерного разоружения. В случае принятия, проект итогового документа усилил бы отчетность в области разоружения. При этом, нужно ясно понимать, что в рамках Обзорного процесса ДНЯО достичь прогресса в области ядерного разоружения не удастся, как бы это не было прискорбно.  

Есть ли какой-то результат по итогам четырех недель Обзорной конференции?  

Результатов не много. Виноваты в этом сами участники Обзорной конференции, делегации приехали в Нью-Йорк неподготовленными, не применяли принципы «усиленного обзорного процесса» и оказались заложниками дипломатических практик XIX века. Более того, как я уже писал для сайта СИПРИ, освещающего ДНЯО, вспомогательные органы Обзорной конференции призваны обсуждать конкретные вопросы, а не разрабатывать планы на будущее, несмотря на прецедент 2010 г. Согласно решению №1 Конференции 1995 г. Главные комитеты как оценивают действие ДНЯО, так и выступают с рекомендациями по усилению выполнения договора на последующие пять лет. Председатели Главных комитетов также должны возглавлять вспомогательные органы и вести переговоры по выработке планов дальнейших действий. К сожалению, этот принцип был проигнорирован, и результат говорит сам за себя. Прошли те времена, когда узкая группа стран могла собираться на закрытых совещаниях и принимать решения за всех. Но председатель Обзорной конференции вела себя именно так, создав все условия для государств, критически настроенных к разоружению и созданию зоны на Ближнем Востоке.  

В каком направлении, как Вам кажется, будет теперь двигаться процесс создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке? 

То, что государство, не являющееся членом ДНЯО, может оказывать настолько непропорциональное и деструктивное влияние на обзорный процесс, пользуясь безоговорочной поддержкой западных делегаций, абсолютно недопустимо. Лицемерие призывов к универсализации договора и избавлению Ближнего Востока от оружия массового уничтожения стало притчей во языцех, но нет никаких указаний на то, что ситуация будет меняться.

Страны, не обладающие ядерным оружием, в первую очередь те из них, которые выразили поддержку Гуманитарной инициативе, были явно разочарованы итогами Конференции. Как вы думаете, это усугубит расхождения позиций в рамках обзорного процесса ДНЯО?

Сторонники Гуманитарной инициативы приехали на Обзорную конференцию с нереалистичными ожиданиями и отсутствием стратегии по продвижению своей повестки, которая в итоге свелась к повторению мантр. Вместо того, чтобы спешно настаивать на разрешении всех вопросов после конференций в Осло, Наярите и Вене, членам Гуманитарной инициативы стоило приложить усилия чтобы начать диалог с ядерной пятеркой. На основании общих подходов можно было бы обсуждать вопросы разоружения на сессиях Подготовительного комитета в 2017-19 гг. с перспективой выхода на соглашения в 2020 г. Нужно понимать, что Гуманитарная инициатива совсем не однородна. В нее входят государства, находящиеся под ядерным зонтиком, которые так или иначе представляют интересы ядерных государств, Инициатива по разоружению и нераспространению (NPDI), под руководством восьми государств, находящихся под ядерным зонтиком, предлагающая хронологию, согласно которой до достижения ядерного разоружения в лучшем случае сменится несколько поколений, и Движение неприсоединения, растерявшее свое былое единство.  

С другой стороны, резкое отрицание самого вопроса со стороны ядерных государств вызывает сожаление, в конце концов Гуманитарную инициативу поддержали 160 стран. Ядерная пятерка тоже не может рассматриваться как единая группа. Россия и США занимают отдельную нишу, Британия и Франция – другую, Китай стоит отдельно. Таким образом, невозможно работать сразу со всеми ядерными государствами, необходимо выработать подход, учитывающий эти особенности.

Очевидно, что ни Договор о запрещении ядерного оружия, ни Конвенция о запрещении ядерного оружия, к которой бы присоединились государства, обладающие ядерным оружием, а также четыре другие де-факто ядерные государства, в ближайшей перспективе не просматриваются.

Конференция по разоружению должна параллельно работать над Договором о запрещении расщепляющихся материалов, предотвращением гонки вооружений в космическом пространстве, негативными гарантиями безопасности и ядерным разоружением. Западные государства должны отказаться от бессодержательных заявлений о том, что ДЗ(П)РМ «готов для обсуждения» и является «логичным следующим шагом», быть реалистичнее и начать работу над ДЗРМ, который включал бы в себя запасы расщепляющихся материалов. 

Вопросы гуманитарных последствий ядерного оружия приобрели на Обзорной конференции 2015 г. идеологический и эмоциональный характер, миссионерский подход не помог делу. Четвертая конференция по гуманитарным последствиям ядерного оружия должна сконцентрироваться на вовлечении в диалог представителей всех девяти официальных и неофициальных ядерных государств, каким бы тяжелым и разочаровывающим не был процесс.

Государства, обладающие ядерным оружием, в свою очередь должны убавить свое высокомерие. В конце концов, крупнейшими распространителями биологического, химического и ядерного оружия в истории, также, как и поставщиками обычных вооружений, были государства ядерной пятерки. По совместительству они же являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, органа, на мой взгляд, имеющего нулевой авторитет в области оружия массового уничтожения, а сейчас еще и находящегося в отрыве от современных реалий. СБ ООН сегодня демонстрирует непримиримость ядерной пятерки. Для Совета Безопасности, решение вопросов, связанных с оружием массового уничтожения, можно охарактеризовать как ultra vires.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, выпуск #8 (467), июнь 2015

Обсуждение

 
 
loading