Популярные статьи

Вызовы в сфере кибербезопасности стали одной из ключевых проблем для операторов критической инфраструктуры энергетики, транспорта, связи и других отраслей. Отдельное место занимает кибербезопасность гражданских ядерных объектов. В чем особенности ядерного сектора с точки зрения обеспечения кибербезо...

В преддверии саммита президентов Дональда Трампа и Владимира Путина, который пройдет 16 июля в Хельсинки, председатель совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог, генерал-лейтенант в отставке Евгений Бужинский отвечает на вопросы о перспективах развития российско-американского диалога в област...

Эта статья опубликована в бюллетене "Ядерный Контроль".

Читать бюллетень

 

В ноябре 2018 года на национальном референдуме население Тайваня проголосовало против отказа от атомной энергетики к 2025 году. Плана отказаться от мирного атома придерживалась находящаяся у власти с 2016 года Демократическая...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Роль парламентской дипломатии в развитии контроля над вооружениями и укреплении нераспространения: тезисы и предложения

Альберт Зульхарнеев

Перед контролем над вооружениями и нераспространением стоят известные вызовы: появление новых центров силы и реакция на это прежних; развитие новых технологий, что создает искушение для снижения порога применения в принципе всего оружия, а в частности, и ядерного оружия; это, конечно, ухудшение отношений между великими державами.

Проблема не в том, что некоторые элементы системы контроля над вооружениями, принятые в годы или на излёте холодной войны, отживают свой век, а в том, что им на замену не приходят новые.

Будущее контроля над вооружениями – вызов не только политический, но и интеллектуальный. На многие вопросы, в частности о влиянии новых технологий на будущее стратегической стабильности, об их регулировании – мы просто не имеем ответов, а значит и позиций.

В этих условиях весомая роль в построении будущей архитектуры контроля над вооружениями может принадлежать парламенту – прежде всего как тому месту, где политическая дискуссия встречается с экспертной, академической.

 

1.  Парламент – это то место, где может определяться политическая релевантность, политическая стоимость, жизнеспособность самых смелых идей ученых, экспертов, общественных организаций. Задача экспертов, НПО – выдвигать идеи, задача парламента – соотносить их с политической реальностью.

Парламент мог бы быть тем местом, где эти идеи должны проходить апробацию и переходить из академической, экспертной сферы в область реального диалога и становиться предметом реальных переговоров.

НПО играют свою важную роль генератора идей и общественного контроля, но даже самые сильные или массовые из них не могут подменять собой легитимные институты гармонизации политических и общественных интересов.

Приведу пример Договора о запрещении ядерного оружия. Идея договора выдвинута и поддержана неправительственной организацией, объединением неправительственных организаций ICAN (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons ). Это хорошо, это значит, что у мировой разоруженческой общественности общества есть голос. Каждая НПО хотела бы обладать такой силой, которая доводит идею до заключения международного договора, да еще и получает Нобелевскую премию мира за это. При голосовании на Генассамблее ООН за договор проголосовали 122 делегации. На данный момент (11 июля 2019 г.) договор подписали 70 стран, а ратифицировали только 23 станы. Это и есть реальная цена этой идеи на сегодня.

Эксперты как правительственные, так и неправительственные могут инициировать идеи – ратифицируют их, в конечно счете, парламентарии – а значит, чем раньше между этими двумя сообществами установится обмен мнениями, тем продуктивнее будет общая работа.

 

2.  Парламент – это институт, который придает устойчивость системе контроля над вооружениями.

В условиях кризиса современной базы договоров, распространяются идеи о том, что пока нет возможности заключить полноценные юридически обязывающие договоры, нужно думать о контроле над вооружениями без договоров. Это могут быть политические декларации, заявления, односторонние шаги – те меры, которые позволят разрядить обстановку и создать контуры будущей системы контроля над вооружениями.

Под этим есть свое рациональное зерно, но необходимо понимать, что контроль над вооружениями без договоров – означает контроль над вооружениями без участия парламентов – то есть без представительных органов, без учета мнения политических и общественных сил. То есть, такие шаги будут носить весьма неустойчивый характер.

Одной из целей межпарламентского диалога может стать как раз отстаивание позиций парламентов как институтов, которые должны участвовать в развитии системы контроля над вооружениями, по крайней мере, определения его общих рамок.

 

3.  Парламенты имеют возможности для продвижения диалога там, где он тормозится на уровне исполнительных органов.

Есть утверждение, которые мы считаем аксиомой и которое российская дипломатия предлагает американской администрации переутвердить, но не получает ответа. Это положение о том, что в ядерной войне не может быть победителей.

Кроме отсутствия отклика со стороны американской администрации, есть и вторая проблема – при многократном и безответном повторении – это утверждение превращается в мантру, значение которой просто не улавливается.

В этой связи отмечу два предложения. Первое – выступить с открытой декларацией, вновь утверждающей тезис о том, что в ядерной войне не может быть победителей. Эта декларация может быть открыта для присоединения парламентов или членов парламентов со всего мира. Инициаторами это декларации как раз и могли бы выступить парламентарии – российские, казахстанские, это могла бы быть совместная многостороння инициатива парламентариев нескольких стран.

Вариантов много и предварительное обсуждение позволит остановится на оптимальном.

Такая инициатива позволит: первое – обозначить эту позицию и оказать давление на тех, кто ее по той или иной причине не подтверждает; второе – перехватить инициативу у т.н. антиядерных радикалов, в том числе парламентариев, продвигающих радикальные и нереалистичные пути ядерного разоружения.

Для того, чтобы эта инициатива не звучала голословно российский парламент мог бы инициировать исследование и доклад о последствиях как отсутствия системы контроля над вооружениями, то есть мира без СНВ и других договоров, так и о последствиях разных сценариев использования ядерного оружия. Важно не оставлять эту тему на откуп «антиядерным радикалам», нужны наши собственные исследования, наша собственная интерпретации и реалистичные, сбалансированные подходы к уменьшению ядерной угрозы. Последние исследования на этот счет в нашей стране открыто публиковались в 1986 г. (Климатические и биологические последствия ядерной войны, 1986 г. под ред. акад. Е.П. Велихова).

 

4.  Межпарламентский диалог мог бы способствовать повышению прозрачности намерений и подходов к ядерному сдерживанию. В поиске новых подходов к контролю над вооружениями у части экспертов складывается представление о том, что новым предметом диалога могут быть не только военно-технические параметры баланса сил, но важна прозрачность намерений, доктринальных установок, дискуссия о ядерном сдерживании, о порогах применения ядерного оружия.

Парламент не формирует доктрины, но отражает имеющийся спектр позиций. Межпарламентский диалог может продемонстрировать весь значимый спектр позиций, то есть показать и те взгляды, которые сегодня находятся за пределами официальных доктринальных подходов, но завтра могут составить им альтернативу.

 

5.  Продвижение сбалансированной конструктивной повестки как по традиционным, так и по новым вызовам на собственных площадках.

Нужно продвигать сбалансированные подходы, инициировать международную межпарламентскую дискуссию на собственных площадках.

В 2018 г. Межпарламентская ассамблея СНГ совместно с Международным Комитетом Красного Креста организовала форум, посвященный 150-летию Санкт-Петербургской декларации, запретившей использование разрывных пуль. Форум прошел под председательством В.М. Матвиенко. В следующем году будет отмечаться 50-летие вступления в силу ДНЯО. Это хороший повод утроить полноценную межпарламентскую дискуссию по ключевым вопросам контроля над вооружениями и нераспространения, может быть в том же формате МПА в Таврическом дворце.

При этом, чтобы это было не просто памятное событие, а реальная дискуссия можно несколько изменить регламент, ограничить приветственную часть и пленарные заседания, а провести полноценные дискуссии по тем вопросам, которые нас волнуют.

 

6.  Развитие аналитической работы повышения квалификации и образовательной деятельности в интересах парламентариев.

В разных странах парламенты играют разную роль в выработке решений в сфере внешней политики и безопасности. При всем огромном опыте российско-американского сотрудничества есть представление, что американские эксперты не в полной мере представляют роль российского парламента, а в России может недооцениваться роль конгресса. Не говоря уже о других странах. Для результативного диалога в этих парламентских механизмах надо разбираться.

Другое направление такой работы – повышение уровня знаний о новых технологиях, особенно о законодательстве в сфере зашиты критической инфраструктуры.

У ПИР-Центра есть Школа, у Дипломатической академии, МГИМО, институтов Академии наук есть свои ресурсы. Все мы, объединив усилия и вместе с парламентом, думаю, можем дать новый импульс межпарламентскому диалогу с сфере стратегической стабильности и нераспространения.

 


Тезисы выступления на парламентских слушаниях «Обеспечение стратегической стабильности в условиях изменения мировой архитектуры безопасности: парламентское измерение». Государственная Дума ФС Российской Федерации, 11 июля 2019 г.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный Контроль, 7 (513), 2019

Обсуждение

 
 
loading