Популярные статьи

Многостороннее сотрудничество в области регулирования использования технологий искусственного интеллекта image

Полтора года назад в России была сформулирована стратегия развития ИИ. Два десятка стран, принявшие национальные ИИ-стратегии, видят пути развития искусственного интеллекта примерно одинаково, но интересы государств не совпадают, а часто – противоречат. Задача государственных органов, ответственных ...

Возможности для трансформации механизмов контроля над вооружениями применительно к новым технологиям и видам вооружений image

Существует много определений термина «контроль над вооружениями», но в самом широком виде его можно определить следующим образом: «концепция «контроля над вооружениями» включает в себя любые соглашения между несколькими государствами с целью регулирования определенного аспекта их военных возможносте...

Роль Конгресса США в формировании и реализации политики в сфере контроля над ядерными вооружениями image

При анализе политики США в сфере контроля над вооружениями акцент обычно делается на действиях, предпринимаемых исполнительной ветвью власти: президентом, Советом национальной безопасности, Государственным департаментом, Министерством обороны и Министерством энергетики. Однако, как и в любой другой ...

Все Статьи

Опрос




 

Авторы

  • Место работы : профессор кафедры мировой политики Томского государственного университета
Все эксперты

Россия и Европа: лицом к лицу

Лариса Дериглазова

ПИР-Центр провёл интервью с профессором кафедры мировой политики факультета исторических и политических наук НИ ТГУ, руководителем Томского регионального отделения Ассоциации европейских исследований, руководителем магистерской программы «Исследования европейского союза», руководителем Центра европейских исследований им. Жана Монне, ТГУ, доктором исторических наук Ларисой Валериевной Дериглазовой[1]. Мы обсудили с ней перспективы и тренды европейских исследований в России после начала украинского конфликта, совместные проекты региональных вузов с европейскими, актуальность вопроса ядерного разоружения, самоидентификацию и выбор российской молодежи между западной и восточной культурой, разницу менталитетов, расширение Евросоюза, а также возможные сроки и последствия вступления Украины в ЕС.

 

Лариса Валериевна, помимо американистики, проблем молодежи и прав человека, Вы развиваете Томскую школу европеистики уже два десятилетия. Поменяются ли в текущем году в России тренды в европейских исследованиях? Могут ли они сместиться в сторону изучения проблем безопасности, ядерного разоружения и высокой политики?

Европейские исследования в России в последние три десятилетия развивались в двух основных направлениях: изучение отдельных стран Европы и изучение Европейского союза. Хороший обзор развития европейских исследований в России сделан в коллективной монографии, опубликованной в 2017 гг., к юбилею Института Европы РАН и Ассоциации европейских исследований[2]. Для томской школы европейских исследований эти тенденции также характеры, есть страноведческий подход (изучение Германии, Великобритании, Польши) и изучение ЕС.

Я думаю, что конфликт между Россией и Украиной, Россией и ЕС как части «коллективного Запада» отразится на европейских исследованиях в России. Причин для изменений несколько. Во-первых, заморожены или прекращены проекты и соглашения о сотрудничестве между российскими и европейскими университетами до окончания специальной военной операции РФ в Украине. Европейские гранты для российских университетов также остановлены. Среди немногочисленных доступных для российских университетов международных грантов были проекты по программе Жана Монне, но они тоже остановлены. Те, кто получил информацию о победе в конкурсе в конце 2021 г., не смогут получить гранты. При этом, европейские университеты сообщили о том, что все обязательства по академической мобильности в рамках межуниверситетских договоров по программе Эразмус+ будут выполнены в этом академическом году. Дальше все зависит от динамики конфликта между Россией и Украиной. Конечно же сохраняются личные профессиональные отношения между европеистами, которые сформировались за годы интенсивного общения и совместных проектов. Будем стремиться сохранять то, что есть. В-третьих, сейчас финансирование научных направлений в России в основном осуществляется за счет правительственных грантов и бюджета, практически нет зарубежного финансирования науки и образования. Понятно, что темы и приоритеты в европейском направлении будут скорректированы правительством, и вновь будет попытка переориентировать научные исследования «на Восток», как это происходит с 2014 г. Однако, стоит заметить, что больших прорывных исследований в этом направлении так и не произошло.

Тема безопасности и высокой политики всегда занимала большое место в изучении отношений между РФ и ЕС на протяжении всего постсоветского периода, однако после 2014 г. эти темы привлекали еще больше внимания. Могу порекомендовать посмотреть специальный выпуск журнала Современные европейские исследования (Journal of Contemporary European Studies. 2019. Vol. 27, № 2.)[3], в котором сделан сравнительный обзор направлений исследований, или недавнее энциклопедическое издание, посвященное отношениям ЕС и РФ, которые было выполнено с участием почти сорока российских и европейских исследователей[4]. Можно также провести быстрый скрининг публикаций на сайте Российского Совета по Международным отношениям (РСМД), Валдайского клуба, журнала «Россия в глобальной политике» и посмотреть публикации ведущих российских международников и европеистов, чтобы увидеть, что с 2014 г. тема безопасности и высокой политики в отношениях между Россией и Западом стала приоритетной.

Вопросы ядерного разоружения приобретают все большее значение с ростом напряженности и открытой конфликтности в международных отношениях, однако трудно сказать, какую роль играют независимые эксперты, и насколько аналитики могут повлиять на государственную политику в этой сфере. Могу посоветовать посмотреть относительно новые публикации на эту тему, как результат коллективных проектов, в которых я принимала участие[5]. Так что рост напряженности влияет на усиление важности этого направления исследований среди российских международников. Можно вспомнить принятие поправок к закону о государственной тайне в 2021 г., согласно которому многие вопросы военно-стратегического анализа, включая космос, ядерное и обычные вооружения, были отнесены к разряду государственной тайны, даже, если исследователи работают с открытыми источниками и не имеют доступа к засекреченной информацией.

Какими факторами, по Вашему мнению, будет определяться выбор молодежи в сторону западной или восточной культуры в ближайшее время? Будет ли среди них доступность университетов, международная повестка или близость (разница) менталитетов?

Европейская идентичность, как и другие виды коллективной идентичности формируются под влиянием многих факторов, среди которых культурная и политическая среда, в которой живет молодежь, и устремления в будущее – профессия, саморазвитие, самореализация, развлечения и отдых. В этом отношении европейская идентичность, как осознание своей принадлежности к определенной цивилизации и культуре, к образу жизни, сохраняет большое значение и привлекательность для российской молодежи. Если проанализировать особенности организации общественных, экономических, политических институтов, системы образования, образа жизни и т.д., то можно увидеть много подтверждений тому, что россияне ближе к европейской цивилизации, чем к восточной. Можно долго спорить о том, являются ли россияне европейцами или азиатами, однако различные исследования подтверждают, что все-таки культурно и цивилизационно Россия принадлежит к европейской цивилизации, хотя имеет свои особенности. Европа и Россия являются друг для друга некими коллективными «значимыми другими», но не обязательно врагами или антиподами. В 2007 г. по окончании совместного проекта по программе Темпус/Тасис, в котором принимали участие 5 сибирских университетов (Томский, Кемеровский, Иркутский, Тюменский госуниверситеты и Новосибирский государственный технический университет) и четыре европейских университета (Зальцбург, Австрия, Гиссен, Германия, Свободный университет Брюсселя, Бельгия, Кент, Великобритания) мы опубликовали монографию под названием «ЕС-Россия: лицом к лицу»[6] на английском языке. Для обложки книги была использована картина «Сиблингс» (братья/сестры) замечательного немецкого авангардиста Пауля Клее, который подвергался жестоким гонениям в период третьего рейха. Название картины и книги точно передает отношения переплетенности и неотделимости России и Европы. Прошедшие годы и настоящая ситуация только подчеркивают эту неразделимость и сложность отношений.

Мне кажется важным разделять идентичность и интерес к другим культурам в обществе. Европейская идентичность в российском обществе и среди молодежи, несомненно, находится под большим влиянием политических событий, которые происходят в отношениях между Россией и Европейским союзом, однако они полностью не исчерпываются этими отношениями. Согласно лонгитюдным (продолжительным) исследованиям, которые проводит Левада-центр и другие центры изучения общественного мнения в России, для россиян даже в период кризисных отношений с Европейским союзом и Западом, все же больший интерес с точки зрения путешествий, жизни, работы, обучения, образа жизни, стандартов благополучия представляют европейские страны, а не страны Востока. Даже указывая на свою особую идентичность, россияне не склонны считать себя «азиатами» или полагать, что восточная идентичность - более притягательная[7].  

Мне кажется, что постановка вопроса о выборе в сторону западной или восточной культуры является искусственной. Я родилась в Советском Союзе, который представлял собой закрытое общество, из страны нельзя было свободно выехать даже в туристическую поездку. Однако в СССР существовал огромный интерес к европейской истории, культуре, политике. Я не отрицаю влияние объективных ограничений на мобильность, контакты, возможности совместных проектов и общения, однако российское общество и особенно молодежь активно использует все возможности общения через глобальные социальные сети, различные форматы взаимодействия. Это означает, что даже при ухудшении отношений между странами Запада и Россией на официальном уровне у молодежи остается много возможностей для реализации своих личных и профессиональных интересов в странах Запада. Страны Запада ввели санкции и ограничения на определенный круг лиц, имеющих отношение к конфликту между РФ и Украиной, но это не касается рядовых россиян и молодежи с точки зрения мобильности, получения виз и возможности обучения и работы в других странах. Здесь больше зависит от личного интереса и квалификации.

Я принимала участие в нескольких проектах, связанных с изучением идентичности и отношений европейских и российских студентов. Исследования показывают наличие разницы в менталитете, или скорее в сфере общественных нравов и культуры, однако нет прямого антагонизма или отрицания друг друга. Заметен взаимный интерес и симпатии, даже при понимании существующих отличий. Я также хотела отметить интересную особенность, выявляемую в ходе исследований европейской идентичности многими исследователями. Европейская идентичность – это не только то, кем ощущают себя респонденты, но и то, кем бы они хотели быть и к какому «воображаемому сообществу» они хотели бы принадлежать[8]. Так что в этом отношении, у российской молодежи всегда есть выбор самоидентификации в соответствии со своими внутренними ориентирами, планами и интересами. Как показывают переписи населения в РФ, в условиях свободного выбора для самоопределения, некоторые респонденты выбирают принадлежность к сообществам, которые существуют только в литературных произведениях, такие как эльфы или гоблины[9].

Сейчас мы видим предпосылки для нового витка Восточного расширения Евросоюза. Какие главные противоречия Вы видите между Украиной, другими странами-кандидатами и членами ЕС? И как возможное вступление Украины отразится на положении последнего?

Расширение Европейского союза – это очень сложный и комплексный процесс, на который влияют многие факторы, включая политические, экономические, стратегические и прочее. После большого Восточного расширения в 2000-е и 2010-е гг., когда число стран, входящие в ЕС почти удвоилось, произошло качественное изменение ЕС, возникли новые проблемы и вызовы, которых не ожидали европейские политики и жители стран ЕС. После выхода из ЕС Великобритании в 2020 г. и до обострения конфликта между РФ и Украиной было понятно желание политиков ЕС притормозить процесс расширения, чтобы решить те проблемы, которые накопились в условиях все более усложняющейся структуры союза и новых вызовов. Поэтому объявление о формальном начале переговоров между ЕС и Украиной и Грузией о предоставлении им статуса кандидатов на вхождение в ЕС является все-таки политическим жестом поддержки Украины, ее европейского выбора. Между формальным закреплением статуса кандидата на вхождение в ЕС и принятием страны в союз может пройти не один десяток лет. Примером тому являются процесс Восточного расширения или статус кандидата Турции. Требования, которые должны удовлетворить страны-кандидаты, очень обширны, это десятки сотен норм и регламентов, объединенные в 35 глав[10]. Так что я не думаю, что Украина станет членом ЕС в ближайшее десятилетие. Трудно сейчас сказать, каким будет и сам Европейский союз через десть лет, как он изменится институционально и содержательно, какие количественные и качественные изменения произойдут. Поживем – увидим.

 

 


[1] Персональная страница на официальной сайте ТГУ: https://persona.tsu.ru/Home/UserProfile/101; персональная страница на сайте Электронной библиотеки ТГУ:

[2] Европейские исследования в России (1992-2017) /ред.: Буторина О.В., Дериглазова Л.В., Борко Ю.А., Громыко А.А. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2017. 464 с.

[3] Special Issue: EU-Russian Relations in Russia and in the Westю Journal of Contemporary European Studies. 2019. Vol. 27, № 2. https://www.tandfonline.com/toc/cjea20/27/2?nav=tocList

[4] The Routledge Handbook of EU-Russia Relations. Structures, Actors, Issues /ed.: Romanova T.A., Maxine David. New-York: Routledge, 2021. 506 p. https://www.routledge.com/The-Routledge-Handbook-of-EU-Russia-Relations-Structures-Actors-Issues/Romanova-David/p/book/9781138543676

[5] Nuclear Russia. International and Domestic Agendas /ed.: Deriglazova L.V., Pavlov A.I. Tomsk: Tomsk State University, 2020. 210 p. https://www.elibrary.ru/download/elibrary_44288023_51620004.pdf; Ядерный мир: новые вызовы режиму ядерного нераспространения / А. Абен Даурен, Г. Н. Валиахметова, Л. В. Дериглазова [и др.] ; Министерство образования и науки Российской Федерации, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина. – Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2017. – 432 с. – ISBN 978-5-7996-2225-1. – https://elar.urfu.ru/handle/10995/52556

[6] Европейский союз и Россия: лицом к лицу: материалы международной конференции ["Взаимоотношения ЕС и России" (г. Зальцбург, 15-16 июля 2006 год] / под ред. Л. Дериглазовой, А. Скуры (отв. ред.), С. Фритча. - Томск: Изд-во Томского ун-та, 2007. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000249614

[7] См., например, Общественное мнение – 2020. М.: Левада-Центр, 2021. С. 28.

[8] См., например, Дериглазова Л.В. Международная академическая мобильность: мотивация и проблемы адаптации молодых ученых из России и Европы //Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2019. № 59. С. 142-149. http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000661497

[9] Россияне смогут назваться в переписи населения печенегами и эльфами. РБК. 12/10/2021/ https://www.rbc.ru/rbcfreenews/61656f8e9a79472133659a06

[10] Chapters of the acquis. European Neighbourhood Policy and Enlargement Negotiations. https://ec.europa.eu/neighbourhood-enlargement/enlargement-policy/conditions-membership/chapters-acquis_en


Выходные данные cтатьи:

Интервью проводил стажёр ПИР-Центра Александр Горбачев, 16 мая 2022 г.

Обсуждение

 
 
loading