Эдвард Сноуден на весах российско-американских отношений

02.08.2013

Новость о предоставлении Эдварду Сноудену временного убежища на территории РФ закономерно обсуждается прежде всего в контексте возможных последствий этого решения для российско-американских отношений. С одной стороны, почва для опасений здесь действительно имеется – разоблачения Сноудена уже запустили цепь негативных эффектов и для РФ, и для США. Под влиянием разоблачений бывшего сотрудника АНБ в России инициированы прокурорские проверки в отношении российских сегментов сервисов компаний Google и Facebook, которые заподозрены властями России в нарушении международных соглашений об автоматизированной обработке персональных данных.

Столь же легко ожидать, что текущее развитие ситуации вокруг Сноудена рискует обусловить долгосрочную токсичную атмосферу для двусторонних контактов и переговоров по ряду чувствительных точечных вопросов – обмену раскрытыми агентами, рассмотрению запросов о раскрытии информации по киберпреступникам и лицам, подозреваемым в терроризме и экстремизме, обмену лучшими практиками спецслужб России и США по работе с Big Data и т.п. Не говоря уже о том, что теперь Россия может забыть о перспективах выдачи Бута и подобных ему фигур, в отношении которых ведется судопроизводство в США. Белый Дом, в свою очередь, стоит на пороге фиаско в части продвижения в России своей ключевой ценности – идеологии свободного интернета и защиты прав юзеров, которая и так жестко скомпрометирована разоблачениями Сноудена. Кто знает, сколько еще секретов в запасе у «пленника Шереметьево» и насколько сложнее теперь ему будет избегать соблазна поделиться ими с российскими спецслужбами?

Но так ли все драматично и действительно ли предоставление Сноудена убежища рискует стать красной чертой в российско-американских отношениях? Во-первых, российское решение с временным убежищем посылает в Белый Дом четкий сигнал о готовности к дальнейшему торгу – «на время мы его может и приютим, а дальше давайте думать». Кроме того, нельзя забывать об условии, которое Путин озвучил в тот самый день, когда возник слух о возможности получения Сноуденом убежища в России – беглец должен «перестать  наносить вред интересам США». Следует понимать, что нынешнее решение заключает в себе согласие Сноудена на следование этому правилу. Едва ли у российских государственных органов пропадет интерес к получению доступа к информации, которой обладает Сноуден, однако нынешняя формула по крайней мере может означать, что такие сведения останутся козырем в рукаве российской дипломатии на трудную минуту двусторонних переговоров с Вашингтоном, а не станут достоянием мировой общественности.

Кроме того - и это даже более важно – нельзя забывать о том, что российско-американские отношения имеют слишком диверсифицированный и стратегический характер, чтобы единственный – пусть сколь угодно громкий - скандал мог застопорить их развитие. Несмотря на нисходящую динамику в двусторонних отношениях с окончанием «перезагрузки», ряд сюжетов демонстрирует наличие у диалога РФ и США весьма и весьма солидного запаса прочности и потенциала конструктивного развития даже в тех сферах отношений, которые пострадали от разоблачений Сноудена. 

Хороший пример такого сотрудничества – российско-американский двусторонний трэк по мерам доверия в киберпространстве. В последнее время в нем отмечается существенный прогресс – 17 июня 2013 г. на полях саммита G8 в Ирландии было подписано совместное заявление Путина и Обамы об укреплении мер доверия в киберпространстве, а также прилагающихся к нему три соглашения по таким мерам. В рамках соглашений Россия и США обязуются круглосуточно и постоянно информировать друг друга о киберинцидентах и попытках кибератак, укреплять взаимодействие национальных центров реагирования на подобные инциденты, а также пользоваться горячей линией для предупреждения друг друга в экстренных случаях.

Символично, что механизмы взаимного оповещения частично будут реализованы на базе горячей линии «Москва-Вашингтон» для информирования об инцидентах с ядерным оружием, созданной во время холодной войны. Такая преемственность иллюстрирует растущую стратегическую значимость российско-американского взаимодействия в киберпространстве. По этой же причине недавние соглашения оказались востребованы и в условиях неблагоприятной общей конъюнктуры двусторонних отношений – есть вопросы, где сотрудничество нельзя приносить в жертву текущим кризисам и дипломатическим скандалом.

Это правило работает и  в отношении Сноудена – несмотря на оглушительный эффект, произведенный разоблачениями бывшего сотрудника АНБ, США и Россия просто вынуждены добрососедствовать и сотрудничать в киберпространстве, несмотря на весь багаж взаимной критики и обвинений. В каких-то аспектах сотрудничество может быть свернуто или приостановлено, однако технический двусторонний трэк мер доверия должен развиваться как один из работоспособных механизмов предотвращения кибервойн. Представляется, что Кремль и Белый Дом хорошо это понимают.

В стстаье использованы материала автора, впервые опубликованные на сайте издания Russia Direct (http://russiadirect.foreignpolicy.com/content/decision-grant-snowden-asylum-russia-really-so-tragic).

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading