Бросая вызов ОМУ-терроризму: доклад ПИР-Центра по ядерной безопасности и нераспространению

25.09.2013

Вопросы о том, как не допустить распространение оружия массового уничтожения (ОМУ) и его попадание в руки террористов, становятся особенно актуальными сегодня, когда в Сирии идет гражданская война с применением химического оружия (ХО). В Сирии сейчас царит такой хаос, что вполне вероятной становится беспрецедентная угроза попадания имеющегося в этой стране ХО к радикальным исламистским и террористическим группировкам, которые, возможно, и применили химоружие. Если воюющие в Сирии террористы получат широкий доступ к сирийскому химическому арсеналу, то это самым плачевным образом скажется не только на многострадальной Сирии. От удушливых и ядовитых газов начнут  гибнуть тысячи ни в чем не повинных мирных жителей городов США, европейских стран или России, как только овладевшим химоружием террористам покажется, что политика этих стран противоречит достижению их целей.

Поэтому мировая общественность с такой энергией взялась за реализацию предложенной Россией инициативы по установлению контроля над сирийским химоружием. Однако одной энергии недостаточно. Необходимо еще понять, каким образом можно контролировать и уничтожать чрезвычайно токсичное и опасное оружие в охваченной гражданской войной стране. Опыт уничтожения химоружия (УХО) в таких экстремальных условиях отсутствует.

Но, тем не менее, наработанный опыт УХО в спокойных, мирных условиях, который имеется у России и США, может и должен быть применен и для УХО в экстремальной ситуации. О том, как изучение российского опыта УХО может, например, помочь примерно оценить стоимость и сроки уничтожения сирийского химоружия, эксперты ПИР-Центра уже писали в своих публикациях. Еще более детально опыт сотрудничества стран по устранению связанных с ОМУ угроз, проанализирован в опубликованном 19 сентября 2013 г. докладе ПИР-Центра «Перспективы международного сотрудничества в области нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности». В эпоху, когда призрак ОМУ-терроризма грозно возвышается над человечеством, содержащиеся в этом докладе выводы и рекомендации могут оказаться остро востребованными. 

Доклад прошел внешнее рецензирование, но ему еще предстоит подвергнуться скрупулезному и критическому анализу со стороны ряда экспертов во время его презентации в Москве, которая состоится уже в ближайшие дни – 3 октября 2013 г. Возможно, не все положения доклада получат одобрительные оценки со стороны признанных авторитетов в области нераспространения и физической ядерной безопасности. Но с другой стороны, в числе авторов доклада также есть признанные авторитеты в этой области. Доклад предлагает конкретные меры, которые в случае их реализации могут снизить возможности террористов к получению ОМУ. Так что в этом смысле доклад ПИР-Центра является одним из реальных вызовов ОМУ-терроризму. В нынешних условиях глобализации такой вызов данному опасному явлению могут бросить не только отборные спецподразделения современных армий, высококвалифицированные специалисты спецслужб и политические лидеры, которые всей этой военизированной элитой руководят и предпринимают последовательные шаги для укрепления режима нераспространения. Небольшие, но активные неправительственные организации не зря признаются современными учебниками и научными трудами по международным отношениям в качестве все более влиятельных игроков (или акторов) на мировой арене. ПИР-Центр можно отнести к таким неправительственным организациям. Подготовленный ним доклад может внести не меньший вклад в противодействие самым опасным для человечества угрозам, чем действия спецподразделений и решения политических лидеров. Ведь перед принятием ключевых решений, касающихся мер по укреплению режима нераспространения ОМУ и физической ядерной безопасности, необходимо провести тщательный анализ текущей ситуации и дальнейших перспектив в этой области. Доклад ПИР-Центра как раз и предлагает такой анализ.

В докладе анализируются не только остро актуальные сегодня вопросы распространения химического оружия. Много внимания в докладе уделено необходимости противодействовать угрозе терроризма с использованием ядерного оружия или ядерных и других радиоактивных материалов. Ядерный терроризм намного опаснее, чем терроризм с использованием химического или биологического оружия. Правда, ядерный терроризм пока считается наименее вероятным из всех видов ОМУ-терроризма. Но ведь еще два года назад довольно  маловероятным казалось и применение террористами химоружия из сирийских арсеналов. Кто знает, может быть, какое-то очередное политическое потрясение на Большом Ближнем Востоке или в другом не самом безопасном регионе мира сделает угрозу теракта с использованием ядерного оружия вполне реальной. Нестабильный Пакистан является первым кандидатом на то, чтобы стать источником такой угрозы. В докладе ПИР-Центра потенциальная пакистанская ядерная угроза не обойдена стороной. Эксперты ПИР-Центра рекомендуют конкретные меры по усилению российско-американского сотрудничества для укрепления безопасности ядерных объектов Пакистана, а также предлагают более активно привлекать страну к членству в таком международном механизме, как Глобальное партнерство против распространения оружия и материалов массового уничтожения, что позволит сделать ситуацию в ядерной области в Пакистане более прозрачной и предсказуемой.

Но если угроза ядерного терроризма пока только маячит где-то на горизонте, то теракты с использованием биологического или химического оружия потенциально возможны уже сейчас. Мы часто даже не задумываемся над тем, насколько большой сегодня является угроза применения биологического или другого оружия массового уничтожения. А эта угроза во многом обусловлена тем, что рядом с нами живут тысячи или даже миллионы людей, которые знают, как это оружие произвести.

Здесь мы переходим к такой важной и, возможно, пока еще недооцененной теме, как культура нераспространения ОМУ и образования в данной области. В докладе ПИР-Центра данная тема также получила освещение.

При работе над докладом было обращено внимание на такой факт: ядерные и многие биологические технологии и знания имеют двойное назначение, и могут быть применены как для мирных, так и военных целей. Например, создание полного ядерного топливного цикла может с одной стороны облегчить стране задачи мирного развития атомной энергетики, но с другой, создание такого цикла может способствовать накоплению знаний, необходимых для производства ядерной бомбы. Соответственно возникает вопрос: как сделать так, чтобы специалисты-ядерщики из неядерных стран получали только те знания, которые необходимы для развития мирного атома и которых недостаточно для производства бомбы? Возможно, из образовательных программ для студентов из неядерных стран следует исключить курсы о полном топливном цикле, о переработке отработанного ядерного топлива и т.д.? Но есть ли в этом смысл, если сейчас чувствительная информация о производстве ядерного оружия имеется в свободном доступе в Интернете?

То, что нет особого смысла проводить некий водораздел между опасными и безопасными с точки зрения нераспространения ОМУ знаниями, становится особенно очевидно на примере биотехнологий. Микробиолог, исследующий опасные для здоровья и жизни вирусы для того, чтобы разработать современное лекарство против них, в то же время потенциально может использовать имеющиеся у него знания и материалы для производства биологического оружия.

Изучение всех аспектов ядерной физики или вирусологии объективно нельзя ограничить, так же, как нельзя запретить  получение новых знаний в области высшей математики или кибернетики. Ради научного прогресса человечеству приходится мириться с тем, что его лучшие умы обладают способностью создавать не тольконовые блага цивилизации, но и средства полного уничтожения этой цивилизации. И остается только надеяться на то, что ученые будут использовать свои способности не во вред, а во благо человечества. То есть остается полагаться на культуру и моральные качества ученых. Применительно к ученым, имеющим знания о производстве оружия массового уничтожения, речь идет о необходимости воспитания культуры нераспространения. А культура воспитывается в процессе образования.

Для более четкого определения термина «культура нераспространения», а также термина «культура физической ядерной безопасности» (и, возможно, выработки соответствующих терминов применительно к биологической безопасности), доклад ПИР-Центра в качестве рекомендации предлагает организовать работу нескольких авторитетных экспертов из разных стран по подготовке коллективного научного труда по данной тематике. Также важное значение для научных исследований в этой области будет иметь запланированный на 3 – 5 декабря 2013 г. международный семинар по культуре физической ядерной безопасности, который Россия организует совместно с МАГАТЭ с целью сделать так называемый подарок к предстоящему весной 2014 г. саммиту по ядерной безопасности в Гааге.

Все предложения доклада ПИР-Центра в концентрированном виде содержатся в резюме, и затрагивают они не только имеющие философский подтекст вопросы культуры нераспространения и безопасности, но также охватывают и конкретные технические моменты обеспечения эффективного экспортного контроля и надежной физической защиты чувствительных с точки зрения нераспространения материалов. К предложениям ПИР-Центра уже прислушиваются, так что есть основания полагать, что они будут внедрены на практике, и это еще больше сократит возможности ОМУ-террористов, не давая им возможности воспользоваться для получения доступа к ОМУ ни недостатками технического характера, ни слабостью человеческой натуры.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading