Там, на неведомых дорожках Азиопы

12.07.2015

Наблюдая в эти дни за уфимскими саммитами БРИКС и ШОС, я открываю свои записи семилетней (всего-то!), даже меньше того, давности, когда – морозным декабрем 2008 года – в Москву приехали представители Бразилии, Индии и Китая, чтобы, вместе со своими российскими коллегами, осмыслить, что может вылупиться из аббревиатуры БРИК – да и может ли вообще что-то путное вылупиться.

Бразильский коллега тогда заметил, что мы как в пьесе Пиранделло: «актеры в поисках автора». Но он же и предложил, чтобы долго не блуждать в, стратегическую цель для будущего объединения: «С окончанием холодной войны, правила договора Сан-Франциско исчерпали себя. Наша миссия – выработать новые правила миропорядка».

Но мы понимали, что делать это «наскоком» - неуместный романтизм. Другой риск, подстерегавший БРИК во младенчестве: растечься мыслью по древу, то есть говорить много, о глобальном, но в итоге – ни о чем. Поэтому была избрана тактика: идти к стратегической миссии через конкретные проекты по ограниченному числу приоритетных направлений.

На выходе из московского Хаята наши южные, восточные и юго-западные to-be-стратегические партнеры, помню, поеживались: декабрьский мороз был слишком непривычен. Но именно этот мороз нас, парадоксальным образом, не разобщил, а взбодрил - и настроил на амбициозное «коллективное авторство»

Следом был Екатеринбургский саммит. Потом - присоединение Южной Африки, эта концевая – не конечная – s, дающая ощущение множественности… Замысел Банка БРИКС… И вот уже БРИКС из умозрительной конструкции стал вполне себе реальностью, данной всему миру в ощущение, так что теперь один из авторов тех хаятовских посиделок В.А. Никонов может шутить о науке бриксологии – и в этой шутке уже лишь совсем малая доля шутки.

Когда аббревиатура не нуждается в расшифровке – это значит, что структура, стоящая за этой аббревиатурой, состоялась, и это уже не требует доказательств.

Короче, Уфа-2015 – это было серьезно. А спаривание саммита БРИКС с саммитом ШОС дало эффект умножения: этакий БРИКС в квадрате, особенно если учесть, что дан старт процессу присоединения к ШОС (которая на восемь лет старше, чем БРИКС) Индии и Пакистана.

Как сказал в Уфе китайский лидер Си Цзиньпин, «в Евразии формируется Сообщество общей судьбы». Несколько тавтологично, а по сути точно.

Вырисовывающаяся шосовская восьмерка, с акцентом на вопросы традиционной и новой безопасности, в ее пересечении с бриксовской пятеркой, пока что больше преуспевающей в роли финансово-экономического клуба, - дает ли она ту десятку, которая станет глобальной альтернативой западной семерке? Пока еще нет. Пройдя подростковые стадии, эти два форума еще только вступают в период энергичной зрелости, когда им и надо будет доказать свою состоятельность на деле. Индия и Пакистан – еще только на пути в ШОС. И на «скамейке запасных» все еще держат Иран, что стратегически ошибочно; процедура его присоединения к ШОС должна была, на мой взгляд, начаться уже в Уфе.

Наконец, БРИКС, разумно взяв тайм-аут по добавлению новых участников, раньше или позже должен будет обратиться в сторону хотя бы одной ведущей мусульманской страны для придания ему настоящего глобального характера. Сейчас преждевременно гадать, что это будет (должна быть) за страна – Турция? Египет? Индонезия? Но от этого выбора (а смотрины будут обоюдными) будет в значительной мере зависеть дальнейшая трансформация БРИКС и станут яснее очертания его глобальной привлекательности (или же их пределы).

Владимир ОРЛОВ

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading