Новая администрация США поддержала ядерную сделку с Ираном – что происходит?

21.04.2017

Последний шквал событий вокруг соглашения по иранской ядерной программе (СВПД) и его выполнения со стороны США привел к появлению большого количества новостей разной степени глубины и точности. Поскольку вопросы, касающиеся администрации Трампа, американского законодательства и соглашения по иранской ядерной программе, обычно сложные и запутанные, необходимо внести некоторую ясность.

 

1) 18 апреля 2017 г. администрация Трампа подтвердила, что Иран выполняет СВПД – это значит, что они поменяли свой подход и соглашению больше ничего не угрожает? 

Нет.

Согласно Iran Nuclear Agreement Review Act 2015 г. Президент должен каждые 90 дней подтверждать Конгрессу, что Иран выполняет СВПД, иначе включится автоматический механизм возврата санкций, что будет означать нарушение США своих обязательств по сделке. Никаких фактов, указывающих на серьезные иранские нарушения – нет, внятной стратегии в отношении Тегерана у Трампа тоже (пока?) нет. Так что Рексу Тиллерсону пришлось отправить письмо в Конгресс (хотя тянули они до последнего, а на сайте Госдепа новость о письме была озаглавлена "Иран продолжает поддерживать терроризм"). В письме Госсекретарь также сообщил, что администрация начнет всестороннюю межведомственную оценку СВПД (a National Security Council-led interagency review of the Joint Comprehensive Plan of Action), чтобы понять отвечает ли приостановка санкций в отношении Ирана интересам США.

 

2) На последовавшей пресс-конференции Тиллерсон заявил, что Иран спонсирует терроризм, мешает интересам США на Ближнем Востока и нарушает права человека, это, вообще, что-то значит?

Нет.

Все тоже самое говорила и администрация Обамы, не исключившая Иран из списка стран, поддерживающих терроризм. Но нужно обратить внимание на два момента. Первый, это сравнение политики в отношении Ирана с "провальными" подходами, которые привели к северокорейской ситуации. Впрочем, учитывая, что администрация США не оспаривает выполнение СВПД, критика сводится к тому, что соглашение ограничивает иранскую ядерную программу не навсегда, а только на определенный срок. Этот аргумент неоднократно озвучивался в ходе переговоров по СВПД и, пожалуй, это первое заявление новой администрации, котрое заслуживает внимательного рассмотрения и по которому возможен конструктивный диалог.

Второй момент, это продолжение темы о пересмотре политики в отношении Ирана. Причем, в отличие от письма в Конгресс, речь шла уже совокупности политики в отношении Тегерана, не только СВПД (Trump administration is currently conducting across the entire government a review of our Iran policy).

 

3) Как бы то ни было, обзор будет осуществляться 90 дней и значит до июля можно перестать беспокоиться о судьбе СВПД? 

Нет, нет и еще раз нет.

Сначала я вообще не мог понять, откуда взялась информация о том, что обзор продлится 90 дней. Этого не было ни в письме Тиллерсона в Конгресс (там примерно два абзаца), ни на пресс-конференции Тиллерсона по итогам (абзацев несколько больше, но там в основном о том, что нужно подходить к Ирану всесторонне, а не только рассматривать ядерную программу). Ни в ответах на вопросы Дональда Трампа по итогам встречи с премьер-министром Италии (с 13:35), Трамп сказал "мы сможем что-то сказать по этому поводу в недалеком будущем." 

Наконец, 90 дней нашлись в брифинге пресс-секретаря Белого Дома Шона Спайсера: “I think what the letter says is that the President is directing an interagency review of the deal as -- to review that, and we have 90 days before the next one comes up.  We'll have more. But right now we're undergoing a 90-day review”. Очевидно, что 90 дней, про которые говорит Спайсер, это срок, до которого Конгрессу нужно предоставить следующее механическое подтверждение того, что Иран выполняет СВПД (а еще через 90 дней – еще одно (We'll have more) и так далее), что только косвенно связано с пересмотром позиции Белого Дома к тому, нужно ли, вообще, США выполнять СВПД даже если Иран его соблюдает.

Учитывая, что Шон Спайсер был неоднократно замечен в неточных высказываниях, а сроки проведения обзоров и пересмотров политики при новой администрации обычно срываются, даже когда дедлайны озвучивает сам Трамп, сколько продлится обзор, даже примерно, непонятно. Что не помешало написать про срок обзора в 90 дней New York Times и Коммерсанту.    

 

4) Ну и что, теперь вообще неизвестно сколько ждать, чтобы понять, что все-таки ждёт СВПД?

Не совсем.

Стратегического пересмотра политики в отношении Ирана действительно можно ждать довольно долго. Но уже в мае нас ждет следующий «момент истины». Чтобы приостанавливать действие санкций в отношении Ирана, введенных Конгрессом, каждые 120 или 180 дней (в зависимости от конкретного закона) президент должен подписывать специальные указы. Последний раз такой указ подписал Барак Обама до инаугурации Трампа. 120 дней спустя – 18 мая (по довольно случайному стечению обстоятельств это произойдет за день до президентских выборов в Иране, со всеми отягчающими последствиями) новый президент США должен будет издать указ о том, что он приостанавливает действие санкций против Тегарана – довольно значительный разворот для Дональда Трампа, даже если предположить, что это временная мера – в ожидании подготовки новой «иранской» стратегии.

Ну, или Дональд Трамп может не издавать такой указ, но тогда обзор текущей политики в отношении Ирана уже не будет иметь никакого смысла.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading