Переждать Трампа

06.11.2018

В понедельник 5 ноября США ввели второй пакет односторонних санкций, запрещающий торговлю иранской нефтью. Под ударом окажутся также банковский, страховой, транспортный и судостроительный сектора экономики Исламской Республики. Санкции снова оказались востребованы после выхода Вашингтона из соглашения по ядерной программе (СВПД), несмотря на полное выполнение Тегераном своих обязательств и сопротивление со стороны других участников сделки – европейских стран, Россия и Китая. 

США выдвинули Ирану ряд условий, требующих от Тегерана настолько резко изменить свою внутреннюю и внешнюю политику, что сложно сказать, задумывались ли они как реальные переговорные позиции, или американская сторона была заинтересована в том, чтобы Иран отказался от переговоров и дал Вашингтону повод ввести максимально жесткие санкции. Многие в республиканской администрации не скрывали, что были бы только рады, если бы экономическое давление привело к смене власти Тегеране.

В отличие от тонкой и многосторонней санкционной политики президента Обамы, новая администрация США демонстративно сделала ставку на грубую силу. Дональд Трамп объявил, что продажи иранской нефти должны опуститься до нуля, а те, кто торгует с Тегераном не смогут торговать с Вашингтоном. На повестке дня оказались санкции в отношении системы межбанковских платежей SWIFT в случае, если она продолжит работать с Ираном. Пользуясь мощью своего финансового сектора, США готовились ломать сопротивление мирового сообщества, включая своих союзников, через колено. Напуганные международные компании одна за другой отказывались от иранского рынка, союзники Вашингтона в Азии прекратили покупки иранской нефти.

Другие участники СВПД пытались сопротивляться – в конце концов, экономические выгоды были важной причиной участия Ирана в сделке. Без них Тегеран мог снова начать наращивать ядерную программу. Схожей позиции придерживались крупные покупатели иранских углеводородов – Индия и Турция. Евросоюз начал вырабатывать финансовый механизм для обхода американских санкций, но, несмотря на политический символизм, было ясно, что в ближайшее время эффективно он не заработает. По меткому замечанию индийского коллеги международное сообщество «пыталось копать колодец во время пожара».

Но чем ближе приближался день введения санкций, тем более гибкой становилась позиция США. Сначала появились сообщения, что Вашингтон не будет добиваться от SWIFT полного отключения иранских банков. Затем госсекретарь Помпео объявил, что восемь стран получат разрешение продолжить закупать иранскую нефть, пусть и временно и в ограниченных масштабах.

США «моргнули» первыми.

Для объяснения решения американской администрации можно привести много рациональных причин. Вместо того, чтобы диктовать условия Ирану, США оказались втянуты в противостояние с большей частью мировой экономики – борьба с Индией подрывала бы позиции в глобальном противостоянии с Китаем, санкции против SWIFT грозили ударить по всему мировому банковскому сектору, а растущая цена на нефть негативно отражалась на внутриполитической ситуации в США.

Однако именно рациональность этого подхода поставила успех стратегии Вашингтона под сомнение. Отказавшись (даже на время) от тотальной войны с Ираном, США оказались в ситуации 2012 года, только без резолюций СБ ООН, дававших юридическое оформление санкциям и союзников, готовых останавливаться суда в море, чтобы проверить, куда идут поставки нефти. Наоборот, союзники Вашингтона продолжат работу над механизмами обхода санкций. В прошлый раз США понадобилось несколько лет максимального давления, чтобы добиться от Тегерана уступок по значительно менее принципиальному вопросу. Не факт, что у Дональда Трампа, почти достигшего половины своего президентского срока, эти несколько лет есть. Иранская стратегия «переждать Трампа» становится все более реальной.  

Это не значит, что Тегерану будет легко. Иранскому правительству придется искусно реагировать на недовольство населения резким ухудшением уровня жизни, которое уже вызывало протесты, удерживать вместе элиты, и стараться не нарушить СВПД – в том же Евросоюзе есть страны, которые были бы рады любому поводу выйти из некомфортного противостояния с США и оказаться на привычной «правильной стороне истории».

Но все это Иран уже проходил. Тегеран не выиграл первый этап противостояния с США, это вряд ли было возможно, но, что куда важнее, он его и не проиграл.

 

Сокращенная версия колонки была опубликована в газете "Коммерсантъ" от №203 от 06.11.2018.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading