Способны ли Россия и КНР стать гарантами безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

07.04.2021

По окончании визита С. Лаврова в КНР, прошедшего 22-23 марта 2021 года, мировые СМИ обратили внимание, что встреча глав МИД России и Китая прошла после саммита лидеров США, Индии, Австралии и Японии в рамках формата «QUAD». Такое совпадение стало поводом для спекуляций о готовности Москвы и Пекина выступить противовесом этой группировке.

Россия и Китай: гибкое сотрудничество

Повышенное внимание к формату «QUAD» в контексте российско-китайского диалога неслучайно. Так, «QUAD» представляет собой стратегический диалог, который подразумевает проведение регулярных встреч по вопросам региональной безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. Выступая форумом по безопасности, «QUAD» остается неформальной структурой, что позволяет его участникам сохранить максимальную степень свободы и избежать чрезмерной взаимозависимости.

Подобный подход привлекателен для Москвы и Пекина, поскольку, фактически, отвечает их интересам в подходах к двустороннему сотрудничеству.

Совместное заявление министров иностранных дел России и КНР, сделанное 23 марта 2021 года, констатирует готовность сторон развивать международный диалог, основываясь на собственных подходах как к пониманию прав человека, демократии, так и международного права. Среди ценностей международного сотрудничества стороны называют открытость, равноправие и деидеологизированность, совместное реагирование на вызовы и угрозы глобального характера, совместные усилия по отстаиванию авторитета многосторонних структур и повышение эффективности их работы, способствование оптимизации системы глобального управления, защита мира и стратегической стабильности.

Пристальное внимание к проблематике российско-китайских отношений и возможности развития регионального диалога по безопасности связано с двадцатилетием Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Вероятнее всего базовый росийско-китайский договор будет продлен до 2026 года, а значит его принципы продолжат играть ключевую роль в выстраивании подходов сторон к обеспечению региональной безопасности. Так, договор обладает базовыми принципами, позволяющими развивать военно-техническое сотрудничество и обеспечить основы взаимодействия Москвы и Пекина в сфере безопасности.

Маркером сближения Москвы и Пекина в сфере оборонной политики стало начало совместного патрулирования дальними бомбардировщиками в АТР, впервые прошедшее 23 июля 2019 года. Совместное патрулирование было названо попыткой России и Китая уравновесить силы США и их союзников в регионе.

Кроме того, внимание к обеспечению региональной безопасности находится в связке с распадом Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Разрыв ДРСМД привел к тому, что Китай стал обращать особое внимание на развитие архитектуры евразийской безопасности. Подобная ситуация вызвана тем, что выход США из ДРСМД был направлен не только на противостояние с Россией, но и в отношении Китая, значительно укрепившего свой военный потенциал.

После выхода из ДРСМД, США, по мнению китайских аналитиков, могут разместить ракеты наземного базирования средней дальности не в Европе, а в Азии, что подвергнет наибольшей угрозе не столько Москву, сколько Пекин.

При этом следует учитывать, что дальнейшая динамика российско-китайского взаимодействия будет напрямую зависеть от развития внутрикитайских подходов к внешней политике, поскольку сегодня в КНР происходит обновление внешнеполитических подходов под давлением «Идей Си Цзиньпина».

«Новая эра» КНР: взгляд на безопасность

Так, в 2017 году в КНР была опубликована Белая книга «Политика Китая в отношении сотрудничества в сфере безопасности в АТР». Согласно документу, Пекин рассматривает достижение регионального процветания и стабильности зоной своей ответственности. Китай готов добиваться региональной безопасности посредством взаимовыгодного сотрудничества, что выступает одним из ключевых внешнеполитических подходов современной внешней политики Китая.

В КНР называют ряд факторов, выступающих направляющими для создания системы безопасности в АТР: способствование общему развитию и создание прочной экономической основы для мира и стабильности; способствование построению партнерских отношений и укрепление политической основы мира и стабильности; улучшение существующих региональных многосторонних механизмов и укрепление основы для поддержки мира и стабильности; способствование установлению правил и совершенствовать институциональные гарантии мира и стабильности; активизация военных обменов и сотрудничества, чтобы предложить больше гарантий мира и стабильности; должным образом разрешать разногласия и споры и поддерживать здоровую атмосферу мира и стабильности.

Белая книга «Политика Китая в отношении сотрудничества в сфере безопасности в АТР» обращает внимание на роль российско-китайских отношений для обеспечения региональной безопасности. Интересно, что Белая книга упоминает о нескольких совместных заявлениях Москвы и Пекина, которые, вероятно, рассматриваются как ключевые документы для дальнейшего развития регионального диалога по безопасности.

Так, Совместное заявление России и КНР, сделанное по окончании визита В. Путина в Китай 25 июня 2016 года, не только описывает ключевые факторы развития российско-китайских отношений, но и говорит о продвижении сотрудничества в совмещении и дополнении навигационных систем «ГЛОНАСС» и «БЭЙДОУ», о расширении двустороннего сотрудничества в сфере информационного пространства, а также комплексного развития сотрудничества.

Вместе с этим, Совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности и Совместное заявление о сотрудничестве в области развития информационной сферы, также сделанные в 2016 году, раскрывают ключевые аспекты сотрудничества Москвы и Пекина.

Белая книга отмечает, что стороны продолжают укреплять сотрудничество в региональных многосторонних рамках, защищать цели и принципы Устава ООН и нормы международного права, регулирующие современные международные отношения, сложившиеся по итогам Второй Мировой войны. Подобное заявление Пекина крайне важно, поскольку в современный условиях Пекин прибегает к использованию нарратива о победе во Второй Мировой войне с целью подчеркнуть свою приверженность нормам международного права и международной системе с ведущей ролью ООН, а также отметить свой статус как гаранта существующего международного порядка.

Другой доктринальный документ КНР, Белая книга «Национальная оборона КНР в новую эпоху», опубликованная в 2019 году, отмечает, что страны Азиатско-Тихоокеанского региона все больше осознают, что они являются членами сообщества с общей судьбой (人类命运共同体).

Говоря о создании архитектуры сотрудничества в области региональной безопасности в рамках Белой книги, в КНР отмечают важность ряда международных площадок.

Первой площадкой названа Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), которая рассматривается как организация всеобъемлющего регионального сотрудничества нового типа. Появление концепции так называемого «Шанхайского духа», который сочетает взаимное доверие, выгоду, равенство, консультации, уважение к различным цивилизациям и стремление к общему развитию, перекликается с ключевыми ценностями политической повестки КНР. Отмечено, что ШОС внесла новый вклад в региональный мир и развитие.

Далее Китай говорит о важности роли Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), которое играет важную роль в построении архитектуры сотрудничества в области безопасности в Азии.

Далее Китай говорит об участии в многосторонних диалогах и механизмах сотрудничества, таких как Встреча министров обороны АСЕАН с партнерами по диалогу (ADMM-Plus), Региональный форум АСЕАН, Диалог Шангри-Ла, Джакартский международный диалог по вопросам обороны. Подчеркнуто, что в формировании архитектуры безопасности имеют не последнюю роль неформальные встречи министров обороны, а также предложения и конструктивное продвижение инициатив по укреплению регионального сотрудничества.

Наконец, Китай упоминает о проведении Сяншаньского форума, который представляет собой платформу обмена мнений, расположенную в Пекине. Интересно, что в 2014 году Сяншаньский форум был преобразован в платформу международного диалога по вопросам безопасности и обороны в формате «полуторного» трека, что позволило экспертам в сфере международных отношений и безопасности принимать в нем более активное участие.

Таким образом, современные подходы КНР, хотя и демонстрируют большую активность Пекина в международных отношениях и его готовность к участию в выстраивании системы безопасности в АТР, Китай остается сторонником неформальных объединений, построенных по сетевому принципу и, что важно, позволяющих обеспечить «коренные интересы» (核心利益) Китая: безопасность, суверенитет и развитие.

Москва и Пекин: гаранты безопасности?

Говоря о перспективах России и КНР в создании системы безопасности в Азиатско-тихоокеанском регионе, отметим ряд факторов, способных привести стороны к построению качественного партнерства в этом направлении.

Во-первых, формат «QUAD», реализуемый США, Японией, Индией и Австралией, может быть интересным для изучения в России и КНР, поскольку он обладает всеми необходимыми характеристиками, которые могли бы позволить Москве и Пекину проводить регулярные консультации по региональной безопасности без создания формального военно-политического союза.

Во-вторых, Москве и Пекину необходимо актуализировать и сформировать базовый набор совместных договоренностей и заявлений, который бы выступил в качестве рамок сотрудничества в сфере региональной безопасности. Подобная работа необходима для определения формата сотрудничества и демонстрации третьим странам о потенциале Москвы и Пекина предложить в АТР комплексную систему безопасности, отличную от видения Вашингтона.

В-третьих, активизация сотрудничества России и Китая в названных международных организациях и диалоговых площадках способна качественно продвинуть двусторонний диалог по региональной безопасности. В виду готовности Пекина задействовать неформальные каналы в сфере развития сотрудничества, подобные возможности должны быть также проработаны.

Наконец, развитие «Идей Си Цзиньпина», предлагающих обновленные концептуальные основы современной внешней политики Китая, требует от российского экспертного сообщества большего внимания к их изучению, что позволит точнее понимать действия Пекина на международной арене.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading