Дальневосточный Нюрнберг

20.09.2021

6–7 сентября в Хабаровске прошел форум «Хабаровский процесс: историческое значение и современные вызовы», который был проведен впервые после окончания этого трибунала в 1949 году. Несмотря на то, что процесс не имеет статуса Международного трибунала над военными преступниками Второй мировой войны как Нюрнбергский и Токийский процессы, он по праву стоит с ними в одном ряду. На этом процессе были доказаны факты подготовки Японией бактериологической войны, производства и испытания данного вида оружия, в том числе на живых людях. И если бы не операция Красной Армии на Дальнем Востоке, то, как считают многие исследователи и участники конференции, применение накопленного Японией оружия в тот момент могло бы уничтожить не только население Дальнего Востока, но и всё человечество.

Несмотря на то, что руководство Советского Союза организовало Хабаровский процесс очень взвешенно, аргументированно и по всем правилам судопроизводства, протоколы заседаний публиковались только в газетах. Не имея международного статуса, Хабаровский процесс мало привлекал к себе внимание, в последующие годы был недостаточно изучен, а материалы оставались лежать в закрытых архивах ФСБ.

Сейчас, когда разные политические силы «жонглируют» фактами в угоду собственным интересам и переписывают историю Второй мировой войны, становится чрезвычайно важным раскрывать неопровержимые доказательства совершенных военных преступлений, в том числе в отношении мирного населения.  При этом также необходимо создавать возможности для исследователей, журналистов со всего мира обращаться к данному событию, ведь документальное наследие этого судебного процесса, выходя за рамки одного события, имеет беспрецедентное значение для понимания в целом места Дальневосточного региона в истории Второй мировой войны, а также проливает свет на некоторые факты применения бактериологического оружия милитаристской Японией. И, по сути, Хабаровский процесс запустил процесс создания универсальной правовой базы для предотвращения применения биологического оружия в мире.

Поэтому на площадке форума одним из центральных событий стало открытие выставки архивных документов «Дальневосточный Нюрнберг». Это документальная летопись Хабаровского процесса, куда вошли рассекреченные архивные материалы судебного процесса над 12 японскими военными преступниками, а также документы предварительного следствия, из которых становятся известны планы милитаристской Японии в отношении СССР. Это документы и материалы из Историко-документального департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации, Государственного архива Хабаровского края, Хабаровского краеведческого музея, Центрального архива ФСБ России, архива Управления ФСБ России по Хабаровскому краю и Управления ФСБ России по Забайкальскому краю, а также трофейные документы из Японской военной миссии. Документы представляют собой показания и дневниковые записи обвиняемых, показания свидетелей, акты судебно-медицинских экспертиз, протоколы допросов, фотокопии распоряжений японского командования и т.д. Например, на выставке можно увидеть протокол допроса командующего Квантунской армией Ямада Отодзоо от 10 марта 1949, в котором он объясняет, почему ему пришлось ликвидировать секретные здания, оборудования и материалы отряда 731 — чтобы советские войска не получили подтверждающих документов о подкотовке Японией бактериологической войны против СССР. Также стоит обратить внимание на ещё один протокол допроса Ямада Отозоо от 6 декабря 1949 года, где главнокомандующий Квантунской армии окончательно признаёт вину в том, что «осуществлял непосредственное руководство подготовкой бактериологической войны против СССР». В другом представленном на выставке протоколе допроса от 15–17 января 1947 года подполковник медицинской службы японской армии Ниси Сюньэй рассказывает о том, что планировалось использовать бактерии чумы в случае войны с СССР в 1945 году. Кроме этого, в протоколе допроса от 8 декабря 1946 года начальник отдела бактериологического отряда №731 генерал-майор медицинской службы Кавасима Киоси сознаётся в фактах применения бактериологического оружия против китайских войск в 1940 и 1941 годах.

На пленарном заседании первого дня работы форума почти каждый выступающий обращался к фактам из рассекреченных документов. Так, например, Алексей Васильев, начальник Управления регистрации архивных фондов ФСБ, подробно рассказал о том, что уже с середины 1930-х годов на границе Маньчжурии с СССР были организованы засекреченные подразделения Квантунской армии, отряд 731 и отряд 100, в которых производились исследования и опыты по выращиванию бактерий тифа, чумы, холеры, дизентерии и др. В спец. отделении одного из отрядов находилось 4500 инкубаторов, которые за один производственный цикл могли произвести 45 кг блох-переносчиков болезней. А Михаил Супотницкий, микробиолог, главный специалист ФГБУ «27 Научный центр» Министерства обороны Российской Федерации, рассказал о том, что милитаристской Японией разрабатывались разные методы применения бактериологического оружия: например, через блох можно заразить грызунов-возбудителей бубонной чумы, которая потом переходит в легочную чуму и уже в дальнейшем распространяется самостоятельно (чума в отличии от современного COVID-19 имеет 100% летальный исход). Осуществлялось это таким образом: сначала одни самолеты стреляли и загоняли людей в подвалы, затем другие выбрасывали блох и зерно, чтобы сбежались грызуны. И такой способ использовали американцы в 1952 году во время войны в Корее, ведь многие из тех, кто готовил бактериологическую войну, перешли на службу в США. И об этом также говорил Ким Ен Ун, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН. Также Михаил Супотницкий поделился информацией о сотрудничестве Японии с другими государствами по разработке биологического оружия. В 1930-е годы в Польше работала лаборатория Гольба, где проходили ингаляционные испытания; туда в 1935 году даже приезжала японская делегация. Изначально планировалось проведение процесса, аналогичного Хабаровскому, и над польскими военными преступниками, однако замысел не был реализован из-за смерти Сталина.

Сергей Нарышкин, председатель Российского исторического общества, напомнил, что Япония нарушила Женевский протокол 1925 года, запрещавший применять бактериологическое оружие в военных действиях, — лаборатории были созданы уже в 1930-х годах. Также участники конференции отметили важность того, чтобы человечество озаботилось угрозами применения не только ядерного, но и бактериологического оружия. По их мнению, следует вернуться к вопросу принятия США Протокола 2001 года Конвенции 1972 года о запрещении биологического оружия, предусматривающего механизмы взаимного контроля. Сегодня по всему миру, в том числе в приграничных России государствах, развернуты военные лаборатории, и никто не знает, какие именно исследования там проводятся.

На форуме выступали участники из Индии, Китая, Израиля, которые высоко оценили значимость мероприятия для всего мирового сообщества. Так, Кумар Прашант, президент Ассоциации юристов Индии, управляющий партнер «Trinaya Legal», президент Правового фонда Индии, отметил, что не знал о Хабаровском процессе ничего до момента приглашения его на это мероприятие. Так, в базе документов ООН не содержится ни одного материала по данному событию. В свою очередь, Кумар выразил желание распространять информацию в мире о том темном прошлом, которое всё ещё сокрыто.

И, конечно, много на форуме говорили о средствах привлечения молодежи к этой теме. Минобрнауки сейчас разрабатывает образовательный модуль для студентов и школьников «Без срока давности», рассказывающий о преступлениях нацистов, где также будет освещен Хабаровский процесс.

Сама я принимала участие в форуме как представитель Общероссийского народного фронта, который поддерживает проект «Без срока давности», цель которого — сохранить историческую память о геноциде мирного населения во время Великой Отечественной войны. В частности, в рамках этого проекта запущен конкурс среди студентов-архитекторов по разработке эскизных проектов мемориальных комплексов, посвященных трагическим событиям и преступлениям массового уничтожения мирных жителей «Без срока давности. Минута молчания». Этот конкурс — попытка вовлечь творческую молодежь в сложную для восприятия тему. Но в нынешних условиях так называемой «ментальной войны» (определение Андрея Ильницкого, советника Министерства обороны РФ), задача производства визуальных смыслов становится одной из важнейших. В эпоху пост-правды и качественно новых особенностей психоэмоционального развития современной молодежи мы должны искать современные формы не только привлечения внимания молодежи, но и погружения их в этот сложный, но важный контекст. Специально для форума со студентами Тихоокеанского университета при кураторстве преподавателей Московского архитектурного института были разработаны временные инсталляции для парка по теме Хабаровского процесса.

Форум прошел массово, на 8 площадках в городе. Были показаны фильмы, представлены различные выставки, ход мероприятий широко освещался в СМИ. Форум направлен на решение разных задач, но, как отметил Сергей Нарышкин (с чем нельзя не согласиться): «Мы не должны осуждать весь японский народ, милитаристское правительство не учитывало их интересы. Виновники те, кто дает и исполняет приказы. Было бы исторически справедливым, чтобы официальный Токио согласился признать итоги Второй мировой войны. Такое решение послужило бы самой прочной основой для развития двусторонних отношений на качественно новый уровень, позволяющий искать развязки по всем, в том числе чувствительным вопросам».

Особое значение проведения Хабаровского форума с точки зрения сохранения исторической памяти и недопущения преступлений против человечности были также отмечены в обращении президента России Владимира Путина к участникам форума. «Его [Хабаровский процесс – прим.] проведение стало выражением принципиальной позиции нашей страны по факту грубого нарушения норм международного права, включая запрет на использование химического и биологического оружия. Хабаровский процесс стал первым и значимым шагом на пути к запрещению подобного оружия массового поражения, фактически предтечей соответствующей конвенции ООН 1972 года», — заявил президент России. На открытии форума также выступил Министр иностранных дел России Сергей Лавров, который, в свою очередь, призвал нынешнее и будущие поколения россиян помнить о зверствах милитаристской Японии. Он отметил, что вынесенные на Хабаровском процессе 1949 года приговоры дали объективную оценку совершенным преступлениям.

Результатом Форума стала резолюция, в которой участники пришли к консолидированному  мнению о том, что Хабаровский процесс «положил начало созданию международной правовой базы для предотвращения применения биологического и иного запрещенного оружия». Участники решили подготовить современное издание материалов Хабаровского процесса, придать публичному осуждению военные преступления, выявленные в ходе процесса, содействовать «воспитанию подрастающих поколений в духе гуманизма, добра и милосердия, морали и нравственности». 

Полный каталог выставки можно увидеть здесь.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading