Эксперты

  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Старший юридический советник
  • Место работы : Региональная делегация Международного Комитета Красного Креста в Российской Федерации, Беларуси и Молдове
  • Должность : Генеральный секретарь
  • Место работы : Ассоциация международного права
  • Должность : Заместитель директора
  • Место работы : Институт проблем информационной безопасности, МГУ имени М.В. Ломоносова
Все эксперты

Связанные статьи

На примере стран восточного мира, идеология которых зиждется на религиозных и культурных столпах, можно проследить процессы борьбы за национальную идентичность и сохранение культурных ценностей посредством регулирования информационной сети, роль которой в условиях инновационного развития мира несоиз...

В этом номере Russia Confidential мы продолжаем фиксировать ключевые моменты выступлений недавно состоявшейся в Москве VI Московской конференции по международной безопасности, собравшей ведущих экспертов, военных специалистов и практиков в области безопасности из 86 стран мира.
Темами этого номера ст...

«Право войны» и киберпространство

06.04.2016

МОСКВА, 6 АПРЕЛЯ, 2016. ПИР-ПРЕСС – «В реальных боевых действиях определить, кто воюет, значительно проще — можно съездить и посмотреть на месте. Когда мы имеем дело с боевыми действиями с применением компьютерных технологий, далеко не всегда можно определить, откуда произошла атака, кто ее осуществлял, и уж тем более контролировалась ли она государством, с территории которого производилась, и в какой мере», – Мария Гаврилова, старший советник по правовым вопросам Региональной делегации Международного Комитета Красного Креста (МККК) в РФ, Беларуси и Молдове.

Ущерб, нанесенный в результате инцидентов в киберпространстве, может быть не менее существенным, чем последствия традиционных вооруженных конфликтов. При этом при кибератаке идентификация источника нападения крайне проблематична, а отсутствие международно-признанного определения акта агрессии в киберпространстве и общего понимания границы, за которой применение силы в нем может приравниваться к вооруженной атаке, оставляют обширное пространство для интерпретации намерений и действий сторон конфликта.   

Попытки договориться об определениях на площадке международных организаций, к примеру, Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности ООН, раз за разом терпят поражение, не в последнюю очередь из-за конфронтации между США и Россией. В результате вместо согласованных на международном уровне инструментов появляются отдельные договоренности на уровне политических и военных объединений — дальше всего продвинулся НАТО с его Таллинским руководством по международному праву, применимому при ведении кибервойны.

Вопрос международного правового регулирования конфликтов с использованием информационных технологий, в частности, применения международного гуманитарного права, остается открытым.

Эти и другие проблемы обсуждались на круглом столе в рамках 15-й Международной школы ПИР-Центра по проблемам глобальной безопасности. Журнал Индекс Безопасности публикует материалы круглого стола в номере 4 (115), Зима 2015 г.

Мария Гаврилова, старший советник по правовым вопросам Региональной делегации Международного Комитета Красного Креста (МККК) в Российской Федерации, отмечает, что «намного проще дать указание остановить танк, который едет в город, чем остановить работу вирусов, которые уже были запущены в компьютерную систему». Гаврилова заявила, что существующие нормы МГП применимы ко всем методам ведения войны. Однако при этом она перечисляет сложности в применении этих норм к киберпространству и признает, что МПГ «требует немалой доработки».

Консультант ПИР-Центра Олег Демидов рассказал о проблеме отсутствия общепризнанной интерпретации международного права применительно к конфликтам в киберпространстве. По его мнению, «международно-правовая анархия, помноженная на трансграничный характер любой операции в киберпространстве, сможет очень быстро спровоцировать международные кризисы и даже вооруженные конфликты. Особенно опасным выглядит тот факт, что реакция государств на недружественные действия в киберпространстве при отсутствии прозрачного и общепринятого международно-правового механизма разрешения разногласий может совсем необязательно ограничиваться киберпространством. На практике это будет означать растущий риск эскалации кризисов в киберпространстве до конфликтов с использованием кинетических вооружений».

Соглашаясь с мнением о необходимости выработать единые международные правила поведения в киберпространстве, заместитель директора Института проблем информационной безопасности МГУ имени М. В. Ломоносова Анатолий Стрельцов предлагает использовать концепцию неявного оружия для обозначения «злонамеренного использования информационных технологий как разновидность вооруженной атаки». Также, по мнению эксперта, создание профильной международной организации способствовало бы урегулированию проблем в этой области.

Андрей Козик, генеральный секретарь Ассоциации международного права (Белоруссия) и член рабочей группы по подготовке второй редакции Таллинского руководства, принимавший участие в работе Группы правительственных экспертов ООН, призвал развивать и поддерживать международные академические проекты, призванные оценить применимость международного права к конкретным правоотношениям. «Для таких стран, как Россия, и таких организаций, как ОДКБ, на мой взгляд, создание подобных проектов жизненно важно. К сожалению, у нас традиционно мало внимания уделяется академической составляющей, а постсоветская наука международного права по-прежнему обособлена от всего мира. Боюсь, что пока мы, вместо того чтобы создавать свои проекты и приглашать в них иностранных специалистов, будем критиковать чужие, так все и останется», – заявил эксперт.

 По вопросам, касающимся журнала «Индекс Безопасности», вы можете обращаться к главному редактору Ольге Мостинской по телефону +7 (495) 987 19 15 или по электронной почте mostinskaya at pircenter.org.

Обсуждение

 
 
loading