Эксперты

  • Должность : Заведующая отделом внешней политики
  • Место работы : Издательский дом Коммерсантъ
  • Место работы : Судья Международных трибуналов ООН для Руанды и для бывшей Югославии (в отставке)
  • Должность : Член Экспертного совета
  • Место работы : ПИР-Центр
  • Должность : Директор проекта по азиатской безопасности; Директор проекта по новым технологиям и международной безопасности
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Эксперты ПИР-Центра о запрете боевых роботов

06.09.2018

МОСКВА, 6 СЕНТЯБРЯ 2018. ПИР-ПРЕСС. – «Автономное оружие делает военных романтиками: они предвкушают очередную революцию в военном деле. Но для международных отношений это означает новую гонку вооружений, соблазны глобального военного доминирования, слом теории сдерживания и международную нестабильность», – Вадим Козюлин, директор проекта ПИР-Центра по новым технологиям и международной безопасности.   

С 27 августа по 1 сентября в Женеве состоялись переговоры о разработке запрета на смертоносные автономные системы (САС) на площадке Группы правительственных экспертов Конвенции ООН о негуманном оружии. В конференции приняли участие делегации из 88 стран, в том числе и России. В ходе переговоров, 26 государств выступили с инициативой полностью запретить автономных роботов-убийц (речь идет о самых разных видах вооружений — от беспилотников до танков и систем ПВО) – среди них Австрия, Аргентина, Бразилия, Боливия, Ватикан. Россия в их число не входит. Как поясняет член Совета ПИР-Центра и заместитель заведующего отдела внешней политики газеты Коммерсантъ Елена Черненко, сторонники запрета роботов-убийц надеялись, что встреча в Женеве позволит наделить Группу правительственных экспертов мандатом на выработку соответствующего юридически обязывающего международного договора. Однако скептично настроенные государства заблокировали данную инициативу. Координатор глобальной кампании Остановите роботов-убийц (Stop Killer Robots), представитель правозащитной организации Human Rights Watch Мэри Уорхэм причисляет к ним Россию, США, Австралию, Израиль, Южную Корею и Японию.

Российская делегация заранее дала понять, что заблокирует эту инициативу. Как пояснил в интервью Коммерсанту советник в отставке департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями (ДНКВ) МИД РФ и член Экспертного совета ПИР-Центра Андрей Малов, Россия скептически относится к переговорным перспективам инициативы о запрете САС, поскольку «проблематика смертоносных автономных систем вооружений […] достаточно сырая. Многие ее аспекты остаются непроясненными. Де-факто подобные системы еще не существуют, физически их нет. Как и нет пока универсально понимаемого рабочего определения, что такое САС. Разные страны, международные организации и неправительственные структуры вкладывают свое понимание в этот термин. И на данный момент картина получается достаточно хаотичной».

По мнению профессора международного права и члена Экспертного совета ПИР-Центра Бахтияра Тузмухамедова, в ходе процесса в Женеве была особенно примечательна попытка использовать оговорку Мартенса, которая в отсутствие согласованного договора могла бы если не запретить, то ограничить возможности разработки, развертывания и применения автономных ударных вооружений. Эксперт считает, что в международном праве трудно выделить обычаи, которые имели бы содержание, прямо применимое к САС. А оговорка Мартенса, к тому же, не имеет конкретного нормативного содержания, это призыв к переговорам по выработке специальных норм, регулирующих конкретные материальные объекты и правоотношения в связи с ними.

Как указывает директор проекта ПИР-Центра по новым технологиям и международной безопасности Вадим Козюлин, на переговорах под эгидой ООН обсуждалась лишь одна группа угроз, связанных с применением автономных ударных систем. Эти угрозы связаны с проблемой так называемого значимого человеческого контроля, то есть с рисками, связанными с исключением человека из цикла принятия решения о применении оружия. Но не менее важны и две другие группы угроз. «Вторая группа угроз связана с риском нарушения стратегической стабильности. Автономное оружие делает военных романтиками: они предвкушают очередную революцию в военном деле. Но для международных отношений это означает новую гонку вооружений, соблазны глобального военного доминирования, слом теории сдерживания и международную нестабильность», – отмечает эксперт. 

Третья же группа связана с тем, что с внедрением систем на базе искусственного интеллекта применение оружия будет также автоматизировано и передано на аутсорсинг командно-аналитическим системам с использованием искусственного интеллекта. Скорость принятия решения машиной оставит человеку лишь функцию одобрения мер, уже задуманных роботом.

Решение о будущем Группы правительственных экспертов будет принято 23 ноября на встрече стран – подписантов Конвенции о негуманном оружии. По мнению Елены Черненко, есть вероятность, что решение будет компромиссным — группа продолжит существовать, но без переговорного мандата.

По вопросам, связанным с проектом ПИР-Центра по новым технологиям и международной безопасности, вы можете связаться с директором проекта Вадимом Козюлиным, по телефону +7 (495) 987 19 15 или по электронной почте kozyulin@pircenter.org.

Обсуждение

 
 
loading