Эксперты

  • Должность : Директор
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Интервью Владимира Орлова о Программе совместного уменьшения угрозы

07.04.2022

МОСКВА. 7 АПРЕЛЯ 2022. ПИР-ПРЕСС. «Все эти разговоры на тему того, что Россия после развала СССР не сможет обеспечить безопасность ядерных материалов, оказались преувеличением. Да, были серьёзные проблемы с обеспечением безопасности ядерного оружия, и ещё более серьёзные проблемы с физическим контролем и учётом, но это скорее исключения, подтверждающие правило», – основатель и директор ПИР-Центра Владимир Орлов.

28 февраля директор ПИР-Центра Владимир Орлов дал интервью студенту магистратуры отделения российских и восточноевропейских исследований Оксфордского университета Алексу О’Нилу. Интервью проводилось в рамках подготовки магистерской диссертации, посвящённой действию российско-американской Программы совместного уменьшения угрозы во время первого срока Б. Н. Ельцина (1991–1996).

В начале интервью Владимир Орлов ответил на вопрос о том, какие факторы в большей степени мотивировали Россию принять участие в программе Нанна – Лугара. По мнению директора ПИР-Центра, в данной ситуации было бы неправильным выделять какой-то один фактор, поскольку их было множество, и все они оказали своё воздействие на решение России. В то же время Владимир Орлов обратил внимание на необходимость отделить реально существовавшие тогда риски от преувеличенных: «У нас не было ни одного случая хищения радиоактивных материалов, ни урановых, ни плутониевых, которые могли бы поспособствовать созданию где-либо атомной бомбы. Так что все эти разговоры на тему того, что Россия после развала СССР не сможет обеспечить безопасность ядерных материалов, оказались преувеличением. Да, были серьёзные проблемы с обеспечением безопасности ядерного оружия, и ещё более серьёзные проблемы с физическим контролем и учётом, но это скорее исключения, подтверждающие правило».

В то же время, по мнению Владимира Орлова, «существует один большой вопрос – как бы Россия справилась с этой проблемой без массированной поддержки, главным образом со стороны Соединённых Штатов? Я бы сказал, что для России это было бы значительно сложнее. Это был огромный вызов для страны, как политический, так и экономический. В экономическом плане на всё это просто не хватало денег, особенно в 1992–1994 гг. В политическом же плане российская сторона рассматривала это как ещё один шаг навстречу Западу. В Москве наивно верили, что через диалог мы вместе сможем стать друзьями и создать новую систему безопасности, в том числе – с помощью снижения уровня ядерной угрозы».

Кроме того, директор ПИР-Центра отметил, что «Россия на тот момент не могла быть “равным партнёром” для США. Реальное и равное партнёрство пришло уже позже, вместе с Петербургским саммитом G8 в 2006 году».

Помимо всего прочего, в интервью были затронуты вопросы участия в программе Нанна – Лугара министров иностранных дел России А.В. Козырева и Е.М. Примакова, общего отношения российских элит того времени к западному участию в ликвидации запасов российского ядерного оружия, а также финансовая и коррупционная сторона вопроса с обеих сторон.

Обсуждение

 
 
loading