Хронометр

присоединение Белоруссии к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерного государства
22.07.1993

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

15.07.2018

МОСКВА, 15 ИЮЛЯ, ПИР-ПРЕСС. – «Третья сторона, будь то государство или неправительственный актор, может атаковать критическую инфраструктуру США или России, сделав это таким образом, что подозрения падут на одну из двух стран. Так, используя киберпространство, заинтересованная сторона может спровоцировать войну между двумя державами. И российская, и американская доктрины информационной безопасности позволяют им ответить всеми доступными военными средствами на масштабные кибератаки. Поэтому эффективная прямая коммуникация и каналы де-эскалации между двумя странами представляются абсолютным приоритетом», – член Совета ПИР-Центра, заместитель заведующего отделом внешней политики издательского дома Коммерсант Елена Черненко.

15.07.2018

«В Хельсинки появляется возможность… нет, не прорыва даже, но просвета. Возможность перевернуть страницу «кризисного управления» и приступить к снижению конфронтации. Разрядить напряжение. И послать соответствующие сигнал всему миру. Который ждет», — основатель и советник ПИР-Центра, заведующий Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД РФ Владимир Орлов


13.07.2018

“Путин и Трамп могут достичь принципиального согласия по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Президенты могли бы поручить экспертам серьезно разобраться в проблеме имплементации ДРСМД, не основываясь на догадках или ложных выводах. Специалисты из США и России должны серьезно обсудить все аспекты проблемы, которые беспокоят обе стороны,” – Евгений Бужинский, генерал-лейтенант в отставке, председатель Совета ПИР-Центра и Международного клуба Триалог.

Выигрывать главные битвы

Евгений Петрович Бужинский, член Экспертно-консультативного совета ПИР-Центра

1bb.jpgПотомственный военный, человек, побывавший по долгу службы во многих регионах и горячих точках мира, опытный переговорщик, работавший над Соглашением об адаптации ДОВСЕ, руководитель Международно-договорного управления Министерства обороны России, при котором между США и Россией был подписан Договор СНП – сегодня в рамках проекта «Без Галстука» мы беседуем с членом Экспертно-консультативного совета ПИР-Центра, генерал-лейтенантом Евгением Петровичем Бужинским. О своих корнях, интересных моментах профессиональной деятельности, любимой семье и жизненных принципах Евгений Петрович рассказал нам как настоящий военный – искренне и без прикрас.

О своем выборе не жалею. Наверное, самое яркое впечатление моего детства, которое в определенной степени повлияло на выбор военной профессии, это присутствие на командном пункте командира дивизии в ходе полковых учений, куда меня, десятилетнего мальчишку, тайком (но, конечно, с разрешения своего друга комдива) привел мой отец. Картина реального боя произвела на меня сильное впечатление. Вообще, отец был для меня примером во всем. Главное, чему он меня научил – терпеливо преодолевать возникающие на жизненном пути трудности и не поддаваться унынию в случае неудач.

p4528_5.jpgОтучившись в школе четыре класса, я поступил в Московское суворовское военное училище, где провел семь, наверное, одних из лучших, лет своей жизни. Учитывая то, что я родился в семье военного (мой отец – военный врач, дед – тоже военный врач, генерал-майор медицинской службы, после войны – начальник Главного военного госпиталя им. Бурденко), мой жизненный выбор, очевидно, был предопределен – тем более, что в начале 60-х годов, когда я поступал в училище, профессия военного была очень престижной. Было место и романтике, ведь я начинал службу в военной разведке, где прослужил семнадцать из тридцати пяти лет в офицерском звании. А где разведка, особенно в молодости, то там всегда романтика. Что удивительно, это то, что я не стал врачом, так как все мои ближайшие родственники – отец, мать, дед, бабушка – все были врачами.

Впоследствии о своем выборе я не жалел, хотя в 90-е годы служить стало очень трудно (и в плане материальном, и, что особенно тяжело, в плане моральном). Тем не менее, из армии я не ушел и об этом ничуть не жалею. Надеюсь, что в России все в конце концов вернется на круги своя и российское офицерство, как это было на протяжении веков, вновь станет гордостью государства. Тем же молодым людям, которые решились пойти по этому трудному пути, я мог бы дать один главный совет – связывайте свою жизнь с армией только в том случае, если вы действительно хотите послужить своему Отечеству.

Во главе Международно-договорного управления. Одним из сложных моментов во время моего руководства МДУ Министерства обороны России был Московский Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Казалось бы, и договор не договор в классическом понимании (две страницы текста и две цифры), а сколько было страстей вокруг него! Во-первых, это был первый и единственный юридически обязывающий документ, на который пошел президент Буш после официально заявленной позиции республиканцев: более никаких ограничений на вооруженные силы США. Во-вторых, временные рамки его согласования были заданы очень жесткие – всего четыре месяца. И, в-третьих, вопреки всем канонам, ведение переговоров было фактически возложено на военные ведомства России и США. И, конечно же, задача была поставлена однозначно – договориться.

p4528_2.jpgКстати говоря, с ПИР-Центром я также познакомился, как говорится, по служебной необходимости, во время работы в Министерстве обороны. Считаю ПИР наиболее авторитетной НПО в разоруженческих вопросах. Особенно ценно, что в последние годы ПИР значительно расширил сферу своих интересов, включив в них другие вопросы, помимо ядерного нераспространения.

Здоровое честолюбие необходимо. Наверное, самой ценной для меня является моя первая государственная награда – медаль «За боевые заслуги», которую я получил за работу бортпереводчиком военно-транспортной авиации в период арабо-израильской войны в октябре 1973 года. С экипажами витебского и ивановского полков ВТА я совершил тогда девять полетов в районы боевых действий. Профессионально мне дорог орден «За военные заслуги», который я получил за работу над Соглашением об адаптации ДОВСЕ в 1999 году в качестве руководителя военной части российской делегации. Убежден, что без здорового честолюбия и стремления сделать карьеру, получить более высокое звание – служить бессмысленно.

О великих полководцах. Мне наиболее симпатичны А.В.Суворов и Г.К.Жуков, хотя и в их полководческих карьерах есть «битвы», которые восхищения вызывать не могут. Что касается, например, Наполеона, то, с одной стороны, он провел самое большое количество сражений в истории военного искусства и подавляющее большинство из них выиграл. С другой стороны, свою главную битву он проиграл. Если ты военный гений, то обязан главные свои битвы выигрывать. Суворов и Жуков, по крайней мере, свои главные битвы выигрывали.

После Тулона Бонапарту представился случай сделать стремительную карьеру, сделавшись из капитана бригадным генералом. Но такие метаморфозы случаются только в смутные переходные периоды революций либо в ходе войн. Я предпочитаю нормальный эволюционный путь, без потрясений. Моя военная карьера складывалась поступательно, хотя, конечно, определенные взлеты и падения в ней присутствовали.

p4528_1.jpgЛюбимая жена и семья. Мы с женой уже вместе тридцать девять лет. Познакомились мы банально, на юге в Судаке, где и она, и я проводили свои студенческие каникулы. Она выпускница МГТУ им. Баумана, хотя, выйдя замуж за военного, да еще разъездного, вынуждена была отказаться от карьеры в КБ Королева, куда ее распределили после института, и подстроиться под меня, за что я ей очень благодарен. Мы с женой кошатники, обожаем этих очень умных и независимых животных. Хотя в настоящий момент любимца у нас нет, так как последняя любимица умерла несколько месяцев назад. Как только переживания улягутся, обязательно заведем себе нового. У нас есть дочь, которая после окончания МГУ поработала в МИДе, в том числе в длительной командировке в США, сейчас работает в ОАО Лукойл. Внуку Даниле в декабре исполнится восемь лет. Хорошую семью, наряду с успешной военной карьерой, я считаю главным достижением своей жизни.

Музыка, кино, книги. Я люблю хороший джаз, хорошую эстраду, из классики – Чайковский и Верди. Почему? Объяснить не могу: нравится и все. Самый правдивый фильм о военных, как это ни банально звучит, - фильм «Офицеры». Не даром его так часто демонстрируют. В современном кинематографе, по моему глубокому убеждению, правдивых фильмов нет. Вся та чернуха, которая выдается за правдивое отображение жизни армии, чернуха и есть. Если правдивостью считать боевой натурализм, то такие фильмы есть. Что касается книг, то в юности я мог наизусть цитировать большие отрывки из «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» Ильфа и Петрова. Люблю Диккенса, Драйзера, Цвейга, Булгакова и, конечно, Пушкина. Вообще, в свободное время я предпочитаю почитать хорошую книгу, посмотреть хороший фильм, просто погулять. В свое время увлекался филателией, собрал приличную коллекцию марок, но так сложились обстоятельства, что вынужден был с ней расстаться. С тех пор ярко выраженного хобби не имею.

p4528_3.jpgПрошлые и будущие путешествия. За последние пятнадцать лет в силу служебной необходимости я объездил практически весь мир. Время, проведенное в самолетах, исчислению не поддается. Поэтому в ипостаси простого туриста никогда не был. Хотя сейчас, когда свободного времени стало побольше и появилась возможность иметь нормальный отпуск, очевидно, начну путешествовать. В мире столько мест достойных посещения, что порекомендовать что-то очень трудно. Хотя думаю, что каждому надо хотя бы раз в жизни побывать в Китае и Индии, просто прикоснуться к тысячелетней истории. Кстати, я очень люблю острую восточную кухню.

Что я ценю в людях? Как это ни банально звучит, честность и порядочность. Терпеть не могу вранья и подлости.

Интервью подготовил научный сотрудник ПИР-Центра АлександрКолбин.

loading