Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

16.11.2017

«Запретить боевых роботов будет нелегко — хотя бы потому, что пока в мире нет принятого на международном уровне термина не только «смертоносные автономные системы» или «роботы-убийцы», но даже простого термина «оружие», — Вадим Козюлин, директор проектов ПИР-Центра: по азиатской безопасности; по новым технологиям и международной безопасности.

20.10.2017

«Хочется сказать: остановитесь в своей игре. Потому что ошибаетесь, будто в руках у вас козыри. Ваше иллюзорное «лучшее» - враг хорошего. А именно – СВПД, подписанного, помимо США, еще шестью государствами (включая Россию) и исправно выполняющегося. Вы забываете: «по Ирану» может быть только: «с Ираном». Ваши умозрительные гранд-размены – это плод вашего воображения, но нисколько не реалий сегодняшнего дня», — Владимир Орлов, член Консультативного совета при генсеке ООН по вопросам разоружения, основатель ПИР-Центра.

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлии Цешковской. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

Текст выступления заместителя Посла Великобритании в Российской Федерации Дэниса Кифа перед участниками международного семинара ПИР-Центра «Управление интернетом после ВКМЭ-2012 в Дубае»

Москва, 30 мая 2013 г.

Добрый день, уважаемые дамы и господа! Прежде всего, хотел бы выразить свою благодарность ПИР-Центру за приглашение на этот семинар. Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хэйг проявляет весьма большой интерес к вопросам киберпространства во внешней и международной политике. И я хотел бы донести до вашего сведения некоторые отрывки из его речи, с которой он выступил на прошлой неделе. 

«Сохранение и расширение возможностей, предоставляемых цифровым веком в то время, когда мы противостоим его угрозам, является одним из величайших вызовов нашего времени. И это задача, которая не может быть решена в одиночку ни одной из стран. Великобритания стремится взять на себя лидерство, как мы это уже демонстрировали путем использования ресурсов нашей дипломатии для того, чтобы придать импульс дискуссии. Подобная практика с нашей стороны имеет место и в отношении других вопросов, например, мирное урегулирование в Сомали, заключение договора о торговле оружием, кампания по прекращению сексуального насилия в зонах конфликта. Мы все должны придать импульс международной дискуссии и по проблематике безопасности в киберпространстве.

Очевидно, что интернет произвел революцию в современном обществе, трансформируя внешнюю политику. Его связующая сила сближает правительства и народы. Повышение прозрачности способствует большему контролю над выполнением задач должностными лицами. И, конечно,  скорость изменений огромна. Журналист Том Фридман заявил недавно, что, когда он снова, в прошлом месяце, посмотрел свою книгу The World is Flat, написанную в 2004 г., он понял, что слова Facebook тогда еще даже не было в словаре. Он сказал, вы должны помнить, что слово Facebook не было тогда известно.  Слово application все еще использовалось для обозначения как буквального действия. При наборе на клавиатуре слова Skype выдавалась орфографическая ошибка, слово Twitter обозначало звук, а слово cloud - по-прежнему относилось к небу.  Все эти вещи изменились менее чем за десятилетие.   

В мире, где сейчас стали  размыты границы, где информация общедоступна, а мнения озвучиваются в беспрецедентных масштабах, также имеются новые угрозы. Не только для безопасности правительств, но также и для безопасности, благополучия и прав отдельных граждан. Киберпространство возникает как новое измерение в конфликте между  государствами.  Мы имеем убедительные доказательства того, что некоторые используют его для незаконного получения интеллектуальной собственности, для получения стратегического преимущества и способности атаковать жизненно важные объекты инфраструктуры. Оно позволяет преступникам красть личные данные, снимать деньги с чужих банковских счетов, обманывать компании, а также является потенциальным инструментом разжигания ненависти и организации беспорядков. И в наш век, когда социальные и политические дебаты являются повсеместным явлением, автократические правительства делают все возможное, чтобы задушить свободу слова, чтобы блокировать Facebook, Twitter, YouTube, сажают в тюрьму блогеров, и тех, кто общается в интернете, потому что они бросают вызов их власти.

Для борьбы со всеми этими угрозами и в целях нашего собственного инновационного развития и процветания, Великобритания инвестирует 650 миллионов фунтов стерлингов в течение четырехлетнего периода в рамках программы национальной кибербезопасности. Мы создали структуру по международной информационной политике в рамках британского МИД, чтобы координировать наши усилия в этой сфере. В настоящее время осуществляется тесное сотрудничество между правительственными органами с Агентством по борьбе с организованной преступностью и прокуратурой. Также ведется работа с нашими заграничными представительствами по оказанию содействия международному сотрудничеству в области наращивания потенциала.  

Однако если мы хотим реализовать такое видение киберпространства, при котором государства соблюдают общепринятые нормы поведения, при котором мы работаем вместе с другими государствами, чтобы ликвидировать «тихие гавани» для преступников, при котором политические дебаты  поощряются и не наказываются, инновациям  и творчеству позволено процветать, это потребует международных усилий со стороны государства, бизнеса и гражданского общества.  Вот почему министр иностранных дел Великобритании два года назад заявил в Мюнхене о том, что пришло время добиваться международного соглашения по нормам поведения в киберпространстве, что привело к проведению в ноябре 2011 г. Международной конференции по киберпространству в Лондоне. То, к чему мы призываем и то, что мы подчеркнули в Лондоне, а затем и в Будапеште, где была проведена вторая конференция на эту тему в прошлом году – это международное признание правил поведения в международном пространстве, а не новый договор между государствами, который будет трудно заключить, и, разумеется, трудно реализовать.  Мы предложили набор из семи принципов в качестве основы для более эффективного сотрудничества между государствами, предприятиями и организациями. И будем еще раз продвигать эти принципы на конференции в Сеуле в октябре 2013 г. на заключительной Международной конференции по киберпространству.

Наращивание потенциалов было главной темой обсуждений с министрами иностранных дел «Группы восьми» в Великобритании  в апреле 2012 г. И в течение всего шести месяцев мы создали новый центр по наращиванию потенциала в сфере глобальной кибербезопасности в Оксфорде.  Этот центр будет работать с другими правительствами, международными организациями и частным сектором, чтобы способствовать наработке опыта, и мы выделяем полмиллиона фунтов стерлингов в год на его деятельность. Благодаря этим усилиям мы начинаем менять взгляд международного сообщества на киберпространство. Но мы должны идти дальше по этому пути, так как угрозы и вызовы, с которыми мы сталкиваемся, могут стать более серьезными. Всего два месяца назад кибератака парализовала сети крупных южнокорейских банков и телерадиокомпаний. В этой атаке обвиняли Северную Корею, что привело к усилению международного напряжения, которое итак уже достигло опасного уровня, и напомнило о том, что различия между бомбами и вредоносными программами исчезают довольно быстро.  Вначале этого года преступники использовали предоплаченные карты MasterCard и Visa, чтобы похитить свыше 42 млн долларов США из банков по всему миру, и показали, что, если ничего не предпринимать, эти преступления могут оказать существенное влияние на благополучие каждого из нас.

Однако возможности киберпространства также важны, как и угрозы в интернете, уже расширяющем экономический потенциал во всем мире, в том числе и РФ и ВБ. Министерство торговли и инвестиции в ВБ посчитало, что объем глобального рынка кибербезопасности составляет уже более 123 миллиардов фунтов стерлингов. Поэтому мы должны координировать наш опыт в этом секторе, особенно на рынках с высоким потенциалом роста. Вот почему мы создали стратегию киберэкспорта, которая стартовала в этом месяце.  Мы считаем, что тот акцент, который мы делаем на кибернетические знания и опыт, будет только усиливаться, пойдет ли речь об новых возможностях для процветания или необходимость в защите основных прав человека.

Наш ответ на вызовы киберпространства выходит за рамки работы МИД и всего Британского правительства. И именно поэтому важно, что у нас есть четкое понимание поставленных задач. И вот почему мы привлекаем к этой работе наши зарубежные представительства, департаменты и другие структуры.  Конечно, это новая территория для многих структур в правительстве, и скорость её развития означает, что мы должны постоянно приспосабливаться. Мы не сталкивались с такими серьезными вызовами и возможностями в этой абсолютно новой сфере со времен  начала ядерной эры. И я надеюсь, что такие встречи как сегодняшняя помогут пролить свет на некоторые ключевые вопросы, связанные с обеспечением безопасности и международного доверия в киберпространстве. Великобритания по-прежнему привержена укреплению стабильности и безопасности в киберпространстве, и мы рады поделиться нашим опытом с Россией и, в свою очередь, перенять российский опыт».

Спасибо большое за ваше внимание!

Данный текст был распространен среди участников Международной Летней Школы ПИР-Центра по проблемам глобальной безопасности для изучения в рамках Кибермодуля Школы, состоявшегося 8 июля 2013 г.

Текст выступления в формате pdf

loading