Хронометр

Постановление Правительства России, одобрившее принятие Россией Руководящих принципов обращения с плутонием
24.01.1998
вступление в силу для СССР Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии.
24.01.1987
начало работу Совещание Комитета по разоружению в составе 39 государств-членов, впервые с участием Франции.
24.01.1979
принятие резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, создающей Комиссию ООН по атомной энергии
24.01.1946

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

16.01.2018

«Два века назад – пусть и недолго – здесь, на острове Кауаи, развевался российский флаг. Остров был передан кавайским королем Каумуалии во владение Российской империи на веки вечные. Елизаветинская крепость на Кауаи до сих пор олицетворяет собой это примечательное историческое событие. Сегодня, глядя в уже далекое прошлое, русские и гавайцы задумываются о сохранении общего культурно-исторического наследия», – Владимир Орлов, основатель ПИР-Центра, профессор МГИМО.

15.01.2018

«Впоследствии, когда эти молодые люди займут ответственные посты, данный опыт командный работы подтолкнет их к тому, чтобы мыслить шире и принимать более взвешенные решения в интересах международной безопасности», – депутат Государственной Думы Инга Юмашева.

29.12.2017

В эти дни мы особенно верим в силу знания, справедливости и доброй воли. Желаем вам крепкого здоровья, счастья, новых открытий и всего наилучшего в наступающем году!

Транспарентность ядерных арсеналов и доктрин

Реализация положений будущего «Договора о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем», к переговорам о котором обязывает участников Статья VI ДНЯО, безусловно, займет длительное время – более длительное, чем выполнение всех предшествующих договоров в сфере ядерного разоружения вместе взятых.

Двумя главными условиями, необходимыми для начала переговоров по такому договору, станут эффективные меры доверия и транспарентности, с одной стороны, и меры проверок (или верификации) – с другой. Транспарентность и верификация, таким образом, выступают здесь как два взаимосвязанных явления, ведь основной принцип любого эффективного соглашения в области разоружения формулируется так: траспарентность должна быть верифицируемой.

Но существует и обратная взаимосвязь – если государство не предоставляет данных о количестве о качестве имеющегося у него ядерного оружия и запасов расщепляющихся материалов для его производства – невозможной становится и выработка специалистами действенных механизмов верификации.

При этом, если в ходе двустороннего процесса ядерного разоружения Россия и США уже наработали богатый опыт верификации сокращения и уничтожения средств доставки ядерного оружия, то задача верифицируемого уничтожения ядерных боезарядов остается во многом нерешенной.

Что предстоит сделать в этой связи?

• Выработать приемлемое для всех определение понятия «ядерный
боезаряд»
• Получить данные о количестве и типах боезарядов, имеющихся у каждого отдельного государства
• Прописать механизм инспекций и проверок для мест хранения боезарядов
• Разработать технические средства, которые дадут возможность подтвердить, что уничтожаемая боеголовка действительно является ядерным боезарядом
• Разработать технические средства проверки факта уничтожения каждого отдельного боезаряда.

ПИР-Центр в свое работе уделяет значительное внимание изучению механизмов обеспечения транспарентности ядерных арсеналов и доктрин и будущих сокращений ядерного оружия, организуя мероприятия и дискуссии на страницах журнала Индекс Безопасности по данной проблематике.

Публикации:

1. Юрий Федоров. ПРО, транспарентность и перспективы российско-американских отношений, 31 мая 2013 г.

2. Евгений Бужинский. Венский документ, меры доверия в области безопасности и контроль над обычными вооружениями, 13 февраля 2013 г.

3. Рекомендации Совета по устойчивому партнерству с Россией

loading