Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

16.11.2017

«Запретить боевых роботов будет нелегко — хотя бы потому, что пока в мире нет принятого на международном уровне термина не только «смертоносные автономные системы» или «роботы-убийцы», но даже простого термина «оружие», — Вадим Козюлин, директор проектов ПИР-Центра: по азиатской безопасности; по новым технологиям и международной безопасности.

20.10.2017

«Хочется сказать: остановитесь в своей игре. Потому что ошибаетесь, будто в руках у вас козыри. Ваше иллюзорное «лучшее» - враг хорошего. А именно – СВПД, подписанного, помимо США, еще шестью государствами (включая Россию) и исправно выполняющегося. Вы забываете: «по Ирану» может быть только: «с Ираном». Ваши умозрительные гранд-размены – это плод вашего воображения, но нисколько не реалий сегодняшнего дня», — Владимир Орлов, член Консультативного совета при генсеке ООН по вопросам разоружения, основатель ПИР-Центра.

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлии Цешковской. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

Транспарентность ядерных арсеналов и доктрин

Реализация положений будущего «Договора о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем», к переговорам о котором обязывает участников Статья VI ДНЯО, безусловно, займет длительное время – более длительное, чем выполнение всех предшествующих договоров в сфере ядерного разоружения вместе взятых.

Двумя главными условиями, необходимыми для начала переговоров по такому договору, станут эффективные меры доверия и транспарентности, с одной стороны, и меры проверок (или верификации) – с другой. Транспарентность и верификация, таким образом, выступают здесь как два взаимосвязанных явления, ведь основной принцип любого эффективного соглашения в области разоружения формулируется так: траспарентность должна быть верифицируемой.

Но существует и обратная взаимосвязь – если государство не предоставляет данных о количестве о качестве имеющегося у него ядерного оружия и запасов расщепляющихся материалов для его производства – невозможной становится и выработка специалистами действенных механизмов верификации.

При этом, если в ходе двустороннего процесса ядерного разоружения Россия и США уже наработали богатый опыт верификации сокращения и уничтожения средств доставки ядерного оружия, то задача верифицируемого уничтожения ядерных боезарядов остается во многом нерешенной.

Что предстоит сделать в этой связи?

• Выработать приемлемое для всех определение понятия «ядерный
боезаряд»
• Получить данные о количестве и типах боезарядов, имеющихся у каждого отдельного государства
• Прописать механизм инспекций и проверок для мест хранения боезарядов
• Разработать технические средства, которые дадут возможность подтвердить, что уничтожаемая боеголовка действительно является ядерным боезарядом
• Разработать технические средства проверки факта уничтожения каждого отдельного боезаряда.

ПИР-Центр в свое работе уделяет значительное внимание изучению механизмов обеспечения транспарентности ядерных арсеналов и доктрин и будущих сокращений ядерного оружия, организуя мероприятия и дискуссии на страницах журнала Индекс Безопасности по данной проблематике.

Публикации:

1. Юрий Федоров. ПРО, транспарентность и перспективы российско-американских отношений, 31 мая 2013 г.

2. Евгений Бужинский. Венский документ, меры доверия в области безопасности и контроль над обычными вооружениями, 13 февраля 2013 г.

3. Рекомендации Совета по устойчивому партнерству с Россией

loading