Хронометр

специальная встреча Совета Безопасности ООН под председательством президента США Барака Обамы приняла Резолюцию 1887, касающуюся вопросов нераспространения ядерного оружия и ядерного разоружения
24.09.2009
Доклад Генерального директора МАГАТЭ об осуществлении гарантий МАГАТЭ в Исламской Республике Иран. Одобрение Советом Управляющих МАГАТЭ резолюции «Осуществление гарантий МАГАТЭ в Исламской Республике Иран».
24.09.2005
открытие для подписания Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).
24.09.1996
закладка первой советской АПЛ К-3 («Ленинский Комсомол») в г. Молотовске (ныне - г. Северодвинск).
24.09.1955

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

21.09.2017

«Влияние искусственного интеллекта на международную безопасность: как негативное, так и благотворное; оценка рисков кибератак на объекты ядерной инфраструктуры и предприятия биологического комплекса; и, наконец, рекомендации по развитию системы образования в области нераспространения и разоружения. Эти три темы находились в основе повестки дня 68-й сессии Консультативного совета при генеральном секретаре ООН по вопросам разоружения в Нью-Йорке», — член Консультативного совета по вопросам разоружения при Генеральном Секретаре ООН, советник ПИР-Центра Владимир Орлов.

14.09.2017

«Речь идет о том, чтобы более эффективно помогать государствам-членам ООН противодействовать терроризму в случае соответствующих запросов. Предстоит сделать так, чтобы работа бюро становилась все более заметной, соответствующей ожиданиям международного сообщества. Новое подразделение будет содействовать в том числе формированию международного права в области противодействия международному терроризму», — Владимир Воронков, заместитель генерального секретаря ООН, член Экспертного Совета ПИР-Центра

08.09.2017

«Когда готовился Договор о ракетах средней и меньшей дальности у нас уже была принята на вооружение система, которую американцы любовно называют «Мертвая рука», у нас она называется «Периметр». И, наверно, если бы мы заявили, что при размещении ракет Pershing II в Европе, вынуждены будем установить эту систему в режим готовности, условия по составу сокращаемых сил, по количеству сокращаемых сил и средств был бы иными, не создался бы тот дисбаланс, который закреплён в нынешнем договоре. На этом этапе вполне достаточно было бы использовать информацию о возможностях такой системы. Это вовсе не значит, что надо было раскрывать ее характеристики, это совершенно не обязательно, но сам факт ее наличия можно было использовать», – заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев.

Вена + Женева № 18

№ 9 (18), ноябрь, 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ЖЕНЕВСКИЙ ДНЕВНИК

ВЕНСКИЙ ДНЕВНИК

КАЛЕНДАРЬ

ВЫСТУПЛЕНИЯ

  • Выступление представителя России в Совете управляющих МАГАТЭ Георгия Берденникова по вопросу ядерной программы Ирана
  • Совместное выступление России, Великобритании и США на форуме МАГАТЭ, посвященном опыту, который может представляться актуальным для создания зоны, свободной от ядерного оружия, на Ближнем Востоке

ИНТЕРВЬЮ

  • Посол Ирана при МАГАТЭ о резолюции МАГАТЭ по иранской ядерной программе

НОВОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ

  • МАГАТЭ
  • ПК ОДВЗЯИ

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

  • Доклад генерального директора МАГАТЭ Юкия Амано по Ирану

О БЮЛЛЕТЕНЕ


ЖЕНЕВСКИЙ ДНЕВНИК

Юрий Юдин

В этом выпуске Женевского дневника российскую позицию по настоящему и будущему Конференции по разоружению для читателей Вена+Женева в эксклюзивном интервью прокомментировал заместитель постоянного представителя Российской Федерации при отделении ООН и других международных организациях в Женеве Виктор Васильев.

Вопрос: В чем заключаются основные причины (политические, институциональные, организационные и т.д.) того, что уже в течение 15 лет Конференция по разоружению (КР) не может приступить к субстантивной работе по разработке международных соглашений в области разоружения?

Ответ: Причины застоя на КР следует искать не в недостатках форума как института; они лежат в иной, политической, плоскости. Необходимо учитывать, что ее деятельность связана с весьма тонкой и крайне чувствительной материей – безопасностью государств. Здесь, как ни в какой другой сфере, нужен выверенный баланс интересов, готовность идти на разумный и многократно просчитанный компромисс. Основной причиной, по которой некоторые государства не готовы к разработке и заключению новых разоруженческих договоров, является отнюдь неплохая обстановка в Женеве и неумение делегаций договариваться. Думаем, корни проблемы лежат гораздо глубже. И главная из них – отсутствие в некоторых столицах уверенности в том, что реализация будущих соглашений будет реально способствовать повышению их национальной безопасности.

Вопрос: Какие меры могли бы помочь преодолеть этот кризис в работе КР? Могут ли изменения в Правилах процедуры КР способствовать позитивным изменениям в ее работе? Если да, то, какие?

Ответ: КР доказала свою востребованность и эффективность, внесла значительный вклад в поддержание международного мира и безопасности и сохраняет свою актуальность в качестве инструмента решения важнейших разоруженческо-нераспространенческих задач. Речь надо вести не об их радикальной реорганизации, а о мобилизации политической воли для задействования этого механизма с целью выработки новых универсальных соглашений в области разоружения и нераспространения.

Единственно возможный путь в работе по восстановлению авторитета КР – терпеливый, уважительный диалог, нацеленный на снятие озабоченностей отдельных участников в отношении их безопасности и достижение на этой основе согласия по программе работы.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на российское конструктивное предложение по выводу КР из тупика – изменить формулировку мандата КР по запрещению производства расщепляющихся материалов для целей оружия (ЗПРМ) с «проведения переговоров» на «выработку элементов договора». Это могло бы позволить запустить субстантивную деятельность форума, а в дальнейшем такая работа могла бы перейти в формат переговоров. Хотя достичь консенсуса пока не удалось, вместе с тем наше предложение остается на столе.

Считаем, что правило консенсуса незыблемо. Это единственно возможная форма достижения согласия при разработке многосторонних разоруженческих соглашений. КР существует до тех пор, пока сохраняется правило консенсуса. Любые попытки обойти его, в том числе с помощью запуска параллельных процессов – а такие примеры имеются – не способны достичь желаемых целей, а разработанные в их рамках договоренности не будут носить подлинно универсального характера. Мы такие новации поддержать не сможем.

Вопрос: На состоявшемся в прошлом году Совещании высокого уровня по вопросам активизации работы КР и продвижения вперед процесса многосторонних переговоров по разоружению и его продолжении в этом году обсуждался широкий круг вопросов. Было высказано множество различных мнений и предложений. Могут ли эти совещания помочь сдвинуть КР с мертвой точки?

Ответ: Полагаем, что состоявшиеся две встречи высокого уровня по вопросам реанимации разоруженческой триады явились хорошей площадкой для обмена мнениями и уточнения позиций государств. Однако выработать какие-либо конкретные практические рецепты выхода из сложившейся ситуации они не смогли. Высказанные на встречах идеи – созыв четвертой спецсессии ГА ООН по разоружению, передача «досье» КР в ГА ООН – требуют тщательного анализа и проработки с точки зрения возможных последствий для всего разоруженческого механизма.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с точкой зрения, что КР самостоятельно должна решать свои проблемы, а вмешательство извне только дезорганизует поиски компромисса.

Вопрос: Ряд членов КР высказывались в поддержку идеи переноса переговоров по ДЗПРМ на альтернативную переговорную площадку. Если это произойдет, какие последствия это может иметь для КР и для ДЗПРМ?

Ответ: Считаем контрпродуктивными попытки создания параллельных переговорных площадок вне КР, поскольку разработанные в их рамках договоренности не будут носить подлинно универсального характера ввиду неучастия в них основных обладателей тех или иных видов оружия.

Важность проведения переговоров по заключению многосторонних соглашений по разоружению и контролю над вооружениями в рамках КР обусловливается и наличиемправила консенсуса в правилах процедуры форума, что обеспечивает соблюдение интересов каждого участника форума, делает невозможным одностороннее навязывание правил игры.

Это в полной мере касается и переговоров по тематике ЗПРМ, поскольку убеждены, что в его разработке должны участвовать все государства, обладающие военными ядерными возможностями – помимо ядерной пятерки, это Индия, Пакистан, Северная Корея и Израиль. Если же ключевые игроки останутся за рамками, то добавочная стоимость такой договоренности ничтожна.

Рассчитываем, что на обозримую перспективу КР останется ведущим международным переговорным механизмом в области разоружения. Ни один другой форум не обладает подобным уникальным экспертным потенциалом, административно-техническими возможностями. Полагаем необходимым воздерживаться от непродуманных шагов, которые, не предлагая выхода, ведут к слому сложившегося многостороннего механизма. Не видим альтернативы последовательной и кропотливой работе по согласованию сбалансированной Программы работы Конференции по разоружению.

Вопрос: Какие направления разоруженческой деятельности в рамках КР являются приоритетными для России? Какие проблемы могут затруднить реализацию этих приоритетных направлений?

Ответ: Приоритетной для Российской Федерации темой остается предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве и разработка в этой связи договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК).

В случае его реализации, это соглашение будет содействовать не только недопущению появления оружия в космосе, но и обеспечению предсказуемости стратегической ситуации, а также международной безопасности. В этом заинтересованы все государства, пользующиеся благами мирного космоса. Обсуждения этого проекта в различных форматах, в том числе и на международных конференциях, показали высокий интерес к нему со стороны мирового сообщества. Готовы продолжать терпеливо разъяснять тем, кто до сих пор не убежден в целесообразности такого шага, что предлагаемое нами совместно с Китаем соглашение отвечает интересам безопасности всех без исключения государств.

Принятие консенсусом соответствующей резолюции в поддержку такой договоренности в ходе Первого комитета 66-й сессии ГА ООН, а также одобрение подавляющим числом голосов (171 «за» при 2 воздержавшихся (Израиль и США)) резолюции о предотвращении гонки вооружений в космическом пространстве свидетельствуют о широкой поддержке государствами субстантивного обсуждения этой тематики на КР, в том числе на основе российско-китайского проекта ДПРОК.

ВЕНСКИЙ ДНЕВНИК

Иван Трушкин

Начало ноября 2011 г. снова вывело МАГАТЭ на первые полосы мировых СМИ. Связано это было с публикацией очередного доклада Генерального директора по выполнению Ираном своих обязательств перед МАГАТЭ. Сам текст доклада был распространен среди членов заседания Совета управляющих МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН 8 ноября. Однако утечки в прессу о его содержании начались гораздо раньше.

Предыдущий доклад был опубликован 2 сентября этого года и не содержал принципиально новой информации. В ответ на обвинения со стороны Ирана в том, что Агентство целенаправленно формирует негативный фон вокруг иранской ядерной программы, представители МАГАТЭ заявили, что публикация очередного доклада спустя 2 месяца после предыдущего – это стандартная практика, и Агентство и в прошлом выпускало доклады с небольшими промежутками.

Сам текст доклада сейчас доступен на сайте Агентства и состоит из двух частей – основной 10-страничной части и 15-страничного приложения. Приложение «Возможные военные составляющие иранской ядерной программы». В приложении Генеральный директор обобщает существующие вопросы к Ирану, однако в большинстве своем оно состоит из компиляции уже известных данных. Основные претензии МАГАТЭ сводятся к следующим пунктам:

  • Разработка оборудования для создания ядерного оружия и оборудования двойного назначения;
  • Производство не задекларированных ядерных материалов;
  • Работы по компьютерному моделированию ядерных боезарядов;
  • Получение информации и документации для ядерных разработок через нелегальную сеть поставщиков.

Принципиально новых сведений, которые могли бы стопроцентно уличить Иран в работе в настоящее время над созданием ядерного оружия, доклад не содержит. Кроме того, осталось без внимания то, что в докладе отмечаются положительные примеры сотрудничества Ирана с МАГАТЭ. Так, 14-19 августа этого года Иран посетил с визитом заместитель Генерального директора МАГАТЭ Герман Накартс, который посетил с визитом ряд ранее закрытых для инспекторов объектов.

Обсуждение иранской ядерной программы продолжилось и на заседании Совета управляющих МАГАТЭ 17 ноября. В своем выступлении Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано выразил серьезную озабоченность возможной военной составляющей иранской ядерной программы. МАГАТЭ основывается на выводах последних трех лет работы, которые, по словам г-на Амано, сформировали более полную картину.

Иран, как отметил Юкия Амано, по-прежнему не применяет Дополнительный протокол к гарантиям МАГАТЭ, а также не предоставляет Агентству достаточных объяснений по поводу не задекларированной ядерной деятельности.

18 ноября Совет управляющих МАГАТЭ одобрил резолюцию по Ирану, в которой выразил «глубокое и растущее беспокойство по нерешенным вопросам», касающимся иранской ядерной программы. Совет управляющих подчеркнул необходимость усилить диалог, и призвал Иран выполнить резолюции Совета Безопасности ООН.

Резолюция призывает Иран начать применять Дополнительный протокол к гарантиям МАГАТЭ, а также модифицированный Код 3.1. Важно отметить, что резолюция выражает поддержку мирному решению проблемы.

На Совете управляющих МАГАТЭ Юкия Амано представил доклад, в котором отдельно стоит выделить упоминание о продолжении работ по созданию банка МАГАТЭ по запасам низкообогащеного урана. Также его доклад включал в себя следующие положения:

  • Гамбия, Республика Конго и Кыргызстан ввели в действие Дополнительный протокол к гарантиям МАГАТЭ;
  • По-прежнему не наблюдается прогресса в сотрудничестве с КНДР. Инспекторы Агентства не имеют возможности посещать страну с апреля 2009 г.;
  • Не было достигнуто существенного прогресса по сирийскому вопросу. МАГАТЭ не было предоставлено свидетельств того, что уничтоженный сирийский комплекс «Даир Алзур» не был незаявленным ядерным реактором.

***

21-22 ноября в Вене прошел форум, посвященный изучению опыта существующих безъядерных зон и насколько он применим к Ближнему Востоку. Форум был организован МАГАТЭ и в его работе приняли участие 275 делегатов из 97 стран, а также представители Евроатома и АБАКК (Аргентино-бразильское агентство по контролю за ядерными материалами). Форум проводится не в рамках подготовки к Международной конференции по вопросу создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке 2012 г., однако его проведение вносит позитивный вклад в продвижение процесса подготовки Конференции.

Председателем форума был избран Посол Ян Петерсон, постоянный представитель Норвегии при МАГАТЭ. Из опубликованного обобщенного доклада председателя видно, что основными вопросами, обсуждавшимися в ходе форума стали:

  • Изучение исторического контекста, в котором принимались решения о создании существующих безъядерных зон;
  • Обзор существующих многосторонних принципов по созданию ЗСЯО;
  • Обсуждение опыта ЗСЯО с представителя пяти существующих зон;
  • Обсуждение ближневосточной ЗСОМУ.

В ходе дискуссии участники пришли к выводу, что не существует единой модели создания ЗСЯО, несмотря на наличие схожих черт в каждой из них. Участники отметили, что необходима политическая воля для формирования зон. Важно отметить, что часть стран выразили мнение, что не существует прямой связи между применением гарантий МАГАТЭ на Ближнем Востоке или созданием ЗСОМУ и приоритетным достижением мира в регионе. На этом, напомним, настаивает Израиль. Между тем г-н Петерсон отмечает, что достижение создания зоны невозможно без нормальных отношений между государствами.

В качестве выводов председатель форума выделяет следующие пункты:

  • Каждый новый договор о создании ЗСЯО отмечает в себе уникальный особенности и специфику каждой зоны, а также содержит инновации по сравнению с предыдущими;
  • Вовлечение государств, обладающих ядерным оружием, является необходимым, хотя бы в части предоставления негативных гарантий безопасности;
  • Страны Ближнего Востока должны проявить инициативу и лидерство в деле создания ЗСОМУ в регионе;
  • Создание ЗСОМУ на Ближнем Востоке не должно проходить в отрыве от достижения мира и безопасности в регионе;
  • Учреждение ЗСОМУ преследует уничтожение всего ядерного оружия в регионе.

В заключении г-н Петерсон отметил, что первым шагом на пути выхода из ближневосточного тупика могли бы стать декларации о добрых намерениях между странами региона.

***

МАГАТЭ продолжает уделять особое внимание применению ядерных технологий в медицине, в частности, в борьбе с раком. 8 ноября в Вене прошла Международная конференция по позитронно-эмиссионной томографии – технологии, позволяющей врачам отслеживать функционирование органов на молекулярном уровне. Позитронно-эмиссионная томография (PET) отличается от традиционных технологий с использованием рентгеновских лучей. Она позволяет следить за активностью тех или иных клеток. Данная технология достаточно дорогая. Достаточно сказать, что из стран-членов МАГАТЭ центры с подобными томографами есть только у 35% стран.

По словам Маурицио Донди, который отвечает в МАГАТЭ за ядерный медицинский сектор «подобные конференции – это отличный способ для развивающихся стран познакомиться с новыми технологиями». Роль МАГАТЭ состоит в том, чтобы помочь государствам-членам с применением ядерных технологий в современной медицине, особенно в борьбе с раком.

Это перекликается и с теми проектами, которые были заявлены в ноябре в принятой Советом управляющих Программе по техническому сотрудничеству на 2012-2013 гг. Программа включает в себя 756 новых проектов. Значительная часть проектов посвящена медицине. Общая стоимость Программы на два года составляет порядка 135 млн. евро.

КАЛЕНДАРЬ

  • Декабрь 2011

5-22 декабря – Обзорная конференция по рассмотрению действия конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, Женева, Швейцария

ОФИЦИАЛЬНОЕ МНЕНИЕ

  • Выступление представителя России в Совете управляющих МАГАТЭ Георгия Берденникова по вопросу ядерной программы Ирана

Сайт МИДа России, 19 ноября 2011

Россия последовательно выступает за интенсификацию диалога между МАГАТЭ и Ираном с целью скорейшего разрешения всех нерешенных существенных вопросов в контексте иранской ядерной программы. Мы последовательно выступаем за то, чтобы Иран выполнил требования резолюций Совета Безопасности ООН и рекомендации резолюций Совета Управляющих МАГАТЭ, а также начал применять дополнительные меры транспарентности, такие как Дополнительный протокол к Соглашению с МАГАТЭ о гарантиях и модифицированный Код 3.1.

Намерены придерживаться этой линии и впредь, и рассчитываем, что другие заинтересованные стороны также будут тщательно соизмерять свои действия с интересами достижения всеобъемлющего переговорного урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы. Зa последнее время были предприняты большие усилия по возобновлению диалога Ирана с «шестеркой». Хотели бы в этой связи напомнить о заявлении Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности госпожой Кэтрин Эштон, сделанном 21 сентября 2011 г. от имени стран «шестерки». В нем также высказывается поддержка всеобъемлющему, переговорному и долгосрочному урегулированию иранской ядерной программы на основе принципов поэтапности и взаимности.

На это и направлен проект резолюции, подготовленный группой соавторов, включая Россию, на нынешней сессии Совета. Этот проект был представлен от имени соавторов уважаемым представителем США (документ GOV/2011/67). В нем отмечаются письма иранской стороны в адрес руководства МАГАТЭ от 30 октября и 3 ноября 2011 г., в которых была выражена готовность Ирана обеспечить сотрудничество с Агентством. Надеемся, что такой диалог между МАГАТЭ и Ираном незамедлительно интенсифицируется, и в докладе Гендиректора Агентства на мартовской сессии Совета управляющих мы наконец-то увидим, что прогресс был достигнут в этой области. При этом призываем именно обе стороны проявить всю необходимую кооперабельность.

Не можем не сказать несколько слов и в связи с докладом Гендиректора о применении Соглашения о гарантиях в связи с ДНЯО и соответствующих положений резолюций Совета Безопасности ООН в Иране, содержащемся в документе GOV/2011/65. Считаем публикацию материалов по «предполагаемым исследованиям» в иранской ядерной программе, которые могли иметь военную направленность, несвоевременной и нецелесообразной. Такую нашу оценку мы не скрывали от Гендиректора и до выхода доклада. Вызывает разочарование, что в отсутствии убедительной доказательной базы в оборот были пущены предположения и подозрения, жонглирование информацией с целью формирования впечатления о якобы наличии военной составляющей в иранской ядерной программе. Такой подход трудно назвать профессиональным и непредвзятым. Как отметил Министр иностранных дел России Сергей Лавров в своем интервью 13 ноября 2011 г.: «Последний доклад Гендиректора не содержит ничего нового, он лишь вновь подтверждает, что по некоторым темам, которые называются «предполагаемые военные исследования», Тегеран до сих пор не дал необходимых разъяснений. Темы этих исследований не новы. Информация о том, что такие вопросы могут иметь место, у МАГАТЭ имеется в течение последних восьми лет».

Приходится привлечь Ваше внимание к еще одному очень серьезному, на наш взгляд, моменту. Приложение по «предполагаемым исследованиям» к докладу Гендиректора о применении гарантий в Иране, в сущности, трансформировалось в источник нового нарастания напряженности вокруг иранской ядерной программы. Еще до официального распространения среди государств-членов Совета управляющих МАГАТЭ оно попало в СМИ и было размещено в сети Интернет. Причем, хотел бы обратить внимание на то, что доклад Гендиректора носит гриф «Restricted Distribution», а значит, решение о его публикации мог принять только Совет управляющих. Насколько нам известно, таких решений Совет не принимал.

В итоге находящийся в свободном доступе материал по такой чувствительной тематике стал поводом для домыслов, слухов, политических сплетен. Совет управляющих столкнулся с xopoшo срежессированной кампанией в СМИ, направленной на дальнейшее осложнение ситуации вокруг иранской ядерной программы. Сожалеем, что МАГАТЭ оказалось втянуто в эту кампанию. Нельзя не видеть, что вся такая кампания вокруг доклада Гендиректора работает на руку тем силам, которые хотели бы максимально затруднить дипломатическое решение иранского вопроса, и повышается вероятность применения других средств, против чего мы последовательно выступаем.

В этой связи возникает вопрос: насколько Секретариат Агентства способен обеспечивать надлежащую конфиденциальность в своей работе, без которой эффективность решения стоящих перед МАГАТЭ задач оказывается под сомнением?

Предлагаем, чтобы Гендиректор МАГАТЭ провел официальное расследование неприятного инцидента, связанного с публикацией доклада по Ирану в СМИ, и доложил о его результатах и мерах, принятых по недопущению его повторения в будущем, на следующей сессии Совета.

  • Совместное выступление России, Великобритании и США на форуме МАГАТЭ, посвященном опыту, который может представляться актуальным для создания зоны, свободной от ядерного оружия, на Ближнем Востоке

Сайт МИДа России, 25 ноября 2011

Практика создания зон, свободных от ядерного оружия, осуществляемая в соответствии со статьей VII ДНЯО, а также Руководящими принципами Комиссии ООН по разоружению 1999 г. о создании зон, свободных от ядерного оружия, уже внесла и продолжает вносить большой вклад в укрепление международного режима ядерного нераспространения во всех его аспектах, продвижение по пути ядерного разоружения, а также повышение уровня региональной безопасности и стабильности. Мы активно поддерживаем зоны, свободные от ядерного оружия (что подтверждается достигнутыми недавно ядерной «пятеркой» и странами АСЕАН результатами по зоне, свободной от ядерного оружия, в Юго-Восточной Азии), а также связанные с этим усилия, включая те, что вытекают из итогов Конференции 2010 г. по рассмотрению действия ДНЯО. В этой связи мы приветствуем недавнее назначение г-на Лааявы, которое было сделано Генеральным секретарем ООН совместно с Россией, Великобританией и Соединенными Штатами Америки.

На сегодняшний день международным сообществом накоплен разносторонний опыт в области создания зон, свободных от ядерного оружия, который невозможно переоценить.

Считаем предложенную повестку дня Форума сбалансированной. Она позволяет участникам без излишней политизации провести предметный разговор заинтересованных сторон относительно технических и концептуальных основ создания и функционирования существующих в мире зон, свободных от ядерного оружия. Каждый регион, без сомнения, обладает своими уникальными обстоятельствами, характеристиками и условиями, в рамках которых формируется зона. Вместе с тем такие аспекты, как установление географических границ зон, сфера охвата, механизмы проверки и роль внерегиональных государств и международных организаций, во многом имеют универсальное значение и могут быть экстраполированы на другие регионы мира, включая Ближний Восток.

Есть еще один принципиально важный момент, который является общим для всех зон, свободных от ядерного оружия. Это, прежде всего, первоначальный импульс к формированию такой зоны, который, по нашему глубокому убеждению, должен исходить от стран региона. Зоны, свободные от ядерного оружия, не могут быть созданы вопреки желанию государств региона усилиями внерегиональных держав или международных организаций. Как показывает наш общий опыт в этой области, любая зона, свободная от ядерного оружия, – это результат кропотливых и целенаправленных усилий региональных государств, объединенных единой задачей по укреплению стабильности и безопасности в регионе. Разумеется, этот процесс не может успешно осуществляться без активной поддержки всего остального международного сообщества. Например, государства, обладающие ядерным оружием, предоставляют негативные гарантии посредством существующих протоколов к договорам о безъядерных зонах.

Укрепляя безопасность всего международного сообщества, зоны, свободные от ядерного оружия, существуют не в отрыве от других факторов безопасности. Государства определенного региона, в данном случае Ближнего Востока, являются наиболее заинтересованными в создании такой зоны. Их политическая воля к достижению этой цели будет являться одним из решающих факторов конечного успеха данного процесса.

ИНТЕРВЬЮ

  • Посол Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтание о резолюции МАГАТЭ по иранской ядерной программе

Euronews. 21 ноября 2011

Вопрос: Как бы вы прокомментировали последнюю резолюцию по ядерной проблеме Ирана – верны ли сообщения о том, что она не сильно взволновала официальный Тегеран?

Ответ: Текст был одобрен на рядовом заседании членов МАГАТЭ, но поистине исторической ошибкой генсека Агентства, Юкия Амано, стало установление климата враждебности между сторонами. Вместо того, чтобы начать переговоры с Ираном о потенциальных параметрах военной программы страны, он публикует такое критическое заявление. Собственно, ошибок было две – перед этим он опубликовал приложения к докладу, который должен был оставаться конфиденциальным.

Вопрос: Когда вы узнали о существовании доклада?

Ответ: 30 октября, когда глава иранской организации по атомной энергии, докторАббаси, отправил письмо в МАГАТЭ, где дал добро на приезд заместителя Генерального секретаря агентства в Иран. И тогда же мы узнали, что генсек МАГАТЭ проинформировал о параметрах этого доклада «группу шести», то есть пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германию.

Вопрос: Но само Агентство ООН официально поставило Тегеран в известность?

Ответ: Нет, притом, что мы в нашей корреспонденции в Вену указали на готовности Ирана сотрудничать с Агентством для того, чтобы снять всю обеспокоенность касательно нашей ядерной программы – притом, что само МАГАТЭ так и не предоставило нам документальные подтверждения якобы военного предназначения этой программы. Так вот, мы в нашем письме, как я уже сказал, пригласили заместителя генсека МАГАТЭ посетить официальные ядерные объекты с группой экспертов.

Вопрос: То есть вы согласились принять экспертов, что было одним из требований последней резолюции.

Ответ: Да, и МАГАТЭ такую возможность попросту упустило. В момент обмена этими письмами г-н Амано был в Вашингтоне и ясно заявил, что не намерен отправлять делегацию в Иран.

Вопрос: Вместе с тем, если верить докладу, Юкия Амано утверждает, что власти Ирана с 2008 г. отказывают в посещении инспекторами ооновского Агентства всех ядерных объектов в стране без исключения. Так ли это?

Ответ: Нет, тут надо различать две вещи. В том, что касается инспекций. Они идут своим ходом, и камеры наблюдения агентства по-прежнему на местах. В докладе г-на Амано на 10 страницах агентство подтверждает, что все под контролем, касается ли это процесса обогащения в Натанце или Фордо, объектов в Исфахане и даже Араке. Все они под контролем МАГАТЭ.

Иное дело – обвинения агентства, утверждающего, что с 2003г. Иран сосредоточен на изучении возможностей разработки ядерного оружия. Мы неоднократно заявляли, что такие обвинения необходимо подкреплять доказательствами. Как Иран может защититься от них, если эти выпады ничем не подтверждены, если нет конкретики? Во времена эль-Барадеи власти США постоянно делали такие заявления, но тогда хотя бы Генеральный директор вставал на пути этих обвинений, требуя от властей в Вашингтоне предоставить Ирану доказательства, если они хотят продолжать в том же духе.

Вопрос: Кстати, вы указывали на смену в подходе к проблеме со стороны руководства МАГАТЭ по сравнению с эпохой эль-Барадеи.

Ответ: В то время, когда он возглавлял МАГАТЭ, г-н эль-Барадеи утверждал, что американцы передали агентству недостоверные документы. И в них никаких доказательств военного применения атома не было, были лишь одни вопросы. Но с тех пор, как во главе Агентства встал г-н Амано, складывается впечатление, что он попросту поставил крест на всей проделанной работе, на всех результатах инспекций, и начал все с нуля.

Вопрос: Вместе с тем, для многих последняя резолюция по иранской ядерной программе оказалась недостаточно жесткой – так, о своем разочаровании заявил израильский посол. Идет речь о том, что жесткие реакции могут последовать не от МАГАТЭ, например, в рамках военного решения.

Ответ: Прежде всего – и это чрезвычайно важный момент, – в преддверии публикации последнего доклада МАГАТЭ израильтяне и американцы объявляли, что, мол, в документе будут важные новости по поводу иранской ядерной программы. Когда же документ был обнародован, то все увидели, что ничего такого уж важного там нет – иными словами, все были удивлены отсутствием сюрпризов. И именно поэтому израильтяне и американцы не смогли убедить остальных членов МАГАТЭ проголосовать за жесткую резолюцию. Более того, после ошибок, сделанных Генеральным директором агентства, о которых я говорил, многие страны-члены, в особенности неприсоединившиеся, в том числе египетский посланник, мой кубинский коллега и я сам выразили протест в связи с публикацией доклада в той форме, в которой он вышел. И в итоге, принятая в последний день сессии МАГАТЭ резолюция не соответствовала устремлениям американцев и израильтян, да и признаем – даже в менее строгой формулировке эта резолюция, требующая от Ирана продолжения сотрудничества с Агентством, не получила поддержки всех членов. Я же, с моей стороны, в письме г-ну Амано, выразил возмущение властей моей страны фактом опубликования имен иранских ученых-ядерщиков. Именно после этой публикации и начались нападения на них. Я в письме указал, что она ставит под угрозу жизнь иранских граждан, их семей, и, с точки зрения Ирана, часть ответственности за все случившееся лежит и на Юкио Амано.

Вопрос: В каком направлении надо продвигаться для окончательно разрешения иранской ядерной программы?

Ответ: Вы понимаете, ядерная программа Ирана, которая, по сути, является вопросом техническим, со времени обсуждения ее в Совете Безопасности ООН превратилась в проблему политическую. И, перейдя в это измерение, она все больше и больше усложняется.

Вопрос: Но не способствовала ли политизации этого вопроса поддержка Ирана Россией и Китаем?

Ответ: Так или иначе, истоки проблемы следует искать в том, что это досье было отправлено в Совет Безопасности ООН, и что Совбез стал активно участвовать в его обсуждении.

Вопрос: Способен ли Иран прояснить некоторые аспекты своей ядерной программы в ближайшие месяцы, как того требует последняя резолюция МАГАТЭ?

Ответ: Я уже сказал, что инспекции будут продолжены в обычном режиме, эксперты все так же наносят свои визиты, камеры по-прежнему снимают работы на наших объектах. Все эти аспекты находятся под контролем Агентства, и я совершенно искренне заявляю, что Иран никогда не представлял ни для кого угрозы.

НОВОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ

  • МАГАТЭ

Курсы МАГАТЭ во ВНИИ сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии. Сайт Госкорпорации «Росатом». 1 ноября 2011

В ВНИИ сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии в соответствии с соглашением между МАГАТЭ и Госкорпорацией «Росатом» завершились учебные курсы по методологии оценки радиационного воздействия на окружающую среду и население. Трое лекторов МАГАТЭ приехали из Аргентины, Кубы и Беларуси. Кроме того, обнинский институт посетили 14 представителей из Армении, Беларуси, Литвы, Казахстана и Украины, а также 5 представителей из Брянской, Орловской и Тульской областей. Слушатели курсов освоили современные методы и программные средства для оценки радиационного воздействия на окружающую среду и население.

loading