Хронометр

согласие СССР вывести с Кубы советские бомбардировщики среднего радиуса, а США объявляют о прекращении «карантина» острова
20.11.1962
начало проектирования и строительства первого атомного ледокола водоизмещением 17 тыс. тонн. Научный руководитель по физике реактора - И.В. Курчатов, по ледоколу - А.П. Александров
20.11.1953

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

16.11.2017

«Запретить боевых роботов будет нелегко — хотя бы потому, что пока в мире нет принятого на международном уровне термина не только «смертоносные автономные системы» или «роботы-убийцы», но даже простого термина «оружие», — Вадим Козюлин, директор проектов ПИР-Центра: по азиатской безопасности; по новым технологиям и международной безопасности.

20.10.2017

«Хочется сказать: остановитесь в своей игре. Потому что ошибаетесь, будто в руках у вас козыри. Ваше иллюзорное «лучшее» - враг хорошего. А именно – СВПД, подписанного, помимо США, еще шестью государствами (включая Россию) и исправно выполняющегося. Вы забываете: «по Ирану» может быть только: «с Ираном». Ваши умозрительные гранд-размены – это плод вашего воображения, но нисколько не реалий сегодняшнего дня», — Владимир Орлов, член Консультативного совета при генсеке ООН по вопросам разоружения, основатель ПИР-Центра.

19.10.2017

«Приветствую присоединение к коллективу Адлана Маргоева и Юлии Цешковской. Мы в ПИР-Центре неизменно делали ставку на молодых, ярких сотрудников», – учредитель ПИР-Центра Владимир Орлов. 

Вена+Женева № 4

№4 (4), июнь 2010

СОДЕРЖАНИЕ

ВЕНСКИЙ ДНЕВНИК

ЖЕНЕВСКИЙ ДНЕВНИК

ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ

  • Интервью с постоянным представителем Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтанийе

НОВОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ

  • МАГАТЭ
  • ДВЗЯИ

ДОКУМЕНТЫ

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

ВЕНСКИЙ ДНЕВНИК

Надежда Теллер

7 июня состоялось очередное заседание Совета Управляющих МАГАТЭ, на котором, как и ранее, в центре внимания оказался доклад генерального директора по Ирану. Доклад не содержит утешительных выводов – Иран по-прежнему не сотрудничает в полной мере с МАГАТЭ и Агентство не может подтвердить мирный характер ядерной деятельности Ирана. Подробнее о докладе и реакции на него вы можете узнать в разделе НОВОСТИ текущего выпуска В+Ж. В разделе ДОКУМЕНТЫ вы также можете ознакомиться с полным текстом Доклада.

Как и при обсуждении предыдущих докладов, Иран выразил недовольство необъективностью информации, представленной МАГАТЭ. На этот раз Иран не ограничился лишь заявлениями и объявил двух инспекторов МАГАТЭ, проводящих проверки в Иране, персонами нон грата. (Безусловно, существенной причиной такой реакции Ирана стали и принятые 9 июня санкции СБ ООН – подробнее см. выпуск бюллетеня «Ядерный контроль» от 14 июня 2010). Инспекторы, по мнению Ирана распространяли ложные сведения о его атомной программе, в том числе, данные, которые были включены в июньский отчет генерального директора. В частности, по версии Ирана, инспекторы предоставили ложную информацию о якобы потерянном оборудовании – электрохимической ячейке, а также о том, что это оборудование использовалось для исследований, связанных с металлическим ураном (имеющих как мирное, так и военное применение). По словам главы Иранской организации по атомной энергии Али Акбара Салехи, Иран предоставил «документы, фотографии, все материалы, доказывающие, что [эти сведения] были ошибкой». В это же время представитель Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Салтанийе подчеркнул, что речь идет о конкретных инспекторах и процесс инспекций будет продолжен без каких либо перерывов (Рейтер, 22 июня 2010).

Со своей стороны, МАГАТЭ твердо заявило о том, что доклад по Ирану, подготовленный для июньской сессии Совета Управляющих, «абсолютно точен» и «МАГАТЭ имеет полную уверенность в профессионализме и непредвзятости инспекторов, о которых идет речь» (Пресс-релиз МАГАТЭ, 21 июня 2010).

Очередное усиление напряженности в отношениях МАГАТЭ и Ирана совпало с уходом в отставку одного из главных специалистов Агентства по иранской ядерной программе – заместителя генерального директора МАГАТЭ, руководителя департамента по гарантиям Олли Хейнонена. Финский радиохимик начал свою работу в МАГАТЭ в 1983 году, в 2005 году он стал руководителем департамента по гарантиям и вплотную занимался расследованием иранской ядерной программы. В частности, многие эксперты отмечают его выступление перед дипломатами в 2008 году, в котором были представлены связи между проводимыми в Иране проектами по обработке урана, испытаниям взрывчатых веществ и проектами модификации конструкции ракеты, способной нести ядерный боезаряд (Рейтер, 1 июля 2010). В заявлении, распространенном МАГАТЭ, отмечается, что отставка Олли Хейнонена связана с личными причинами. Кандидатура его преемника еще не определена.

На фоне продолжающихся разбирательств  в отношении характера ядерной программы Ирана, не так заметно прошла другая новость – о сомнениях МАГАТЭ в отношении мирного характера предполагаемой ядерной деятельности Мьянмы. Выступая на Совете Управляющий, Юкия Амано отметил, что Агентство рассматривает информацию о возможных стремлениях военного режима Мьянмы приобрести технологии, связанные с ядерным оружием. Толчком к этому послужило обнародование в начале июня доклада базирующейся в Норвегии оппозиционной группы  «Демократический голос Бирмы». В докладе представлены материалы, свидетельствующие об интересе правительства Мьянмы к военным ядерным технологиям. 14 июня МАГАТЭ сделало официальный запрос относительно ядерных планов  Мьянмы. По информации информационных агентств, через неделю, 21 июня, Мьянма передала официальный ответ МАГАТЭ, в котором категорически отрицаются все предположения об интересе к военным ядерным технологиям. В послании также поясняется, что «в Мьянме не проводилось в прошлом, не проводится в настоящем и не планируется на будущее никакой деятельности по конверсии и обогащению урана, строительству или эксплуатации реактора» (Ассошиейтед пресс, 21 июня 2010). Нельзя исключать, что на одном из следующих заседаний Совета Управляющих МАГАТЭ его члены будут рассматривать и доклад о вопросах выполнении соглашения о гарантиях в Мьянме.

ЖЕНЕВСКИЙ ДНЕВНИК

Юрий Юдин

Вторая часть сессии 2010 года Конференции по разоружению начала свою работу 3 июня с брифинга, который провели директор Департамента по вопросам безопасности и разоружения (ДВБР) Министерства иностранных дел РФ А.И. Антонов и заместитель государственного секретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Готтемюллер. Они рассказали членам Конференции о новом Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), который был подписан 8 апреля 2010 года в Праге президентами Российской Федерации и Соединенных Штатов. В ходе состоявшейся дискуссии, многие делегации приветствовали заключение нового российско-американского договора по СНВ, но при этом выразили надежду на более значительные сокращения ядерных вооружений в обозримом будущем. Антонов и Готтемюллер подчеркнули, что первейшей задачей на сегодня является вступление нового договора в силу после его ратификации парламентами двух стран. Они отметили, что договор является важным шагом на пути двустороннего сокращения ядерных вооружений и создает основу для дальнейших переговоров. Посол Антонов отметил, что системы противоракетной обороны и дисбаланс в обычных вооружениях могут являться проблематичными областями для дальнейшего движения вперед, и выразил надежду, что эти вопросы также будут обсуждаться за столом переговоров.

Некоторые делегации напомнили членам Конференции по разоружению, что принятый консенсусом заключительный документ Конференции 2010 года участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) по рассмотрению действия Договора призвал Конференцию по разоружению начать работу в соответствии с «согласованной, всеобъемлющей и сбалансированной» программой работы. Они призвали членов Конференции приложить все усилия для скорейшего принятия такой программы.

Постоянный представитель Пакистана Замир Акрам вновь подтвердил нежелание его страны начать переговоры по Договору о запрещении производства расщепляющихся материалов (ДЗПРМ). По его мнению, этот договор направлен только против одной страны, а именно Пакистана, поскольку члены ДНЯО, обладающие ядерным оружием, объявили мораторий на производство таких материалов, а Индия и Израиль имеют «специальные исключения и соглашения».

В отсутствие программы работы, было решено провести серию неформальных встреч для обсуждения всех вопросов повестки дня. 7 июля Президент Конференции по разоружению, Постоянный представитель Бельгии при отделении ООН и других международных организациях в Женеве Алекс ван Мееувена, распространил рабочий документ CD/WP.560, определяющий организацию этих неформальных встреч. Документ предусматривает проведение четырех встреч по каждому из семи пунктов повестки дня: (1) прекращение гонки ядерных вооружений и ядерное разоружение; (2) предотвращение ядерной войны, включая все связанные с этим вопросы; (3) предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве; (4) эффективные международные соглашения о гарантиях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия (негативные гарантии безопасности); (5) новые виды оружия массового уничтожения и новые системы такого оружия; радиологическое оружие; (6) всеобъемлющая программа разоружения; (7) транспарентность в вооружениях;

15 июня новый Президент Конференции по разоружению, Постоянный представитель Бразилии при отделении ООН и других международных организациях в Женеве Маседо Соарес, отметил, что главной задачей по-прежнему является принятие программы работы на 2010 год. Он принял решение провести индивидуальные консультации со всеми делегациями Конференции с целью поиска компромисса по программе работы.

29 июня Генеральный директор женевского Отделения ООН Сергей Орджоникидзе сообщил членам Конференции, что Генеральный Секретарь ООН решил провести встречу высокого уровня стран-членов ООН 24 сентября 2010 года в Нью-Йорке. Призыв провести такую встречу содержался в заключительном документе Конференции 2010 года участников ДНЯО. На встрече будут рассмотрены вопросы повышения эффективности работы Конференции по разоружению и развития процесса многостороннего разоружения.

Президент Конференции Маседо Соарес сообщил, что он провел уже более 60 встреч с членами Конференции по разоружению, на которых обсуждалась программа работы. Соарес и Орджоникидзе подчеркнули важность принятия программы работы до начала встречи в сентябре в Нью-Йорке.

Индийский посол Хамид Али Рао сделал заявление от имени Группы 21. Это заявление подтверждает позицию государств, входящих в эту группу, что их наивысшим приоритетом является ядерное разоружение, и содержит предложения по конкретным шагам, направленным на его достижение. Эти шаги включают снижение роли ядерного оружия в доктринах национальной безопасности, снижение уровней оперативной готовности ядерных вооружений, проведение переговоров по негативным гарантиям безопасности, по запрещению угрозы использования ядерного оружия и по Конвенции о запрещении ядерного оружия. Заявление Группы 21 не содержит упоминания ДЗПРМ.

  • ИНТЕРВЬЮ И КОММЕНТАРИИ

Интервью с постоянным представителем Ирана при МАГАТЭ Али Асгар Солтанийе

Интервью взято у Али Асгар Солтанийе корреспондентом Индекса БезопасностиЕленой Гелескул в ходе Обзорной конференции ДНЯО, проходившей 3-28 мая 2010 в Нью-Йорке. Полный текст интервью будет опубликован в ближайшем номере журнала Индекс Безопасности.

ВОПРОС: Какие меры следует предпринять, чтобы восстановить доверие между Ираном и международным сообществом в области иранской ядерной программы?

ОТВЕТ: Чтобы укреплять доверие, обе стороны должны четко понимать причины его отсутствия. Это позволит реализовать меры, направленные на улучшение ситуации в будущем. Со своей стороны, Иран уже предпринял значительные шаги в сторону разрешения противоречий.

Иран остается активным участником Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Мы целиком и полностью сотрудничаем с МАГАТЭ, несмотря на резолюции Совета Безопасности ООН о введении санкций. Западные страны втянули в обсуждение иранской ядерной программы Совет Безопасности. Этот вопрос должен рассматриваться исключительно в Вене. Факты показывают, что Иран стремится разрешить проблемы и противоречия.

Что сделала другая сторона? Абсолютно ничего. Они работают на разрушение доверия путем принятия резолюций и обсуждения данного вопроса в Нью-Йорке. Во время конференции по рассмотрению действия ДНЯО мы занимались поиском взаимоприемлемого решения. Другие государства продолжали разговоры о резолюциях. Это доказывает, что США и ряд европейских стран стремятся разрушить конструктивную атмосферу диалога. Именно так сейчас обстоят дела. Это достойно глубокого сожаления.

ВОПРОС: Как бы Вы оценили современное состояние отношений между Ираном и МАГАТЭ?

ОТВЕТ: В целом у нас продолжается полное сотрудничество с МАГАТЭ. Недавно в должность вступил новый генеральный директор данной организации. Первый сделанный им отчет был неуместным. Документ представлял собой обзор прошедших событий, в нем содержалось много критики. В подобном походе не было никакой необходимости.

Мы надеемся, что следующий отчет будет уже более сбалансированным. Мы прилагаем все усилия для работы в конструктивном ключе. Даже после того, как Иран начал обогащение урана до уровня 20%, мы продолжали проводить встречи со специалистами МАГАТЭ. Наш новый подход к гарантиям демонстрирует, что Иран решительно настроен на сотрудничество с МАГАТЭ, чтобы обеспечить постановку всей ядерной деятельности под наблюдение этой организации.

ВОПРОС: Каковы перспективы отношений Ирана и МАГАТЭ? Какие цели ставит перед собой Иран?

ОТВЕТ: Перспектива очень четкая. Курс на сотрудничество с МАГАТЭ будет продолжен. Мы ожидаем от нового генерального директора агентства немедленной реализации рабочего плана, который был согласован между Ираном и МАГАТЭ. В соответствии с данным документом МАГАТЭ должно объявить о получении регулярного и эффективного доступа к ядерным объектам Ирана и положить конецполитическому обсуждению данного вопроса на международной арене. Если это произойдет, то в сотрудничестве Ирана и МАГАТЭ будет открыта новая страница.

ВОПРОС: Иранская программа по обогащению урана развивается очень быстро. В чем причины подобной спешки? Как бы Вы прокомментировали возможность объявления Ираном моратория на производство высокообогащенного урана?

ОТВЕТ: Мы не собираемся производить высокообогащенный уран даже для тегеранского научно-исследовательского реактора. Уровень обогащения урана составляет 20%. По классификации МАГАТЭ вещества с обогащением до 20% не считаются высокообогащенными.

Данный уровень обогащения необходим для тегеранского научно-исследовательского реактора. Низкая степень обогащения – для атомной электростанции в Бушере. Программа обогащения будет продолжена, так как нет никакой уверенности в гарантированных поставках ядерного топлива извне. На сегодняшний день не существует ни одного юридического механизма, который бы на 100% подтверждал поставки ядерных материалов.

ВОПРОС: В своих интервью Вы часто говорите о новой иранской политике полной прозрачности. Как в дальнейшем будет развиваться эта политика? Какие шаги предпримет Иран?

ОТВЕТ: Для начала следует определить, что такое прозрачность. Согласованного на международном уровне определения понятия прозрачность не существует. Например, если сказать, что России недостает прозрачности, что это означает на практике. Обязана ли Россия открыть нараспашку двери каждого здания в стране перед международными инспекторами, чтобы считаться прозрачной? Предполагает липолитика прозрачности, что должен быть проверен каждый квадратный сантиметр ее территории? В чем состоит прозрачность?

Если такая страна, как Иран, полностью привержена принципу прозрачности, международные инспекторы могут провести проверку в любое время суток в соответствии с соглашением о всеобъемлющих гарантиях. Я считаю, что этонастоящая прозрачность.

Мы соблюдаем все требования ДНЯО, и именно это является критерием оценкипрозрачности. Если прозрачность измеряется с данной точки зрения, то Иран полностью поддерживает эту политику.

НОВОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ

  • МАГАТЭ

Глава МАГАТЭ назвал Иран особым случаем для агентства. Тарас Лариохин. РИА Новости. 7 июня 2010

Генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано 7 июня на сессии Совета управляющих МАГАТЭ назвал Иран „особым случаем” в деятельности агентства.

„Я также должен упомянуть, что Иран - особый случай, поскольку речь идет о проблемах, связанных с возможными военными измерениями в его ядерной программе”, - сказал Амано.

„В то время как Агентство продолжает проверять непереключение заявленного ядерного материала в Иране, Тегеран не обеспечивает необходимого сотрудничества в целях подтверждения, что весь ядерный материал в Иране используется в мирных целях”, - отметил Амано.

Новый доклад МАГАТЭ по Ирану: подозрения усиливаются. Владимир Евсеев. РИА Новости. 7 июня 2010

7 июня открылось заседание Совета управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Особый интерес на этом заседании представляет уже распространенный среди членов Совета доклад генерального директора МАГАТЭ Юкия Амано, посвященный иранской ядерной программе. Отказываясь выполнять резолюции Совета Безопасности ООН и Совета управляющих МАГАТЭ, Исламская республика Иран (ИРИ), по сути, бросает вызов международному сообществу, что требует адекватного ответа, а именно - введения санкций.

В докладе повышенное внимание уделено двум ядерным объектам в Натанзе: предприятию по обогащению урана, где нарабатывается низкообогащенный уран (НОУ), и экспериментальному предприятию по обогащению урана, на котором осуществляется тестирование новых типов газовых центрифуг и проводятся исследования повышения степени обогащения по урану-235. По данным Агентства на 24 мая 2010 года, на предприятии по обогащению урана смонтировано 8528 газовых центрифуг Р-1 (первого поколения малой мощности, иранское название - IR-1), из которых 3936 используются для обогащения урана.

Установлено, что промышленное обогащение урана осуществляется только на газовых центрифугах Р-1 (IR-1). При этом крайне настораживает, что на предприятии по обогащению урана количество газовых центрифуг уменьшается. Так, в период со 2 ноября 2009 года до 24 мая 2010 года количество центрифуг уменьшилось на 164. Это может свидетельствовать об их складировании вне предприятия. Еще более беспокоит тот факт, что из смонтированных в Натанзе газовых центрифуг используются только 46%. Вполне возможно, что в случае необходимости неиспользуемые центрифуги будут демонтированы и перевезены, например, в Фордо на строящийся объект по обогащению урана. В целом созданная в Иране инфраструктура, по-видимому, позволяет, при наличии соответствующих материалов, ежегодно производить порядка 3 тысячи газовых центрифуг, что достаточно для оснащения ядерного объекта в Фордо. Вполне возможно, что сейчас идет процесс скрытого накапливания газовых центрифуг.

Продолжается и процесс модернизации газовых центрифуг. В опытной эксплуатации уже находятся более совершенные образцы: IR-2 и IR-4. В результате процесса обогащения урана на начало мая 2010 года было накоплено 2427 кг низкообогащенного гексафторида урана. Если этот материал будет использован для дальнейшего обогащения, то может быть наработан расщепляющий материал на три ядерных боезаряда на основе оружейного урана. При сохранении нынешних темпов производства НОУ к концу 2010 года накопленные запасы могут составить 3292 кг, что достаточно для производства (после дообогащения) пяти ядерных боезарядов.

Ранее предполагалось, что в Натанзе НОУ в виде гексафторида за 4-6 месяцев может быть дообогащен до 80%, что достаточно для уверенного подрыва ядерного боезаряда. Затем приблизительно такое же время потребуется для перевода материала в металлическую форму и изготовления полусфер. То есть Тегеран в течение одного года мог выйти на ядерное испытание устройства на основе высокообогащенного урана.

Но инспекции МАГАТЭ, проведенные в последние месяцы, выявили неготовность ИРИ к дальнейшему дообогащению НОУ в промышленных масштабах. В частности, для такого процесса на экспериментальном предприятии в Натанзе используются только два каскада газовых центрифуг IR-1, то есть 328 центрифуг. Это свидетельствует об экспериментальном характере выполняемых работ.

Более того, международное сообщество располагает предоставленными со стороны Ирана результатами масс-спектрометрии, согласно которым 9-11 февраля 2010 года на указанном экспериментальном предприятии был достигнут уровень обогащения 19,8% по урану-235. Но это говорит только о принципиальной возможности такого обогащения, не подтвержденной со стороны инспекторов МАГАТЭ. Такие данные могли быть сфальсифицированы, о чем, в частности, свидетельствуют многочисленные временные неточности и нежелание допускать к этому процессу инспекторов МАГАТЭ (масс-спектрометрия проводилась при отсутствии представителей Агентства), а также отказ от предоставления Агентству детальный анализ наработанных, по заявлению иранской стороны, 5,7 кг обогащенного до 19,7% гексафторида урана.

По имеющимся данным, иранские специалисты пока не могут обеспечить промышленное производство гексафторида нужного качества и необходимые скорости вращения газовых центрифуг. Это будет крайне затруднять дальнейшее дообогащение урана, поэтому необходимо ждать достоверного подтверждения факта дообогащения до 19,7% со стороны МАГАТЭ.

В то же время иранские специалисты уже значительно продвинулись по пути обогащения урана, поэтому было бы опрометчиво преувеличивать имеющиеся у них технические проблемы. Конечно, срок в один год до ядерного испытания, который нужно отсчитывать с момента прекращения взаимоотношений ИРИ с МАГАТЭ (косвенный признак принятия Тегераном решения о создании ядерного оружия), по-видимому, недостижим. Но срок в два года может быть вполне достаточен для выхода на ядерное испытание после принятия соответствующего политического решения. Причем, по мере наращивания ядерной инфраструктуры, этот срок будет все более сокращаться.

Приведенные выше факты не позволяют однозначно судить о проведении Ираном военно-прикладных исследований в ядерной области, но они значительно усиливают соответствующие подозрения со стороны международного сообщества. И это происходит на фоне явного нежелания Тегерана вести конструктивный диалог с инспекторами МАГАТЭ. В частности, иранское руководство запретило им в 2010 году взять в Араке пробы тяжелой воды и провести инспекцию строящегося там исследовательского тяжеловодного реактора IR-40. Мощность последнего составит 40 МВт, что позволит ежегодно нарабатывать до 9 кг плутония (такого количества достаточно для производства одного ядерного боеприпаса).

Не следует преувеличивать и роли подписанного 17 мая текущего года трехстороннего соглашения о вывозе на турецкую территорию 1200 кг иранского НОУ с целью последующего обмена на ядерное топливо для Тегеранского ядерного научно-исследовательского центра. С одной стороны, это составляет сейчас только 50% уже накопленных в ИРИ запасов НОУ, что позволит ей, в случае необходимости, выйти на ядерное испытание. С другой стороны, Тегеран не может закупить такое топливо обычным путем ввиду соответствующих ограничений Группы ядерных поставщиков. При этом необходимо учитывать, что состояние Тегеранского исследовательского реактора, поставленного в далеком 1967 году и расположенного в многомиллионном городе, внушает серьезные опасения, что требует модернизации имеющейся системы безопасности. Следовательно, поставка ядерного топлива и модернизация реактора нужны, в первую очередь, Ирану, который уже понизил проектную мощность реактора на 40% (до 3 МВт).

Таким образом, маниакальная настойчивость ИРИ в осуществлении национальной ядерной программы, по сути, не оставляет международному сообществу другого выбора, как введение против Тегерана новых санкций со стороны Совета Безопасности ООН. Конечно, это не сможет остановить Иран на пути к атомной бомбе. Но оно позволит существенно уменьшить возможности клерикальной элиты страны по перераспределению нефтяных доходов через различного рода фонды с целью обеспечения лояльности иранцев и субсидирования продуктов питания и предметов первой необходимости для бедных слоев населения. Именно нефть обеспечивает иранскому режиму устойчивость. При значительном сокращении ее экспорта, что неминуемо в условиях международных санкций, Тегеран будет вынужден искать пути нормализации отношений с Западом. Именно поэтому введение новых, достаточно жестких санкций в отношении Ирана является необходимым. Но одновременно Тегерану должны быть предложены реальные финансово-экономические и политические стимулы, учитывающие его историческую роль на Большом Ближнем Востоке.

МАГАТЭ не согласно с обвинениями Ирана в адрес двух своих инспекторов. 21 июня 2010

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтвердило 21 июня, что власти Ирана в письменной форме уведомили его о своем решении запретить въезд в страну двум международным инспекторам, и выразило несогласие с обвинениями в адрес этих сотрудников, передает агентство Рейтер со ссылкой на официальное заявление атомного агентства ООН.

Ранее 21 июня глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбара Салехисообщил, что двум сотрудникам МАГАТЭ отказано во въезде на территорию Исламской Республики, где они должны были участвовать в очередной инспекции иранских ядерных объектов. Причиной отказа названо распространение этими сотрудниками „ложной информации“ о ядерной программе Тегерана.

Как заявил главный иранский атомщик, в ходе последнего заседания совета управляющих МАГАТЭ в Вене двое инспекторов „представили ложные доклады о деятельности Ирана в атомной сфере“, а также „распространили информацию до того, как она была официально рассмотрена, и передали СМИ ложную информацию об иранских работах в области атома“.

Иран также сообщил в понедельник, что, несмотря на введенный в отношении двух сотрудников МАГАТЭ запрет, Тегеран не будет препятствовать проверке ядерных объектов страны инспекторами атомного агентства ООН.

В распространенном в понедельник заявлении МАГАТЭ выразило несогласие с обвинениями, прозвучавшими со стороны Ирана в адрес международных инспекторов. „МАГАТЭ полностью уверено в профессионализме и беспристрастности этих сотрудников“, - говорится в документе. При этом в нем подчеркивается, что агентство продолжит следить за ситуацией.

Иран заявил ранее, что рассчитывает на отправку в страну двух других инспекторов взамен „провинившихся“, однако МАГАТЭ эту информацию не подтвердило.

РФ ждет конструктивной реакции Ирана на встречу экспертов по топливу29 июня 2010

Россия рассчитывает, что Иран конструктивно отреагирует на инициативу проведения встречи с экспертами РФ, США, Франции и МАГАТЭ, чтобы решить вопросы поставки топлива для тегеранского исследовательского реактора, заявил 29 июня глава МИД РФ Сергей Лавров по итогам переговоров со своим израильским коллегой.

„В ответ на известную инициативу Бразилии и Турции Россия, США и Франция предложили генеральному директору МАГАТЭ организовать встречу технических экспертов наших трех стран вместе с иранскими экспертами, чтобы решить вопросы поставки топлива для тегеранского исследовательского реактора, при том понимании, что 20%-ное обогащение в самом Иране прекратится“, - сказал Лавров.

„Я рассчитываю, что Иран откликнется конструктивно, поскольку это позволит урегулировать ситуацию, которая вызывает обеспокоенность“, - отметил российский министр.

Ранее Россия, США и Франция в официальном послании, переданном 9 июня МАГАТЭ, выразили озабоченность относительно трехсторонних соглашений по обмену иранского низкообогащенного урана. На встрече с главой МАГАТЭ представители России, США и Франции передали ему как отдельные письма, так и общий ответ, озаглавленный „Озабоченность относительно заявления, отправленного Ираном в МАГАТЭ“, отмечается в коммюнике МАГАТЭ.

Хунта Мьянмы разрабатывает ядерное оружие. Росбизнесконсалтинг. 4 июня 2010

Милитаристский режим Мьянмы (бывшая Бирма) стремится заполучить ядерное оружие и ракетные средства его доставки, утверждают бирманские эмигранты.

Как сообщила базирующаяся в Норвегии журналистская организация „Демократический голос Бирмы”, ее расследование показало, что военная хунта Мьянмы предпринимает шаги к созданию атомной бомбы.

Организация ссылается на бывшего военного специалиста Сай Тейн Вина, который якобы работал на секретных бирманских предприятиях над созданием прототипов для ракетной и ядерной программ. Инженер-перебежчик предоставил журналистам различную документацию и фотоснимки, касающиеся секретных разработок.

Как сообщает „Демократический голос Бирмы”, эти документы внимательно изучил американский ученый-атомщик, бывший директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Роберт Келли. Согласно его предположениям, Мьянма добывает уран и изучает ядерные технологии, которые подходят „исключительно для атомного оружия”.

По данным расследования, к ракетно-ядерным разработкам бирманского военного правительства причастна не только Северная Корея, о чем неоднократно заявлялось ранее, но и косвенно Россия. Так, майор армии Мьянмы Сай Тейн Вин проходил обучение ракетным технологиям в России, как и его бывшие коллеги и сослуживцы. Как утверждает „Демократический голос Бирмы”, Сай Тейн Вин изучал ракетные технологии в Московском государственном техническом университете им. Н.Э.Баумана, что может подтвердить документально. „Его друзья также были в России и изучали там ядерные и химические технологии в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ) и Российском химико-технологическом университете (РХТУ) им. Д.И.Менделеева”, - говорится в отчете журналистской организации. Однако „Демократический голос Бирмы” не обвиняет Россию в нарушении каких-либо международных обязательств.

Р.Келли делает вывод, что Мьянма „работает над отдельными фрагментами ядерной программы, в частности над постройкой ядерного реактора для производства плутония и над программой обогащения урана”. Эксперт призывает провести тщательное расследование в отношении бирманских ядерных разработок и принять соответствующие меры на международном уровне, если подозрения в отношении Мьянмы подтвердятся.

РФ призывает Израиль присоединиться к ДНЯО. Тарас Лариохин. РИА Новости. 11 июня 2010

Присоединение Израиля к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и постановка всех его ядерных объектов под гарантии Международного агентства по атомной энергии способствовало бы укреплению режима нераспространения ядерного оружия и созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, заявил член Совета управляющих МАГАТЭ Григорий Берденников.

Россия разделяет содержащийся в прошлогодней резолюции призыв к Израилю - „последней стране в регионе Ближнего Востока, остающейся вне ДНЯО, присоединиться к Договору и поставить все свои объекты под гарантии Агентства“, отметил он, выступая на проходящей в Вене сессии Совета управляющих МАГАТЭ.

„Это, мы уверены, будет способствовать укреплению режима нераспространения ядерного оружия, созданию зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки, на Ближнем Востоке и укреплению мира в регионе и во всем мире“, - указал Бреденников.

Он выразил также надежду, что „решения, принятые на состоявшейся в мае этого года обзорной Конференции по ДНЯО, в части, касающейся реализации резолюции 1995 года по Ближнему Востоку, будут способствовать ее скорейшему и полному осуществлению, включая создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки“.

Проект новой АЭС в Литве важен - глава МАГАТЭ. Литовский курьер. 15 июня 2010

Проект планирующейся к строительству в Литве новой атомной станции важен, и МАГАТЭ готово предоставить помощь, заверил находящийся в Вильнюсе руководитель МАГАТЭ Юкия Амано.

„Это решение самой страны, использовать ли ядерную энергию и как это делать. Насколько я понимаю, ваш проект региональный, это очень интересный и важный проект. МАГАТЭ им очень интересуется и готово предоставить помощь, если понадобится“, - заявил Амано журналистам 14 июня после встречи с президентом Литвы Далей Грибаускайте.

15 июня Амано посетил Игналинскую АЭС, где осмотрел закрытый в конце 2009 года 2-ой энергоблок станции и ознакомился с процессом вывода ИАЭС из эксплуатации и ходом реализации проекта строительства новой Висагинской АЭС.

По словам руководителя ИАЭС Освалдаса Чюкшиса, на Юкию Амано произвело благоприятное впечатление снятие с эксплуатации Игналинской АЭС. „Он действительно был удивлен тем, как достаточно быстро станция, которая многие годы успешно экспортировала энергию, была переведена в режим снятия с эксплуатации“, - заявил Чюкшис литовской радиостанции Lietuvos radijas.

По его словам, главе МАГАТЭ команда станции представила миссию станции, стратегию на ближайшие три года и планы до 2029 года, когда планируется полный демонтаж ИАЭС.

АЭС Украины соответствуют требованиям по ядерной безопасности. РБК Украины. 1 июня 2010

Эксперты Международного агентства по атомной энергии подтвердили полное соответствие большинству требований и стандартов по ядерной безопасности на АЭС Украины. Такие выводы сделали в Брюсселе в ходе заключительного заседания по проекту Европейской комиссии и МАГАТЭ по оценке безопасности украинских АЭС, который реализован в рамках меморандума между Украиной и Европейским союзом о понимании относительно сотрудничества в энергетической отрасли, сообщает пресс-служба Министерства топлива и энергетики.

В своих выводах эксперты особенно акцентировали внимание на том, что работа в рамках проекта не имеет аналогов в мире, то есть, до сих пор ни в одной стране не проводилась такая масштабная и комплексная оценка безопасности атомных электростанций.

В отчете отмечено, что оценка была выполнена в течение 2008-2009 гг. по проектной безопасности, эксплуатационной безопасности, обращению с радиоактивными отходами  и  снятию с эксплуатации регуляторных  вопросов. По каждому направлению был подготовлен отдельный отчет, который стал частью заключительного отчета. Всего на АЭС Украины работало 14 миссий, оценку проводили 62 эксперта из 23 стран, 30 экспертов из МАГАТЭ и 52 представителя Украины.

Полный текст

loading