Хронометр

завершение четвертого раунда шестисторонних переговоров по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. КНДР взяла на себя обязательство отказаться от ядерного оружия, существующих ядерных программ; вернуться в ДНЯО и МАГАТЭ
19.09.2005
вступление в силу для Великобритании протоколов 1, 2 и 3 к Договору о безъядерной зоне в южной части Тихого океана (Договор Раротонга).
19.09.1997
прибытие в Великобританию первой из американских ракет средней дальности «Тор».
19.09.1958

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

14.09.2017

«Речь идет о том, чтобы более эффективно помогать государствам-членам ООН противодействовать терроризму в случае соответствующих запросов. Предстоит сделать так, чтобы работа бюро становилась все более заметной, соответствующей ожиданиям международного сообщества. Новое подразделение будет содействовать в том числе формированию международного права в области противодействия международному терроризму», — Владимир Воронков, заместитель генерального секретаря ООН, член Экспертного Совета ПИР-Центра

08.09.2017

«Когда готовился Договор о ракетах средней и меньшей дальности у нас уже была принята на вооружение система, которую американцы любовно называют «Мертвая рука», у нас она называется «Периметр». И, наверно, если бы мы заявили, что при размещении ракет Pershing II в Европе, вынуждены будем установить эту систему в режим готовности, условия по составу сокращаемых сил, по количеству сокращаемых сил и средств был бы иными, не создался бы тот дисбаланс, который закреплён в нынешнем договоре. На этом этапе вполне достаточно было бы использовать информацию о возможностях такой системы. Это вовсе не значит, что надо было раскрывать ее характеристики, это совершенно не обязательно, но сам факт ее наличия можно было использовать», – заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев.

11.08.2017

«Я считаю, что международный опыт в виде стандартов и руководств востребован для решения проблемы кибербезопасности АЭС. Ключевыми организациями в продвижении норм кибербезопасности следует считать Международную электротехническую комиссию (МЭК) и МАГАТЭ. Для обеспечения конкурентоспособности решений по АСУ ТП АЭС необходимо не только применять международный опыт по кибербезопасности, но и активно участвовать в разработке документов в рамках этих организаций, продвигая   передовые отечественные решения на международный уровень, добиваясь лидирующих позиций», — ведущий научный сотрудник Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Виталий Промыслов.

Ядерный контроль № 7, 2000

ЯДЕРНАЯ РОССИЯ СЕГОДНЯ. 07 сентября 2000

ИНФОРМАЦИЯ

  • § Путин и Мори подписали основные документы саммита Токио
  • § Новый шаг в реформе РВСН
  • § Возможная причина отказа от развертывания НПРО - позиция России
  • § Россия и США: споры вокруг Ирана
  • § Япония и ЕС рассматривают проекты финансирования постройки АЭС в России
  • § Возобновлены работы по замороженному проекту строительства реактора на быстрых нейтронах

ДОКУМЕНТЫ

  • § Новая инициатива России
  • § Сообщение Пресс-службы Минатома РФ о Соглашении между Правительством РФ и Правительством США об утилизации плутония

ИНФОРМАЦИЯ

Путин и Мори подписали основные документы саммита Токио

По итогам визита в Японию президент РФ Владимир Путин и премьер министр Японии Иосиро Мори подписали во вторник в Токио основные документы саммита - совестное заявление о взаимодействии России и Японии в международных делах. В документе выражается стремление стран совместно решать глобальные вопросы, прилагая усилия направленные на предотвращение военных конфликтов и их мирное урегулирование во взаимодействии с ООН. Стороны выступают за сохранение договора по ПРО, реализацию договора СНВ-2 и скорейшее заключение договора СНВ- 3. Россия и Япония намерены содействовать реформированию ООН. Они намерены также поддержать борьбу мирового сообщества с терроризмом во всех его проявлениях. (Путин и Мори подписали основные документы саммита Токио. Интерфакс. 5 сентября 2000)

Новый шаг в реформе РВСН

Боевые расчеты Ракетных войск стратегического назначения запустили 5 сентября с космодрома Байконур ракету-носитель Протон-К с американским спутником связи Sirius-2. Скорее всего, это будет один из последних пусков, осуществленных РВСН. Начальник Генштаба Анатолий Квашнин издал директиву О централизации военно-космической деятельности. Директива предусматривает выделение Военно-космических сил и войск Ракетно-космической обороны из состава Ракетных войск стратегического назначения и переподчинение их Генштабу.

Высокопоставленный источник в Генштабе подтвердил, что подобная директива действительно была подписана. Военно-космические силы и войска Ракетно-космической обороны предполагается вывести из состава РВСН уже до конца года. Это означает, что борьба Анатолия Квашнина с министром обороны Игорем Сергеевым вступила в решающую фазу: от слов Генштаб перешел к делу.

Включение космических сил в состав РВСН министр всегда считал одним из своих главных достижений в ходе реформирования армии. Он был убежден, что это привело к повышению эффективности управления войсками и экономии средств оборонного бюджета.

Его оппоненты из Генштаба были убеждены, что министр руководствовался иными соображениями. Когда в мае 1997 года главком РВСН Игорь Сергеев возглавил военное ведомство, он отчетливее других понимал, что судьба его родным войскам уготована незавидная. Ракетные войска были обречены на массовые сокращения в соответствии с российско-американскими договорами о стратегических наступательных вооружениях. И уже в первое десятилетие двадцать первого века РВСН объективно должны были перестать соответствовать престижному статусу вида вооруженных сил. В июле 1997 года Игорю Сергееву удалось добиться одобрения Борисом Ельциным идеи включения в состав РВСН дотоле самостоятельных Военно-космических сил и входивших в состав ПВО войск Ракетно-космической обороны. Космос должен был обеспечить ракетчикам безбедное существование на долгие годы: во-первых, последние локальные конфликты показали, что роль космических средств (в отличие от стратегических ракет) в современной войне резко возросла, а во-вторых, РВСН получили доступ к осуществлению коммерческих запусков иностранных спутников и за три последних года заработали на этом около $100 млн.

Источники в Генштабе утверждают, что поглощение ВКС и РКО ракетчикам нужно было в первую очередь для получения новых ассигнований, которые направлялись исключительно на новые ядерные ракеты Тополь, а отнюдь не на развитие военно-космической деятельности. В результате число запусков военных спутников сократилось почти втрое (в 1997 году было запущено 14 спутников, а в 1999 году - лишь 4), а имевшийся запас ракет-носителей и космических аппаратов оказался полностью израсходованным и не пополнялся. В результате РВСН оказались не в состоянии не только обеспечить создание перспективных высокоточных вооружений, интегрированных с космическими системами (именно такие НАТО успешно применило в Югославии), но даже обеспечить группировку федеральных войск в Чечне данными космической разведки. А Глобальная навигационная система ГЛОНАСС вообще деградировала - вместо положенных 24 спутников сейчас функционирует лишь 9.

11 августа на заседании Совета безопасности было решено, что Военно-космические силы и войска Ракетно-космической обороны целесообразно вывести из состава РВСН. Во всяком случае, об этом корреспонденту Коммерсанта заявил высокопоставленный источник в Генштабе. По сути, это будет означать начало конца Ракетных войск как самостоятельной структуры.

Однако ракетчики воспротивились указанию Анатолия Квашнина. В Главном штабе РВСН заявили, что главком Владимир Яковлев находится в отпуске и никаких распоряжений на этот счет не отдавал. Однако его подчиненные уверены, что главком сделает все, чтобы сохранить целостность вверенных ему войск и по меньшей мере "не будет торопиться исполнять директиву".

В Генштабе же уверены в своих силах. "Любая попытка неисполнения директивы чревата серьезными оргвыводами, ведь она отражает позицию президента",- заявил корреспонденту Коммерсанта высокопоставленный сторонник Анатолия Квашнина. (Иван Сафронов. Генштабу не хватает космоса. Коммерсант. 6 сентября 2000)

Возможная причина отказа от развертывания НПРО - позиция России

1 сентября президент США Билл Клинтон сообщил о своем решении оставить выяснение вопроса от развертывания национальной системы ПРО следующему хозяину Белого дома.

Если во время выступления ситуация выглядела как чисто технологическая (срыв ключевых испытаний противоракетных систем), то многочисленные утечки из администрации США, появившиеся в следующие дни, однозначно указывают: главная причина решения - позиция Москвы (а уж потом европейских и азиатских союзников США). То есть Вашингтон однозначно, хотя и неофициально, признает победу российской дипломатии.

"Российское сопротивление оказалось ключевым в решении отложить создание ракетного щита" - так выглядит заголовок в New York Times. Газета сообщает, что еще в январе, когда русские ясно сказали, что не будут вести переговоры по изменению Договора по ПРО от 1972 года, планы НПРО были обречены. Свою роль сыграли и дипломатические инициативы Пхеньяна, от гипотетических ракетных ударов которого должен был защищать Америку клинтоновский космический щит; и, бесспорно, технологические провалы испытаний противоракет. Но главное - что "администрация не смогла предсказать ход внутренних событий в России, поскольку все планы администрации покоились на намерении выторговать у Москвы сделку", которая позволяла бы создать щит без выхода из Договора от 1972 года.

Но все шансы на эту сделку развалились вместе с политической судьбой человека, на котором покоилась эта идея Белого дома, - Бориса Ельцина, который Вашингтоном рассматривался как более уступчивый человек, чем его наследник Владимир Путин. Его приход изменил все, сообщил газете анонимный источник в Белом доме. Поэтому в известном смысле уже с начала нового года планы ПРО были обречены, и в администрации большинство людей это понимали с каждым днем все больше.

На каком-то этапе переговоров с Москвой Мадлен Олбрайт фактически самоустранилась от проблемы, оставив ее своему заместителю Строубу Тэлботту. Но в итоге и он оказался среди сторонников отказа от идеи национальной ПРО. В ту же категорию скептиков затем попал и советник по национальной безопасности Сэмюэль Бергер. Единственным сторонником сохранения прежнего расписания работ был министр обороны Уильям Коэн.

Что касается самого Билла Клинтона, то в Вашингтоне считают: он с самого начала не проявлял абсолютного энтузиазма, поскольку считает Договор по ПРО краеугольным камнем безопасности США - как, впрочем, и ключевые лица в Пентагоне и госдепартаменте. И именно г-н Клинтон ясно говорил во время внутренних дискуссий, что одобрит национальную ПРО, только если ему удастся сговориться с Москвой. Оказывается, с самого начала он даже не мыслил о том, чтобы двинуть вперед планы НПРО в одностороннем порядке. И поскольку уже в июне позиция Владимира Путина была ясна, во время встречи двух президентов в Москве, а потом на Окинаве вопрос как таковой, по сути, не обсуждался. Здесь можно добавить - повлияли на американскую позицию и российские предложения сокращения ядерных боеголовок, которые были переданы Биллу Клинтону президентом России именно на Окинаве, - речь о наших новых предложениях по СНВ-3, которые возможны только при сохранении Договора по ПРО.

Можно по-разному оценивать как саму эту информацию, так и факт ее целенаправленной утечки. New York Times изначально была великолепно осведомлена обо всей подноготной дебатов по этой проблеме и играла роль места для утечек ценной информации. Другое дело - кому выгодно подчеркивать именно роль Москвы в решении Билла Клинтона: самой администрации или ее противникам, или лицам вокруг министра обороны Уильяма Коэна, единственного республиканца в администрации США, который сейчас уже откровенно демонстрирует свое несогласие с позицией президента?

Но в любом случае перед нами действительно не просто победа российской дипломатии, а большая победа. Причем вопросы, поднятые New York Times и касающиеся новейшей российской истории - а именно, перехода власти под Новый 2000 год в Москве, - настолько серьезны, что требуют отдельного осмысления. Осмыслить стоит многое: дело Bank of New York, беспрецедентную кампанию против Москвы по поводу Чечни, и затем несколько месяцев глухой обороны российской дипломатии, находившейся чуть ли не на грани изоляции, по крайней мере, на западном направлении. Информация о намерениях Вашингтона по части НПРО может подтолкнуть к совершенно неожиданным версиям всех событий прошедшего года. Но так или иначе - победа Москвы очевидна.

Другое дело, насколько долго можно будет наслаждаться ее плодами. Г-н Клинтон, произнося свою речь в Джорджтаунском университете, сообщил лишь об отсрочке решения. Временные рамки здесь вполне просматриваются. По американским оценкам, в лучшем - то есть для Москвы в худшем - случае контрольная дата начала работ, которые можно рассматривать как фактический срыв Договора 1972 года, сдвигается по крайней мере, до 2002 года - речь идет о начале закладки фундамента радара на Аляске. А разворачивание первой очереди противоракетных систем может отложиться с 2005 на 2006-2007 годы.

Отдельный вопрос - как повлияет решение Билла Клинтона на позиции его преемника Альберта Гора, который поддерживает принятое президентом решение, но постарался отметить в своем заявлении по этому вопросу, что это именно "решение Клинтона". Г-н Гор также заявляет о необходимости изучать вопрос и дальше, о том, что запустит работы по НПРО, если технологии будут отработаны лучше; наконец, он - за внесение совместно с Москвой поправок в Договор от 1972 года.

Джордж Буш занимает иную позицию. Его заявление из одного абзаца гласит, что демократы сначала отрицали необходимость противоракетной обороны, потом долго тянули с решением, и вот теперь оставили это решение преемникам. Джордж Буш - за более мощную систему ПРО, которая основывалась бы на системах, размещенных на суше, море и в космосе, и защищала бы и США, и всех их союзников. Договор же от 1972 года республиканцы считают устаревшим и критикуют демократов за то, что они за упомянутый договор цепляются.

Данных о реакции избирателя пока недостаточно. Но фактором в президентской кампании этой осенью ПРО все равно будет. (Дмитрий Косырев. Договору по ПРО продлили жизнь. Независимая Газета. 5 сентября 2000)

Россия и США: споры вокруг Ирана

В рамках Саммита тысячелетия, открывшегося в Нью-Йорке, Владимир Путин проведет двусторонние встречи, в том числе с Биллом Клинтоном. Повестка бесед такого уровня стала рутинной: контроль за вооружениями, противоракетная оборона, ракетные технологии, отношения с государствами-изгоями, в списке которых в США на первое место ставят КНДР, Ливию, Ирак и до недавнего времени - Иран.

Между тем именно внутри условного треугольника Москва-Вашингтон-Тегеран, похоже, завязывается закулисная интрига. США пытаются заигрывать с Ираном. Избрание президентом страны Мохаммада Хатами, считающегося на Западе реформатором, усилило искушение США частично вернуть утраченные после Исламской революции 1979 года в регионе позиции. Прилетевшему в Нью-Йорк на саммит ООН президенту Ирана уделяют повышенное внимание.

Г-н Хатами выступил с речью в рамках предварившей Саммит тысячелетия конференции ЮНЕСКО. Говорил о "глобальном диалоге цивилизаций". В речи нет и намека на иранские либеральные реформы, она являла образец исламской теологической мысли. Но нет и нападок на западную цивилизацию. Послушать его специально приехала госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Все отметили, что она дважды аплодировала и отозвалась о речи сдержанно-благожелательно. Моххамад Хатами же поприсутствует в зале ООН во время выступления Клинтона. Отмечено в США и то, что перед саммитом в иранском парламенте внесен проект амнистии политбеженцев. Контактов на высшем уровне между Ираном и США пока не будет: Тегеран не готов. Зато будет встреча с г-ном Хатами у Владимира Путина. И будет очередная попытка со стороны Клинтона отжать в ходе контакта с г-ном Путиным Россию от Ирана, что в свете вышеописанных пассов обретает со стороны США уже оттенок дипломатической корысти.

В последнее время усилилось давление США на Россию с целью убедить ее отказаться от контактов с Тегераном в давно обсуждаемых Москвой и Вашингтоном ядерной сфере и в области двойных технологий. Недавно на имя премьер-министра России Михаила Касьянова поступило послание от вице-президента США Альберта Гора. В нем на 16 страницах (в русском переводе) изложен длинный список претензий к Москве: Иран якобы "получает существенную помощь от российских организаций, напряженно работая над созданием ядерного оружия". Примечательно, что письмо начинается с напоминания об известном деле швейцарской фирмы Noga, в связи с иском которой к правительству России пресса уже высказывала предположение, что активизация адвокатов Noga мотивирована, в том числе, и лоббизмом на рынке ядерного топлива. И хотя г-на Касьянова заверяют, что "иск Noga не представляет более угрозы для работы для Соглашения по высокообогащенному урану", от ощущения легкого шантажа отделаться трудно.

Список претензий с 1995 года (когда тема впервые возникла в рамках комиссии Гор-Черномырдин) не изменился, касаясь строительства Россией АЭС в Бушере. Некоторые обвинения звучат серьезно: якобы "с середины 90-х интенсифицировались контакты между российскими и иранскими организациями в ядерной сфере, направленные на создание ядерного оружия". Якобы "иранские официальные лица ездят в Россию для приобретения у неустановленных поставщиков больших количеств специального ассортимента металлов, включая мартенситно-стареющую сталь и особые виды алюминия, и листы электротехнической стали". России опять припоминают и газовые центрифуги, которые она поставляет Ирану и которые необходимы для производства "значительных количеств высокообогащенного оружейного урана". Поименован лишь один институт - НИИ электрофизических препаратов имени Ефремова в Санкт-Петербурге, который якобы "оказал существенную помощь Ирану в деле получения технологии изотопного разделения, что дает возможность производить оружейный уран", но без конкретных доказательств. По данным Известий, в аппарате Михаила Касьянова подготовлен ответ по 32 позициям.

Не так давно США столь же резко критиковали ядерную программу КНДР и сотрудничество России и Пхеньяна в этой области. В дискуссиях родилась идея конверсии северокорейской программы и переоборудования ее плутониевых реакторов. Ориентировочная цена вопроса - 4 млрд. долларов. США эту идею монополизировали, пытаясь наладить и политические контакты с КНДР. Кое-что уже, похоже, сделано: глава Северной Кореи недавно дезавуировал обещание Владимиру Путину отказаться от ракетной военной программы. Ранее, на встрече президентов двух Корей, он же поведал Ким Дэ Чжуну, что предпочел бы, чтобы американские войска подольше оставались на полуострове - для "противовеса великим державам - КНР, Японии и... России".

Применительно к Ирану цена вопроса может оказаться еще выше: это не только каспийские многомиллиардные нефтяные проекты, но и безопасность в Средней Азии - мягком подбрюшье России. На сегодня - слишком мягком. (Георгий Бовт. Цепная реакция в мягком подбрюшье. Известия. 7 сентября 2000)

Япония и ЕС рассматривают проекты финансирования постройки АЭС в России

Находящийся в Токио министр по атомной энергии Евгений Адамов заявил о программе постройки АЭС на Дальнем Востоке. В то же время в структурах ЕС серьезно обсуждается проект финансирования строительства третьего блока Калининской АЭС. Г-н Адамов, оставшийся в Японии после отъезда президента Владимира Путина в США, продолжает переговоры со своими японскими коллегами. В их ходе прозвучало его заявление о постройке на Дальнем Востоке АЭС общей мощностью до 12 ГВт.

Министр не уточнил ни тип, ни количество реакторов, ни сроки сдачи их в эксплуатацию, отметив только, что все зависит как от точной оценки потребности региона в электроэнергии, так и от возможности ее экспортировать. Впрочем, нетрудно предположить, что указанную выше мощность могут дать 12 реакторов типа ВВЭР-1000, самых современных и надежных из производящихся в России.

Если с потребностью Приморья в электричестве все более или менее понятно (это регион с хроническим энергодефицитом), то с экспортом дело обстоит сложнее. Несмотря на заинтересованность и Китая, и Южной Кореи в российском электричестве, все проекты пока заморожены. Причины - разногласия по цене с Китаем и сложности в технической реализации перетоков из России в Южную Корею. Неудивительно, что на первый план сейчас выходит Япония как наиболее вероятный импортер российского электричества.

Минатом РФ хочет воспользоваться сложившейся конъюнктурой и предлагает японцам инвестировать в постройку АЭС на Дальнем Востоке, а возврат вложений осуществлять за счет экспорта электроэнергии. По мнению Евгения Адамова, стоимость постройки российской АЭС в 3,5 раза дешевле аналогичной японской.

Понятна и осторожность министра в указании точного количества АЭС - оно зависит от возможностей японских инвесторов, заинтересовавшихся данным планом. С другой стороны, еще со времен Союза в Приморье существуют площадки под постройку реакторов - разной степени готовности, но пока замороженные. Поэтому с помощью ли японцев или без нее, но в рамках принятой Программы развития атомной энергетики до 2030 года АЭС на Дальнем Востоке все равно будут строиться.

Почти одновременно с заявленными на Дальнем Востоке планами появились сообщения, что ЕС рассматривает проект финансирования постройки третьего энергоблока на Калининской АЭС. Комиссия по внешней политике ЕС рекомендовала дочерней структуре Евросоюза Euroatom участвовать в этом проекте. Данное решение тем более своевременно, что недавно Госатомнадзор выдал концерну Росэнергоатом лицензию на постройку калининского реактора.

Похоже, внешнеполитическое ведомство ЕС после аналогичного решения по финансированию достройки двух украинских реакторов на Хмельницкой и Ровенской АЭС не могло обойти вниманием и нужды России. (Роман Храпачевский. Реактивное строительство. Известия. 7 сентября 2000)

Возобновлены работы по замороженному проекту строительства реактора на быстрых нейтронах

Представители Минатома по Челябинской области заявили о возобновлении работ по проекту строительства реактора на быстрых нейтронах, замороженному с 1989 года.

Генеральный директор бывшего военного предприятия ПО Маяк Виталий Садовников, сообщил на встрече в администрации Челябинской области, что с момента приостановки работ по сооружению Южно-Уральской АЭС в регионе ухудшилась экологическая обстановка и участились случаи перебоев в подаче электроэнергии.

Согласно первоначальному проекту, планировалось построить три реактора на быстрых нейтронах типа БН-800, мощностью 800 МВт каждый. Это позволило бы покрыть необеспеченные потребности в электроэнергии области. Однако проект был свернут из-за недостаточного финансирования и ввиду последствий Чернобыльской аварии.

В 1994 году правительство объявило о намерении возобновить строительство, и сейчас Минатом России принял положительное решение о продолжении работ.

По словам Виталия Садовникова, это решение предоставляет "реальную возможность решить энергетические и экологические проблемы Челябинской области".

Однако осуществление проекта потребует значительных финансовых вложений, так как стоимость только одного 800 МВт реактора оценивается приблизительно в 1 млрд. долларов. Г-н Садовников сообщил, что Южно-Уральская АЭС будет оснащена реакторами на быстрых нейтронах с натриевым охлаждением. Топливо для них будет производиться из оружейного плутония. На данный момент в начальный этап работ уже вложено порядка 50 млн. долларов. (Россия: возобновлены работы по "замороженному" проекту строительства реактора на быстрых нейтронах. www.nuclear.ru. 6 сентября 2000)

ДОКУМЕНТЫ

Новая инициатива России

На проходящем в Нью-Йорке Саммите тысячелетия выступил с Инициативой Президента Российской Федерации по энергетическому обеспечению устойчивого развития человечества, кардинальному решению проблем нераспространения ядерного оружия и экологическому оздоровлению планеты Земля

Ниже приводится полный текст этого документа.

«Мы находимся на пороге нового тысячелетия. Не каждому поколению людей представляется возможность пересечь рубеж веков, не говоря уже о рубеже тысячелетий.

К сожалению, двадцатый век не решил целого ряда ключевых проблем, в том числе важнейшей для человечества проблемы предотвращения военных конфликтов. Ситуация усложняется тем, что распространение оружия массового поражения, и в первую Очередь ядерного, остается серьезной угрозой человечеству.

Другая угроза исходит от техногенной деятельности человечества и ее влияния на окружающую среду. Выброс в атмосферу парникового газа, связанный с производством энергии, ведет к дальнейшей деградации экологии. Ситуация вряд ли улучшится в ближайшем будущем, поскольку развивающиеся страны, где в следующем веке будет наиболее бурный рост производства энергии, не владеют современными технологиями, требующими значительных инвестиций, и будут полагаться на наиболее доступные источники энергии - это сжигание угля и гидроэнергетика, наносящее самый большой ущерб экологии.

Видим ли мы уже сегодня решение этих проблем? По нашему мнению - да.

В двадцатом веке человечество получило ядерную энергию в качестве оружия и как новый энергетический источник. Оружейные технологии были адаптированы для применения в мирной ядерной энергетике. Однако, присущий им дуализм не исключает возможности накопления и выделения оружейных ядерных материалов, увеличивая тем самым риск распространения ядерного оружия.

Политика ограничения передачи ядерных технологий другим странам и усиление международных контрольных мер оказались недостаточно эффективными барьерами на пути ядерного распространения.

Россия неоднократно выступала с предложениями, направленными на прекращение гонки ядерных вооружений. Россия была первой страной, которая предложила уничтожить ядерное оружие, навсегда прекратить его производство. К сожалению, эта инициатива не была поддержана ядерными державами.

Россия, вынужденная поддерживать ядерный паритет, тем не менее, провела меньше ядерных испытаний, чем, например, США. Россия первая, в одностороннем порядке, объявила мораторий на ядерные испытания и неуклонно его придерживается. Наша страна ратифицировала Договор о запрещении ядерных испытаний.

Россия выходит с новой инициативой кардинального повышения эффективности нераспространения ядерного оружия. Мы считаем необходимым постепенно исключить из использования в мирной ядерной энергетике основные оружейные материалы - обогащенный уран и чистый плутоний. Следует также отказаться от накопления на складах плутония, выделенного после переработки облученного топлива, а имеющиеся его запасы вернуть в ядерный топливный цикл.

Проведенные в России основательные исследования показали реальность развития ядерной энергетики без этих оружейных материалов.

Более того, возникает возможность сжигания плутония и других элементов с тем, чтобы обеспечить возврат в земную кору отходов, не нарушая природной радиоактивности Земли. Такой подход прекратит вредное влияние энергетики на окружающую среду и создает предпосылки для окончательного решения проблемы радиоактивных отходов.

Развитие крупномасштабной энергетики на основе новых ядерных технологий позволит сохранить органические ресурсы планеты для их неэнергетического использования настоящим и будущими поколениями, стабилизировать, а в дальнейшем и уменьшить влияние парникового эффекта, экономически и экологически оптимально обеспечить рост мирового энергопотребления.

Решать все эти задачи отдельно взятому государству чрезвычайно сложно. Мы предлагаем объединить усилия всех заинтересованных стран под эгидой Международного агентства по атомной энергии в рамках международного проекта.

Россия готова взаимодействовать со всеми странами на этом стратегическом направлении по энергетическому обеспечению устойчивого развития человечества, кардинальному решению проблем нераспространения ядерного оружия и экологическому оздоровлению планеты Земля». (Путин предлагает жить без плутония. http://www.gazeta.ru/putnoplut.shtml. 6 сентября 2000)

Сообщение Пресс-службы Минатома РФ о Соглашении между Правительством РФ и Правительством США об утилизации плутония

Председатель Правительства РФ Михаил Касьянов и вице-президент США Альберт Гор подписали Соглашение об утилизации плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны, обращению с ним. Подписано также Совместное Заявление о неизвлечении оружейного плутония в связи с Соглашением.

Данное соглашение является результатом последовательного курса двух стран на укрепление международной безопасности. Этот курс был определен ранее в Заявлении президента США от 1 марта 1995 года о том, что 200 тонн делящихся материалов будут выведены из ядерного арсенала США и никогда более не будут использованы для создания ядерного оружия, в Обращении Президента РФ к 41-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ 26 сентября 1997 года о поэтапном изъятии из ядерных военных программ до 50 тонн плутония, высвобождаемого в процессе ядерного разоружения. В Соглашении между правительствами двух стран о научно-техническом сотрудничестве в области обращения с плутонием, изъятым из ядерных военных программ, от 24 июля 1998 года и совместном Заявлении Президентов двух стран от 2 сентября о готовности утилизировать плутоний, заявленный как плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны. Стремление воплотить выраженную готовность в практические дела было подтверждено в ходе встречи на высшем уровне Президентов Владимира Путина и Билла Клинтона в Москве 4 июня 2000 года.

Плутоний - это ценное энергетическое сырье. Использование 34 метрических тонн утилизируемого оружейного плутония в качестве топлива АЭС с реакторами на быстрых нейтронах в условиях оптимальной будущей экономики по своей энергетической ценности эквивалентно многим миллиардам долларов.

Проявляя политическую волю, Россия уже сейчас идет на утилизацию этого плутония в существующих реакторах типа ВВЭР-1000 и БН-600, что потребует существенных средств на их модернизацию и создание новых производств для изготовления плутониевого ядерного топлива. Эти затраты будут финансироваться из внешних источников. Соглашение учитывает первоначальные ассигнования Конгресса США в размере 200 млн. долларов и предусматривает разработку и создание механизма международного содействия утилизации в России оружейного плутония.

Выраженное главами государств "восьмерки" на встрече в верхах в Окинаве понимание необходимости оказания финансового содействия реализации данной программы со стороны "восьмерки", других государств и организаций частного сектора, его практическое осуществление позволят мировому сообществу сделать реальный шаг по пути разоружения.

Допускается экспорт "утилизируемого плутония и подмешиваемого материала после получения их на любой установке по утилизации в какую-либо третью страну, в том числе для утилизации, когда на то имеется письменная договоренность Сторон настоящего соглашения, и выполняются условия международных гарантий и другие применимые международные соглашения или договоренности, включая Конвенцию по физической защите ядерных материалов".

Все эти статьи Соглашения дают определенный простор для подключения мирового сообщества к реализации Соглашения. В Минатоме выражают уверенность, что коммерческое использование МОКС-топлива в зарубежных АЭС значительно облегчит получение финансовых средств на реализацию Соглашения.

В Стратегии развития атомной энергетики России в первой половине XXI века, одобренной на заседании Правительства РФ 25 мая с.г., отмечается коммерческой основе энергетические реакторы за рубежом.

Утилизация избыточного оружейного плутония в быстрых реакторах технически возможна и наиболее экономически эффективна.

Утилизацию оружейного плутония следует рассматривать в качестве первого этапа создания технологии будущего замкнутого ядерного топливного цикла". (Сообщение Пресс-службы Минатома РФ о Соглашении между Правительством РФ и Правительством США об утилизации плутония. www.nuclear.ru. 7 сентября 2000).

Полный текст

loading