Популярные статьи

Современную систему гарантий МАГАТЭ можно охарактеризовать как международную систему контроля выполнения государствами своих обязательств по мирному использованию ядерной энергии. С момента ее установления в 1961 г. система находится в развитии, отвечая на вызовы времени и ожидания государств. В 199...

Вызовы в сфере кибербезопасности стали одной из ключевых проблем для операторов критической инфраструктуры энергетики, транспорта, связи и других отраслей. Отдельное место занимает кибербезопасность гражданских ядерных объектов. В чем особенности ядерного сектора с точки зрения обеспечения кибербезо...

– Два года назад в «Ядерном Контроле» вышло с Вами интервью. Что с тех пор изменилось? Подведите итоги 2019 года.

В прошлом интервью я сказал, что МЦОУ состоялся как структура, которая на практике доказала свою состоятельность. Опираясь на основы концепции, заложенные в инициативу президента России,...

Все Статьи

Опрос



 
Вам нравится статья?
 

Авторы

  • Место работы : Вице-президент, старший научный сотрудник Центра по международным вопросам, Фонд Observer
Все эксперты

«Компании должны быть уверены, что проблемы, связанные с индийским законом о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб, будут решены»

Нандан Унникришнан

25 января во время визита президента США Барака Обамы в Индию было объявлено о начале активного сотрудничества между странами в области атомной энергетики. Подобные заявления звучали и в 2008 г., когда США заключили с Индией соглашения 123, на Ваш взгляд, стоит ли ожидать кардинальных изменений сейчас?

Не знаю, можно ли говорить о кардинальных изменениях. Есть декларация о намерениях. Оба правительства объявили о своих намерениях постараться устранить все помехи на пути к сотрудничеству в ядерной сфере. Однако по-прежнему остаются серьезные препятствия, которые необходимо преодолеть. Одно из них заключается в том, что крупные компании, работающие в ядерной сфере, – Дженерал Электрик или любая другая – должны быть уверены, что проблемы, связанные с индийским законом о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб и положениями, которых они опасаются, будут решены текущим межправительственным соглашением. Если они будут уверены в этом, тогда можно ожидать дальнейшего прогресса, в противном случае, я не думаю, что мы увидим существенные достижения.

В 2008 г. Соединенными Штатами были приложены значительные усилия, чтобы начать ядерное сотрудничество с Индией, которая не является членом Договора о нераспространении ядерного оружия. Индия получила специальное разрешение от группы ядерных поставщиков на совершение сделок в ядерной сфере. Но, несмотря на все эти усилия, тогда это ничем не завершилось. Почему, на Ваш взгляд, так произошло?

Я бы не сказал, что прогресса не было совсем, поскольку, в конце концов, Россия стала одной из стран, получивших выгоду от данных Индии привилегий. Проблема, возникшая в рамках сотрудничества с Францией, Россией – как и с Соединенными Штатами – заключается в принятом в Индии законе о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб, который перекладывает ответственность в случае аварии на поставщиков оборудования. Индийское правительство до сих пор не может решить эту проблему, вызывающую озабоченность не только США, но и Франции, России и любой другой страны, желающей работать с Индией в сфере ядерной энергетики.

Премьер-министр Нарендра Моди подчеркивает свою приверженность экономической модернизации страны. Планирует ли правительство внести изменения в закон об ответственности за ядерный ущерб, чтобы привлечь инвестиции в атомную отрасль и открыть рынок для новых игроков?

Правительство занимает очень четкую позицию по этому вопросу. Сделанное в январе с США заявление ясно показывает, что Индия хочет принять Венскую конвенцию. Но существует юридическая проблема, связанная с принятым в Индии законодательством, и, следуя правовой логике, индийские законы имеют приоритет. Поэтому зарубежные компании обеспокоены вопросом вступления на индийский рынок. Одним из способов решить этот вопрос было создание пула страховщиков, но только его недостаточно. Он может покрыть один или два реактора, но его не будет достаточно в случае активного строительства АЭС. Так что в конечном итоге индийскому правительству придется задуматься над изменением законодательства.

В настоящий момент на этом пути есть целый ряд проблемы. Первая заключается в том, что для изменения закона требуется согласие как верхней, так и нижней палат парламента. К сожалению, в верхней палате, в отличие от нижней, у правительства Нарендра Моди нет большинства. И ситуация может измениться только к 2016 г., после проведения выборов. Вторая проблема является политической. Рискнет ли какая-либо политическая партия отменить или ослабить законодательство, которое теоретически защищает права индийцев? Это вопросы, которые приходится решать правительству Нарендра Моди. И третья проблема заключается в том, что, если законодательство не будет изменено, нам придется искать более гибкие пути решения этого вопроса.

США также настаивали на контроле за поставляемым в Индию ядерным топливом. Местные власти считали такой подход неприемлемым и предлагали ограничиться составлением ежегодного отчета по этой теме, аналогичного тому, который Нью-Дели уже направляет в МАГАТЭ. Как был решен этот вопрос?

Этот вопрос, насколько я знаю, был снят с повестки дня. Может быть, Индия и дала какие-либо обещания, но официально этот вопрос не поднимался и не обсуждался. В декларации ничего не говорится о контроле над материалами, которые поставляются Соединенными Штатами. Однако существует проблема, связанная с американским законодательством, так как оно требует, чтобы США осуществляли постоянный контроль над поставляемыми материалами. Так что проблема по-прежнему остаётся, и то, каким образом она будет решаться, – вопрос открытый.

Начало активного сотрудничества между Индией и США в атомной сфере означает потерю Россией монопольного статуса на индийском рынке. Что это означает для России? Может ли это привести к пересмотру совместных планов по строительству АЭС?

Россия первой пришла на индийский рынок и благодаря различным правовым актам и международным договорам безусловно находилась на позиции монополиста. Но прямо сейчас, когда США взяли на себя всю тяжелую работу по устранению международных ограничений на сотрудничество с Индией в ядерной сфере, очевидно, что другие страны постараются проникнуть на индийский рынок. Так что на нем несомненно будет элемент конкуренции.

Я не специалист в сфере электричества или ядерной энергии, но, как я понимаю, индийский рынок очень чувствителен к ценам, и до сих пор западные страны, пытавшиеся войти на рынок ядерной энергии, не могли решить проблемы, связанные с ценообразованием, поскольку в конечном итоге им придется поставлять национальным электросетям оборудование по определенной цене, иначе его никто не купит. У России богатый опыт работы на индийском рынке, и она готова предложить подходящие цены, что дает ей большое преимущество. Но хотел бы обратить внимание, что даже дальнейшее сотрудничество с Россией (на переговорах во время визита В.В. Путина в декабре обсуждался вопрос о строительстве еще 20 реакторов) будет зависеть от того, как будет решена проблема ограничительных положений закона о гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб. Как я уже говорил, нам по-прежнему не удается найти способ обеспечить для России исключения в этом законе.


Выходные данные cтатьи:

Ядерный контроль, № 3 (462), Март 2015 г.

Обсуждение

 
 
loading