Химия - царица наук

28.08.2013

В понедельник 26 августа, выступая на радиостанции Европа-1, министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил «Решение пока не принято. Но уже сейчас кажется очевидным (на основании серии свидетельств) то, что я назвал бы химической бойней. Президент Республики назвал этот акт не имеющим определения, я сам говорил о необходимости сильного ответа. Все возможности остаются открытыми. Единственная возможность, которую я не предполагаю – это бездействие».

Речь шла о химической атаке, совершенной 21 августа в районе Гута провинции Дамаск. Данные предоставленные разными источниками, включая представителей Врачей без границ, указывают на крупнейшее применение химического оружия за последние десятилетия (свыше трех тысяч пострадавших, более 300 погибших). Министр также отметил, что «надо определить пропорциональную реакцию, все взвесить, действовать одновременно решительно и хладнокровно», но ключевая идея сводилась к тому, что за атакой стояли правительственные войска и Башар Асад должен быть призван к ответу.

Лоран Фабиуса (и его западных коллег) можно понять, слишком долго длится гражданская война в Сирии, ее жертвами успели стать более 100 000 человек. Париж, изначально выступивший на стороне восставших, так и не оказал им эффективной помощи, и уже два с лишним года не без замешательства наблюдает, как на поле боя либеральные и светские силы сменяют закаленные в боях бойцы Исламского государство Ирака и Шама и Фронта ан-Нусра. Применение химического оружия, пересечение «красной линии» может позволить если не разрубить Гордиев узел, то начать делать хоть что-то. К тому же демократические западные государства не могут бесконечно игнорировать применение оружия массового уничтожения, сказывается давление, как населения, так и парламентов.

Хотя прямых свидетельств причастности к атаке сирийских властей на данный момент не существует, западное общество практически единодушно стало на сторону повстанцев. Нарратив о борьбе демократических народных масс с сирийским диктаторским режимом продолжает определять общественное мнение на Западе несмотря на то, что он уже имеет мало отношения к реальности (впрочем, как и распространенный в России нарратив о мирном и справедливом президенте Асаде, борющемся с иностранными террористами). До завершения расследования разведки США и работы команды международных инспекторов, главной «уликой» против сирийского режима остается пятидневная задержка, предшествовавшая допуску экспертов ООН на место атаки. Этот факт был так или иначе озвучен всеми западными источниками, указывая на то, что «Асаду есть что скрывать».      

Заявления о том, что со времени атаки прошло слишком много времени и это не позволит установить факт использования химического оружия, конечно, не выдерживает никакой критики. Группа инспекторов изначально прибыла в Сирию, чтобы провести анализ ряда территорий, где химическое оружие могло применяться в прошлом, включая случай в Алеппо в марте 2013 г. Нервно-паралитические вещества, предположительно использовавшиеся для атаки, прошедшей в прошлый вторник, в основном используются в форме аэрозоля. Несмотря на испарение, они могут быть обнаружены на месте атаки, а в случае, если имеется доступ к пострадавшим, также в их крови и волосах. Срок здесь идет на недели, и задержка в несколько дней не станет критической для того, чтобы определить использовалось химическое оружие или нет.  

Тем не менее, простое подтверждение факта атаки, а мандат миссии ООН не предполагает определение стороны, ответственной за применение оружия массового уничтожения, вряд ли сможет радикально изменить ситуацию. Повстанцы будут апеллировать к тому, что запасы нервно-паралитических веществ и средства доставки есть только у правительственных сил, представители режима, обвинять «террористов» в попытке спровоцировать вторжение, используя химическое оружие в момент, когда в стране находятся инспектора ООН. Подобные действия могут скорее пойти на пользу Башару Асаду, продемонстрировав его открытость и готовность идти на сотрудничество с ООН. Западные страны, Россия и Китай будут определять свою позицию и ответные действия исходя из того, что получить исчерпывающую информацию им вряд ли получится. На ничейной территории, находящейся между позициями повстанцев и правительственными войсками, в которую превратилась большая часть Сирии, сложно определить на ком лежит ответственность.

Сотрудники ООН могли почувствовать это на себе после того, как в понедельник их автомобили были обстреляны неизвестными на пути к месту инспекции.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading