С.А. Рябков о внешнеполитическом курсе США и российско-американском диалоге

01.06.2020

В 2021 г. истекает срок действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3). Вместе с тем, в 2021 г. истекает срок президентских полномочий Д. Трампа. В этой связи остается открытым вопрос о том, каким образом изменится внешняя политика США и, следовательно, характер российско-американских отношений, в том числе в области контроля над вооружениями. На эту тему 18 мая рассуждал заместитель министра иностранных дел России С.А. Рябков, который выступил с онлайн-лекцией для студентов МГИМО МИД России и ответил на интересующие их вопросы.

В ходе лекции С.А. Рябков проанализировал международную обстановку и российско-американские отношения. Заместитель министра отметил, что интенсивность российско-американского диалога не снижается, рассмотрел действия США в военно-политической сфере, вопросы стратегической стабильности в свете ключевых многосторонних договоров, а также позицию Вашингтона по ряду региональных тем.

С.А. Рябков начал свое выступление с тезиса от том, что США продолжают выстраивать отношения с другими странами с позиции силы. Как указал замминистра, это особенно видно при анализе обновленных Ядерной доктрины, Стратегий национальной безопасности и обороны, Обзора политики в области противоракетной обороны, так как эти документы носят конфронтационный характер, а Россия в них позиционируется как угроза безопасности США и благосостоянию американских граждан.

По мнению С.А. Рябкова, «тревожно обстоят дела со стратегической стабильностью», гарантами которой Россия и США являются, будучи обладателями крупнейших ядерных арсеналов. Однако, как заметил замминистра, американцы ушли от термина «стратегическая стабильность» и говорят о некой «стабильности в соперничестве», что само по себе подразумевает конфронтацию.

Аргументируя свои опасения, С.А. Рябков в деталях описал действия США по отношению к ключевым международным договорам в области контроля над вооружениями.

Так, в 2002 г. США вышли из Договора о ПРО, взяли курс на «ничем не ограниченное развертывание соответствующей глобальной системы», которая, несмотря на оборонных характер ее названия, «по сути является составной частью наступательного потенциала». При этом Вашингтон предпочел не считаться с нашими интересами и опасениями по поводу развертывания новых элементов американской ПРО, отказавшись обсуждать предоставление гарантий ненаправленности европейских систем ПРО против России.

С.А. Рябков напомнил, что в августе 2019 г. США завершили односторонний выход из ДРСМД, в результате чего договор перестал существовать. С.А. Рябков заявил, что выдвигаемые американцами обвинения в адрес России - лишь предлог для выхода из договора.

Затем С.А. Рябков затронул тему СНВ-3, срок действия которого истекает в феврале 2021 г. Замминистра пояснил, что Владимир Путин предложил продлить действие договора на 5 лет без дополнительных условий и оговорок, в то врем как американские партнеры до сих пор молчат и определяются со своими ответными действиями.

Еще один многосторонней договор из области стратегической стабильности, упомянутый С.А. Рябковым, - Договор об открытом небе. Замминистра сообщил, что в американских СМИ периодически появляются сообщения о возможном выходе США из договора, причём снова в связи с некими обвинениями в адрес России.

По мнению С.А. Рябкова, все это доказывает, что США намерены добиваться мировой гегемонии с позиций силы посредством наращивания военной мощи для силового превосходства над любым соперником.

Говоря о союзнических отношениях США с партнерами по НАТО, С.А. Рябков заявил, что американцы привлекают европейские неядерные государства к так называемым «совместным ядерным миссиям», включая отработку навыков применения ядерного оружия с использованием самолетов и наземной инфраструктуры этих государств, что, как напомнил С.А. Рябков, является прямым нарушением статей 1 и 2 ДНЯО.

Развивая эту мысль, замминистра сообщил, что на территории Европы остается американское ТЯО в виде около 200 гравитационных авиабомб B61. Сохраняется инфраструктура, обеспечивающая оперативное развертывание ТЯО, а также объявлено о планах модернизации европейского ядерного арсенала США и о замене авиабомб B61 на B61-12 с меньшей мощностью но большей точностью. Это, как отметил С.А. Рябков, превращает европейское ТЯО США из оружия возмездия в оружие для прикладного применения на поле боя.

Также С.А. Рябков затронул тему космоса, заявив, что в новой СНБ США космос рассматривается как пространство для ведения боевых действий, а американским руководством принято решение о финансировании проектов размещения элементов ПРО космического базирования.

В конце своего выступления С.А Рябков выделил и некоторые позитивные моменты в российско-американском диалоге. Например, с декабря 2018 г. перезапущен контртеррористический диалог, а также постоянно поддерживаются контакты по сирийской проблематике и ряду других региональных сюжетов.

После окончания своего выступления заместитель министра ответил на некоторые вопросы студентов МГИМО.

Так, отвечая на вопрос о подключении к переговорам по ядерному разоружению всех ядерных и, возможно, неядерных государств, С.А. Рябков выделил следующие 4 обстоятельства:

1. В последние десятилетия не было подписано никаких международных договоров – за исключением российско-американских соглашений – в области контроля над вооружениями, где были прописаны процедуры ограничения, сокращения и уничтожения целых классов вооружений.

2. При создании новой модели контроля над вооружениями с участием трех и более государств, придется совсем по-новому подойти к вопросу выведения балансов между участниками.

3. При обсуждении дальнейших сокращений ракетно-ядерных вооружений необходимо учитывать многочисленные факторы, которые угрожают стратегической стабильности: системы ПРО, космические наступательные вооружения, киберсредства, новейшие системы обычных вооружений и прочие новшества, которые необходимо учитывать при составлении нового ракетно-ядерного уравнения. Как объяснил С.А. Рябков, ранее, когда количество ядерных боезарядов исчислялось десятками тысяч, сокращения были проще, а сегодня удельный вес каждого боезаряда для военных планировщиков гораздо выше.

4. Неготовность КНР подключаться к переговорам между США и Россией. Россия с уважением относится к позиции КНР и не стремится оказывать давление на Китай. Замминистра заявил, что если США так необходимо подключение к переговорам Китая, то пусть сами и выстраивают этот диалог.

Учитывая приведенные обстоятельства, С.А. Рябков пояснил, что, прежде чем приступить к разрешению этих вопросов, надо сначала создать некую определенность в области контроля над вооружениями, что возможно достичь лишь путем решения дальнейшей судьбы СНВ-3.

С.А. Рябков также ответил на вопрос о том, есть ли шанс на возобновление шестисторонних переговоров по северокорейской ядерной программе и будут ли США считаться с позициями их участников.

Замминистра отметил, что в последние годы тема денуклеаризации полуострова попала в зависимость от отношений между лидерами США и КНДР. В то же время возможность шестистороннего формата переговоров остается открытым вопросом.

Лекция С.А. Рябкова в части, касающейся вопросов контроля над вооружениями в российско-американском диалоге, дала возможность понять, каких изменений в этой сфере стоит ожидать в средне- и долгосрочной перспективе. Так, замминистра убежден, что Соединённые Штаты продолжат выступать на международной арене с позиций силы и выстраивать свои отношения с другими странами, основываясь на этой парадигме. Более того, анализ основополагающих внешнеполитических и оборонных документов США подтверждает эти опасения и говорит о готовности американского руководства идти на дальнейшую модернизацию своего ядерного арсенала.

С.А. Рябков также отметил, что любые разговоры о дальнейших действиях в области контроля над вооружениями (например, обсуждение новых видов вооружений или подключение других государств к российско-американскому диалогу) не имеют смысла, пока Россия и США не урегулируют вопросы, касающиеся более насущных проблем, таких как судьба последнего договора, обеспечивающего стратегическую стабильность, – СНВ-3.

Тем не менее, С.А. Рябков выразил надежду на благоприятное разрешение кризисных моментов в российско-американских отношениях.

Комментарии к посту

Комментариев еще нет
loading