Эксперты

  • Должность : Член дирекции, почетный член Международного клуба "Триалог"
  • Место работы : Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук
  • Место работы : Чрезвычайный и Полномочный Посол
  • Должность : Консультант
  • Место работы : ПИР-Центр
Все эксперты

Спасибо, генерал Евстафьев!

19.02.2016

МОСКВА, 19 ФЕВРАЛЯ 2016. ПИР-ПРЕСС – «Карл фон Клаузевиц писал: “Главная ошибка людей состоит в том, что бед сегодняшних они боятся больше, чем бед завтрашних”. Это означает только одно: надо учиться упреждать последствия появления новых опасных военных технологий и классов оружия путем своевременных политических и юридических шагов. В противном случае нас снова ждет долгая и изматывающая гонка вооружений и возникновение тяжелых кризисов и противостояний», – генерал-лейтенант Геннадий Евстафьев.

19 февраля мы вспоминаем Геннадия Михайловича Евстафьева, которого не стало с нами три года назад. Один из крупнейших отечественных экспертов в сфере нераспространения, контроля над вооружениями и международной безопасности, генерал-лейтенант Г. М. Евстафьев более сорока лет посвятил государственной службе, работал специальным помощником Генерального Секретаря ООН, старшим советником и старшим вице-президентом в ПИР-Центре.

Имея огромный опыт практической работы, Г. М. Евстафьев оставил десятки публикаций, интервью и комментариев. Его тезисы и выводы и сегодня звучат не просто актуально, а где-то пророчески, где-то провокационно-полемически. Приведем лишь несколько цитат из его статей и интервью:

 

О создании Управления СВР по контролю за вооружением

«Главное для нас - информация. Знание - сила, и это знание у нас есть. Для этого мы пользуемся, конечно, специфическими средствами спецслужб: как техническими, так и человеческими. В силу объективных обстоятельств предпочитаем «человеческий фактор». В управлении работают высококвалифицированные люди: период войны штыками позади, теперь работаем головой и немножко руками. В нашем, политическом «крыле» СВР упор делается на аналитическую работу: наличие проверенной информации всегда дает повод к размышлениям. Иногда я сожалею, что у нас нет некоторой ультрасовременной техники. Но приходится по одежке протягивать ножки».

«Ядерная экспертиза разведчика Евстафьева» (Московские новости, № 35 (681) 29 августа 1993 года)


Об ядерном оружии в Иране

В начале 1990-х гг. американцы даже не допускали мысли о том, что Иран будет заниматься ядерным оружием. Только через пару лет, где-то в 1993, 1994 г. они начали бить тревогу «Иран! Иран! Вот-вот будет ядерная бомба!». Прошло 18 лет — а ядерной бомбы нет. Хотя Иран проделал гигантский путь в развитии ядерной программы.

«Ядерное оружие практически исчерпало себя как политическое средство» (Индекс Безопасности № 1 (100), Весна, 2012 год)

Другие цитаты Г. М. Евстафьева - на сайте ПИР-Центра

 

О Г. М. Евстафьеве как о товарище по работе, наставнике, друге – как о неординарном и непростом человеке огромной силы духа и высочайшего профессионализма говорят его коллеги.

 

Вячеслав Трубников, генерал армии, Чрезвычайный и Полномочный Посол, член дирекции ИМЭМО РАН, Член Совета ПИР-Центра, директор Службы внешней разведки России (1996 – 2000):

«Широчайший диапазон его человеческих и профессиональных талантов вызывал столь же широкий и временами противоречивый диапазон откликов и мнений. В чем эти мнения однозначно и всегда совпадали была безусловная, как это модно сейчас называть, каризма Геннадия Михайловича в любом его возрастном или служебном статусе – будь то товарищ или начальник, разведчик-вербовщик или изощренный дипломат-переговорщик, кладезь юмора и сарказма или глубочайший аналитик-международник, с безупречной логикой отстаивающий свою точку зрения. Я лично это чужое для русского языка слово-понятие в отношении Геннадия Михайловича интерпретирую (без претензий на аутентичный перевод) как притягательное и, если хотите, даже провоцирующее очарование… Мужская или, вернее, мужественная суть Геннадия Михайловича неизменно и без вариаций проявлялась в том, что емко в русском языке зовется «характер». Этот характер у его обладателя, ну, никак не ассоциировался с чем-то сладким, поскольку стержень его составлял сплав несгибаемой воли и принципиальности».

Полный текст на сайте ПИР-Центра

 

Владимир Орлов, основатель, советник ПИР-Центра:

«Что меня поразило тогда в Геннадии Михайловиче – и что продолжало меня поражать и восхищать все те два десятилетия, что мы были с ним знакомы, - так это его страстность, его переживание по поводу каждой из тех нерешенных проблем, которые мы обсуждали. Полное отсутствие бюрократического равнодушия, скучающего взгляда. Напротив - взгляд профессионала-пассионария, который погружался в глубины нераспространенческих проблем всем своим существом, и совсем не только «по долгу службы». Ему никогда не было «все равно».
Не менее важно и то, что это неравнодушие было основано не на эмоциях, а на знании. «Знание - сила, - говорил мне, в свойственной ему манере усмехаясь, Геннадий Михайлович, - и это знание у нас есть».

Полный текст на сайте ПИР-Центра

 

Роланд Тимербаев, Чрезвычайный и Полномочный Посол, член Экспертного совета ПИР-Центра:

«Геннадий Михайлович Евстафьев посвятил всю свою жизнь служению Отечеству и укреплению международной безопасности. Благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось многие годы бок о бок работать с этим замечательным человеком. Г.М. Евстафьев – один из патриархов нераспространения ядерного оружия. На разных должностях он вносил свой весомый вклад в укрепление режима нераспространения и решения проблем разоружения. В 1981-1985 гг. работал специальным помощником Генерального секретаря ООН (именно тогда я познакомился с ним). Евстафьев сыграл важнейшую роль в подготовке открытых докладов Службы внешней разведки России «Новый вызов после "холодной войны": распространение оружия массового уничтожения» (1993) и «Договор о нераспространении ядерного оружия. Проблемы продления» (1995). Выход докладов до сих пор остается образцом аналитической работы специальных служб и их способности вести диалог с общественностью. Он активно участвовал в проведении исторической Конференции по рассмотрению действия и продлению Договора о нераспространении ядерного оружия в 1995 г. После выхода в отставку, уже работая в ПИР-Центре, он продолжал изучать вопросы контроля над вооружениями. Укрепление режима нераспространения и разоружения являлись для Геннадия Евстафьева предметом глубокого анализа с целью найти оптимальные, сбалансированные решения. Геннадия Евстафьева всегда будут помнить его друзья и соратники».

 

Альберт Зульхарнеев, директор ПИР-Центра:

«Едва ли может быть что-то более ценное для молодого специалиста, чем встретить в начале своего профессионального пути такого человека как Г.М. Евстафьев. Я благодарен судьбе за то, что такая возможность была у меня и моих коллег по ПИР-Центру. У каждого в памяти осталось что-то свое – книги, рекомендованные Геннадием Михайловичем, вопросы, на которые он предлагал обратить внимание, одна из историй, о которой он мог рассказать – о работе в Пакистане, встрече с Хонеккером или американским миллиардере, всерьез интересовавшемся, за сколько можно выкупить российской ядерное оружие. Главное – пример глубокого и емкого анализа, конкретного и в широком историческом контексте – уроки мышления и профессионализма.

Жалею ли я о чем-то? Конечно – о том, что не успел спросить и не был готов обсудить. Геннадий Михайлович не пропустил почти ни одной защиты стажера, к таким научным средам он готовился не менее тщательно, чем к встречам с именитыми учеными и политиками. Лариса Васильевна, супруга Геннадия Михайловича, передала нам деревянный поднос – вокруг него Геннадий Михайлович хотел собирать нас у себя дома и обсуждать с нами насущные мировые вопросы. Мы храним поднос, постараемся сохранить и эту добрую традицию.

В последнее время нередко задаемся вопросами – нужны ли экспертные центры, для чего они нужны. Когда меня одолевают сомнения, я всегда вспоминая цитату из статьи «Разоружение возвращается»: «Карл фон Клаузевиц писал: “Главная ошибка людей состоит в том, что бед сегодняшних они боятся больше, чем бед завтрашних”. Это означает только одно: надо учиться упреждать последствия появления новых опасных военных технологий и классов оружия путем своевременных политических и юридических шагов. В противном случае нас снова ждет долгая и изматывающая гонка вооружений и возникновение тяжелых кризисов и противостояний».

Перед теми, кто занимается анализом международных проблем, стоят сегодня непростые вызовы профессиональные и даже этические. Не мне судить, кто и как выдерживает планку, но у нас есть верные ориентиры».

 

Биография и публикации Г. М. Евстафьева

Фотоальбом

loading