Хронометр

принятие в Варшаве государствами, входящими в Группу ядерных поставщиков, Заявления о полноохватных гарантиях
03.04.1992
принятие в Варшаве государствами, входящими в Группу ядерных поставщиков, Руководящих принципов экспорта оборудования, материалов, программного обеспечения двойного назначения и соответствующей технологии, применяемых в ядерных целях.
03.04.1992
принятие Советом Безопасности ООН Резолюции 687 по Ираку. Резолюция предусматривает создание Специальной комиссии (ЮНСКОМ), которая возьмет под контроль процесс уничтожения иракского ОМУ
03.04.1991

Индекс международной безопасности iSi

PIR PRESS LOGO

ПИР-ПРЕСС сообщает

31.03.2020

ПИР-Центр в связи с расширением деятельности приглашает на работу на конкурсной основе для замещения вакансий:

  • Директора Информационной Программы 
  • Директора Программы «Нераспространение и Россия»
  • Координатора программы «Нераспространение и Россия» - младшего научного сотрудника
  • Координатора информационных проектов
  • Администратора проектов
  • Ответственного секретаря Международного клуба Триалог
  • Стажера
30.03.2020

До 13 апреля продлен прием заявок на юбилейную XХ Международную Школу по проблемам глобальной безопасности. Школа-2020 пройдет в г. Звенигороде Московской области с 6 по 14 июня 2020 г.

30.03.2020

12 марта 2020 г. ПИР-Центр в партнерстве с Дипломатической Академией МИД России провёл экспертный семинар на тему «50 лет ратификации ДНЯО Советским Союзом и его вступления в силу: уроки прошлого, взгляд в будущее».

Ощущаю себя индийским космополитом. Но, Россия - моя вторая Родина

Нандан Унникришнан - директор по евразийским исследованиям, старший научный сотрудник Исследовательского фонда Observer Research Foundation в Индии, член Международной экспертной группы ПИР-Центра.

Русскоговорящий индиец, ведущий аналитик по евразийским исследованиям и российско-индийским отношениям, эксперт и друг ПИР-Центра Нандан Унникришнан специально для проекта ПИР-Центра «Без галстука» раскрыл секрет своего свободного владения русским языком, рассказал, почему считает Россию второй родиной и делится впечатлениями от прочитанной недавно книги про Гарри Поттера.    

Родился я в Шри-Ланке в городе Коломбо. Тогда в 1955 г. страна еще называлась Цейлон. Здесь, как рассказывают родные, я освоил местные синавийский, тамильский, малайский языки. Но, когда мне исполнилось шесть лет, мы с родителями переехали в другую страну, и со временем я забыл эти уникальные языки.

Мой отец был известным индийским журналистом. Долгое время он возглавлял национальное новостное агентство Индии  Press Trust of India (PTI). Его очень ценили в индийском правительстве за глубокие знания в области мировой политики, и особенно за понимание специфики России. Знакомство отца с Россией, тогда еще Советским Союзом, началось в 1963 г., когда он был направлен в Москву для открытия бюро индийской газеты Патриот.

Моя мама – автор единственного в мире, уникального русско-малаяламского словаря. Вообще, она педагог. Когда мы жили в Шри-Ланке, мама преподавала английский язык в местной средней школе. В Москве стала работать диктором советского иновещания на радио. Выходила в эфир она на малаяламском языке. Это язык, на котором говорят жители индийского штата Керала.  Позже с коллегой по иновещанию они создали первый в СССР русско-малаяламский словарь. И сегодня ему нет аналогов в мире.

В 1 класс я пошел в России. Единственной иностранной школой в 1960-х гг. в Москве была британская. Но обучение в ней было дорогим. Мой отец, даже будучи весьма известным журналистом, не мог позволить себе оплачивать мою учебу в этой школе. Поэтому я был отправлен в обыкновенный советский интернат. Первые пару недель в интернате я плакал и отказывался общаться с кем-либо. Со временем освоился, начал говорить, а потом писать и читать по-русски.  

Я чувствовал себя почти русским. Все то время, что мы с родителями прожили в России, общался в основном с русскими и на русском. Я не чувствовал никаких различий между собой и моими русскоговорящими друзьями. В 1968 г., когда мы уезжали из России, я снова плакал, но по другому поводу. Мне казалось, что я покидаю Родину, и слезы вновь наворачивались на глазах. Но через пару лет отца вновь направили по работу в СССР в должности шефа московского бюро PTI, и среднюю школу я окончил в России. Позже, конечно, я осознал, что индиец и начал изучать и смотреть на Россию сквозь призму индийский интересов. Но русским языком свободно владею и сегодня.

Английский язык всегда был моим неотъемлемым спутником. Даже во время учебы в советской школе, мои родители дома осознанно говорили со мной на английском, чтобы я не утрачивал языковой навык. В советской школе-интернате мы также усиленно изучали английский. На выходных и каникулах я должен был писать сочинения на английском, читать и говорить на нем все свободное время.

На хинди я говорю, но не владею им в совершенстве. Прочитать, написать и изъяснить на нем смогу.

Любовь к международным отношениям передалась мне, видимо, по генам от отца.  В нашем доме всегда была много гостей: журналисты, дипломаты, эксперты в области политики и безопасности. Шли обсуждения мировой политики, и я с интересом слушал эти дискуссии. Мне было 10 или 12 лет, когда я начал встревать в беседы взрослых и  высказывать свое мнение по осуждаемым вопросам. Возможно, я говорил нелепые вещи, но меня всегда внимательно выслушивали и старались ответить, не оспаривая мою позицию. Считаю, мне повезло со взрослыми, благодаря которым я навсегда уяснил, что в мире существует много различных мнений и их всех надо уважать.

В политологию пришел не сразу. Когда было пора задуматься о будущей профессии, решил стать инженером и поступил в Киевский институт инженеров гражданской авиации. Вскоре понял, что это не мое. Пробовал себя в компьютерном программировании и для этого снова поступил в вуз в Норвегии. Через год бросил учебу. Вернулся в Индию и поступил в университет Джавахарлала Неру в Дели на факультет «Политические науки».   

Долгое время работал журналистом. После окончания университета поступил на работу в ту же организацию, которой когда-то руководил мой отец – индийское новостное агентство PTI. Здесь я проработал с 1980 по 1995 гг. Последние четыре года работы, снова как мой отец когда-то, работал шефом бюро PTI в Москве. С 1995 по 2000 гг. работал на первом индийском новостном телевизионном канале на английском языке. Потом ушел во фриланс-журналистику: создавал документальные фильмы о политике, общественной жизни, культуре. Несколько моих фильмов были посвящены российско-индийским отношениям. 

В Observer Research Foundation я пришел в 2004 г. Тогда это был заурядный исследовательский центр, которых много в Индии. Здесь я занялся направлением Евразийские исследования. Со временем в центре мы стали активнее использовать междисциплинарный подход к изучению международных проблем и  популярность его резко возросла. Сегодня Observer Research Foundation - крупнейший аналитический центр Индии, входящий в десятку лучших исследовательских институтов Азии. Наши исследования востребованы правительством и бизнес-структурами Индии, а также экспертами и журналистами во всем мире.   

Индия в восприятии многих – это фильмы Болливудагде всегда празднично, ярко и музыкально. Иной образ страны – это фильм Миллионер из трущоб. Но настоящая Индия – она другая. Да, в стране и сегодня много бедных. В тоже время современная Индия – одна из самых быстроразвивающихся экономик мира. Мы, индийцы, надеемся и верим, что через 20-25 лет страна станет самой передовой в мире.    

Супруга моя – одна из известнейших телевизионных журналисток в Индии. Она специализируется на освещении вопросов индийской  внешней и внутренней политики. Вы спрашиваете, как мы с супругой – оба журналиста и политолога – находим общий язык дома? Находим. Мы не мыслим одинаково и, наоборот, интересно после работы послушать мнения друг друга, а иногда поспорить о политике.

Я счастливый отец - у меня три дочки.  Старшая дочь тоже работает в сфере журналистики. Специализируется на освещении тематики моды и дизайна. Средняя дочь – учится на историческом факультете в университете. Младшая – еще школьница.  

Свободное время люблю проводить с детьми. Еще не представляю жизни без футбола. Раньше в футбол любил играть, но сейчас возраст и время не всегда позволяют. Поэтому смотрю футбол по телевизору.  

Прочитал всего Гарри Поттера. Очень понравилось! А вообще, читаю в основном профессиональную литературу. На художественную остается  не так много времени. Но когда такая возможность есть, люблю почитать и Достоевского, и Толстого, и Чехова. Читаю их произведения, конечно, в оригинале на русском. Я же русскоговорящий индиец (Улыбается).

Путешествовать люблю с семьей. Это не всегда удается, так как графики отпусков у меня, супруги и детей не всегда совпадают. Недавно мы отправились все вместе в тур по Европе. Посетили Лондон, Вену, Париж, Берлин, Москву, Санкт-Петербург. Были в восторге от увиденного! В то же время поняли одно – даже близким родственникам сложно находится три недели в одной комнате. Иногда не мешает отдыхать друг от друга (Смеется).

Командировки – неотъемлемая часть моей профессиональной жизни. Бываю в разных странах мира.  Не могу сказать, что где-то мне нравится больше или меньше. В каждой стране нахожу что-то уникальное: истории, факты, вещи, - о которых не знал ранее. Но самое ценное в любой стране – это люди. Такие поездки помогают смотреть на мир по-другому, расширяют сознание.

Ощущаю себя индийским космополитом. Несмотря на то, что жил, учился и бывал в разных странах, прежде всего я индиец, а потом уже гражданин мира. Удобнее и комфортнее всего мне в Индии. Но, Россия, конечно – моя вторая Родина. 

Россиян и индийцев объединяет то, что мы не любим находиться в зависимости от кого-либо и не согласны играть вторую скрипку в вопросах, напрямую затрагивающих наши интересы.

На необитаемый остров взял бы с собой свою семью, книги и футбольный мяч. Я не оригинален, наверное, но не представляю своей жизни без родных. Книги и футбол же помогли бы заполнять досуг на этом острове.

Все лучшее – всегда впереди, но спешить не надо. Это девиз моей жизни.  

ПИР-Центру перевалило за 20 лет. Это серьезный возраст, но, уверен, что интенсивность и плодотворность деятельности центра будет только возрастать. ПИР-Центр помогает мне понимать, что происходит не только в России, но и в мире. Здесь работают великолепные специалисты по различным вопросам международной безопасности. Важно, чтобы в стране была платформа для постоянных дискуссий между экспертами, правительством, бизнесом, журналистами по актуальным проблемам. Это напрямую влияет на качество и эффективность принимаемых решений государственными и общественными институтами. ПИР-Центр – как раз та самая дискуссионная платформа, оттолкнувшись от которой можно быть уверенным, что решение будет принято верное. 

Подготовка интервью – Галия Ибрагимова ,

редактура  Екатерина Сизикова

loading